Доступные ссылки

В силу своего темперамента и профессии, спокойно и трезво отношусь к тому, что персона моя не должна вызывать особого интереса. Я не политик, не публичный человек, моя личная жизнь должна оставаться в тени.

Много лет отказываюсь выступать на телевидении. Удручает уровень нашего телевидения, но дело не только в этом. Есть и другая причина. Не люблю, когда после телевизионного экрана меня узнают на улице посторонние люди.

ПОЧЕМУ Я СОГЛАСИЛСЯ НА ПРЕДЛОЖЕНИЕ «РАДИО АЗАДЛЫГ»?

Защищён от посторонних глаз и в то же время «наедине со всеми»? Это важно, но ещё важнее другое.

Как-то раз, на встрече с зарубежными коллегами, я в шутку сказал. Не знаю, какой я эксперт, но, несомненно, любопытный экспонат. Живу так долго, что сам удивляюсь. И не просто годы, а исторические эпохи. Не преувеличиваю.

СЖЕГ "ИСТОРИЮ АЗЕБАЙДЖАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ"

Представьте себе, был примерным советским комсомольцем. Верил всему, что говорила советская идеология. Дело дошло до проступка, за который и сейчас стыдно. Среди книг отца было несколько на арабском алфавите. Каждый раз, когда рылся в книгах, они меня раздражали. И однажды одну из них я просто сжёг. Чтобы не попадалась на глаза. Отцу так и не рассказал. Но позже выяснил, что это была «История азербайджанской литературы» Фируддина Кочарли.

ОТКРОВЕНИЯ И РАЗОЧЕРОВАНИЯ

Как и многие советские люди, откровением стал ХХ съезд. Критика культа личности Сталина. Стал задумываться. Потом был Будапешт, 1956 год. Советские войска подавили восстание. Многих расстреляли. Стал разочаровываться. 1968 год, Прага. Советские танки подавили попытку создать в Чехословакии «социализм с человеческим лицом». Стал ненавидеть. Позже прочёл «Архипелаг Гулаг». Отношение к Советскому Союзу после этого больше не изменялось. Сегодня воспринимаю всё спокойнее, ненависть прошла, но по-прежнему, считаю, что это была «чёрная дыра» в истории всех советских народов. Включая, русский народ. И не удивительно, что выