Доступные ссылки

Чингиз Султансой: «Смерть всегда подводит итог жизни, тем самым наводя окружающих на размышления об умершем, смерти, жизни, вечности...»

Неделю назад скончался Анар Мамедханов. Уход из жизни любого человека – всегда повод для того, чтобы подвести итоги, осмыслить жизненный путь и сделать выводы для тех, кто остался. Тем более, смерть общественно значимого человека практически всегда событие общественно значимое. Анар был не только хорошо известным и потому общественно значимым человеком, он был и депутатом азербайджанского парламента, то есть политиком. Он не был политическим лидером, но он был лидером в своей сфере, капитаном «Парней из Баку», многих поклонников и почитателей.

Став в первый раз депутатом азербайджанского парламента в 25 лет, он трижды удостаивался этого звания, пробыв таким образом в Милли меджлисе в течение 15 лет.

Уже после его смерти было высказано мнение, что Анар сильно переживал из-за того, что на этот раз, в 2010 году его оставили за пределами парламента и эти переживания и стресс приблизили его конец. Конечно, к столь долгой роли привыкаешь, особенно если она досталась смолоду. Однако я не думаю, что человек артистического склада, каким был Анар Мамедханов, так уж тосковал по парламенту с его провинциальным уровнем, дрязгами, рутиной и главное, беспомощностью.

К любой, даже немилой работе за полтора деятилетия можно привыкнуть настолько, что когда наступает освобождение от нее, вполне может создаться впечатление нехватки чего-то. Тем более, потеря столь долгого депутатского и любого иного статуса особенно болезненно может чувствоваться, когда и речи нет о том, чтобы тяготиться им. Однако в азербайджанских условиях потеря депутатского кресла могла означать для Анара потерю расположения своего друга юности, нынешнего президента Ильхама Алиева, с которым его связывало так многое, а это не могло не волновать, тревожить его...

После случившегося, один из его друзей объявил его гением, а его любимое детище - новостной портал Day.az мамедхановских времен лучшим в Азербайджане. Чего только не скажешь в порыве скорби по своему так рано ушедшему другу. Гением? Возможно, но в какой сфере?.. Анар Мамедханов был незаурядным человеком и обладал многими способностями и дарованиями, был намного умнее и значительнее, чем его среда и кумиры.

Друзья много говорили о его отзывчивости, помощи незнакомым даже людям. Был и такой случай - лет примерно пять-шесть назад из вузов были отчислены несколько студентов. Это были молодежные активисты, но отчислены были, конечно, за «пропуска занятий и неуспеваемость», как и теперь. Отчисленные в знак протеста начали голодовку. Голодовок и акций протеста в нашей стране проводится немало, и хотя об этом писала независимая печать, акция получила огласку даже за рубежом, власти не обращали на нее внимания. Протестующие держались стойко и когда на семнадцатый день голодовки, - а это уже достаточно большой, близкий к смерти срок, - один из ребят второй раз впал в кому, постоянный участник форума Day.az обратился к Анару Мамедханову с просьбой помочь, не дать ребятам умереть. Анар помог вопреки ожиданиям, поговорил с омбудсменом, с министром образования, в министерстве было совещание. Ребятам разрешили пересдать экзамены, они прекратили голодовку на грани смерти и остались в университете. Интересно не это, таких случаев было, видимо, немало, а то, что он помог представителям демократического лагеря и потом ни разу не обмолвился об этом.

Он был и политиком намного более значительным, чем половина депутатов нынешнего Милли меджлиса. Они сильно отличался от многих из них, легко заменяемых на иные фигуры, и дело тут не только в отсиживании положенного времени в зале парламента и в голосовании при принятии неисполняемых прежде всего самими же властями законов. Анар Мамедханов еще полтора десятилетия назад конвертировал свою славу кавээнщика в всем русскоязычном пространстве в политический капитал и этим капиталом поддерживал своего друга – президента Ильхама Алиева, не жалея для него ничего. Эта поддержка происходила большей частью вне стен парламента.

По-моему, руководство страны, упоенное безраздельной властью в стране и бешеным потоком нефтяных денег, не понимало, до какой степени Мамедханов нужен ему. Более того, как сильно онo нуждается в нем. Я, например, равнодушный к КВН и их продукции, всегда считал и оценивал Анара не как человека сцены и рампы, сколько как сторонника властей, одну из главных пропагандистских, - не побоюсь этого слова, - опор алиевской власти, незаменимой опорой для нынешних властей Азербайджана. Судя по отношению к нему властей, они так не считали, не понимали. По крайне мере до конца 2010, начала 2011 года, пока не началась «арабская весна» и подули ветры перемен с Магриба, что привело к «борьбе с коррупцией», понижению цен на яйца, арестам райвоенкомов и прочим таким же эффективным действиям. Не понимали, иначе его не оставили бы за бортом парламента. Допускаю даже, что с начала этого года в верхах стали сожалеть, изменили отношение к нему. Но было уже поздно, образцово-послушный парламент был уже сформирован...

А ведь Анар Мамедханов проводил много встреч с гостями Азербайджана и за рубежом, регулярно выступал со своими статьями на актуальные темы общественной и политической жизни страны и я, не только совершенно не соглашаясь с ним, но и будучи его оппонентом, видел, понимал, ценил размах его деятельности. Во всяком случае, ему верили, соглашались с ним, примиряясь со всем творимым в стране и со страной немало людей, большей частью обывателей...

Тем обиднее должны были показаться Анару Мамедханову удары судьбы или власти, - что в данном случае одно и то же, - а также, переход его любимого детища, сайта Day.az в другие руки, пусть даже если это было компенсировано. Если приплюсовать к этому ощущение, что самые лучшие мгновения звездной молодости остались позади и все больше уходят в прошлое, ему приходилось достаточно трудно. Бизнесменом в современных условиях он вряд ли был лучше и крупнее сыновей министров. А материальный достаток, финансовый успех редко когда может компенсировать убывание славы, каждый убывающий золотник которой всегда переживается весьма болезненно. Поэтому он так любил вспоминать прошлое, так часто обращался ко временам, когда выступал в КВН.

Впрочем, это были проблема и боль не только бессменного капитана команды веселых и находчивых. Эта ситуация одинакова почти у всех успешных людей экрана, эфира и сцены, в том числе и КВНщиков, начиная еще с первой команды бакинского КВН Юлия Гусмана, которые миновали пик своей славы. У квнщиков это усугубляется тем, что они актеры, режиссеры, полемисты, юмористы, певцы, декламаторы, танцоры – всего понемногу, одновременно. Именно поэтому считанные единицы из них могут выбрать что-то одно и успешно продолжить карьеру на сцене.

Смерть Анара Мамедханова породила немало дискуссий в виртуальном и реальном пространстве, если судить по Facebook. Некоторые пользователи выставили ссылки его статей, опубликованных в разное время на различных сайтах. Одну из них, касающихся ареста блогеров Эмина Милли и Аднана Гаджизаде, которую не успел прочесть в свое время, прочитал и я. Сегодня, когда блогеры освобождены, а надуманность обвинений очевидна, она производит такое впечатление, что одна из защитниц Анара упрекнула выставившего ссылку в недостатке великодушия и благородства...

Друзья и поклонники Анара выступали против его критикующих и хулителей. Видимо, исходя из сильной проправительственной направленности статей и выступлений при дефиците серьезной аргументации поклонники и защитники Анара в основном апеллировали к его критикам и хулителям с просьбой замолчать. При этом приводился античный афоризм - De mortuis aut bene, aut nihil – «О мертвых либо хорошее, либо ничего», и его азербайджанские вариации - «Ölənin dalınca danışmazlar».

Однако насколько эти мысли, вполне правильные и логичные по отношению к простым людям, частным лицам, правильны в отношении политиков и вообще общественных фигур? Люди продолжают обсуждать политических лидеров долгое время спустя после их смерти – вспомним Сталина и Мирджафара Багирова, Пиночета и Сальвадора Альенде, Собчака и Старовойтову, Гейдара Алиева и Абульфаса Эльчибея. А Анар Мамедханов был политиком достаточно заметным по азербайджанским масштабам, несколько необычным представителем властного лагеря. Поэтому обсуждать, анализировать и комментировать его политическую деятельность, выступления и статьи можно и нужно, как и всякого другого человека, вступившего в политику, общественную деятельность и шоу-бизнес, например. А раз есть обсуждения, могут быть и хвала и хула, и нелицеприятные высказывания.

Кстати, это относится и к оппозиционному лагерю, один из представителей которого написал, что никогда не забудет, как «Парни из Баку» высмеивали на сцене президента Абульфаса Эльчибея. А почему бы и нет? Это право его политических оппонентов. Другой вопрос, что насколько этично высмеивать и вообще обращаться к человеку или политической силе, которая не только может дать адекватный ответ, не может ответить вообще – в силу лишенности ресурсов. Анар Мамедханов не скрывал презрительного отношения к оппозиционерам, они отвечали тем же...

Лет десять-двенадцать назад, когда Анар проводил виртуальную пресс-конференцию в веб-студии газеты «Эхо» кто-то спросил, «понимает ли он, что играет роль шута при дворе короля?» Он тогда ответил, что шуты всегда говорили властителям нелицеприятную правду в лицо, выполняя важную функцию и это уже немало. Уместны, конечно, сомнения, говорил ли он эту правду, высказанные оппонентами в сетях. Вполне возможно, что говорил, поэтому и впал немилость...

Еще полгода назад, когда Анар пожаловался в Facebook, что «Исходя из моих заслуг, меня могли бы избавить от ...», - от чего уже, не помню. Я, не будучи его другом ни в жизни, ни в fb, случайно прочитал об этом на стене у своего друга и послал Анару через друга же саркастический вопрос «А каких заслуг, Анар бей?». Видимо Анар, зайдя на профиль, посмотрев список друзей спрашивающего, и вычислив, что задать ему такой вопрос мог именно я, мгновенно среагировал «Я спас трех морских черепашек», намекая на мой рассказ о спасателях в газете «Зеркало»...

Смерть всегда подводит итог жизни, тем самым наводя окружающих на размышления об умершем, смерти, жизни, вечности применительно к умершему и к себе. Хочу закончить свои размышления не столько об Анаре Мамедханове, сколько о жизни, смерти и современной азербайджанской политике и журналистике выводом, к которому приходил не раз и который каждый раз подтверждаю для себя заново – поступать и писать так, чтобы после смерти твоим друзьям не было стыдно за написанное тобой и они могли тебя защитить.

Один из друзей Анара Мамедханова, выступая по телевидению, попросил Всевышнего простить его грехи. О том же самом прошу Всевышнего и я...

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG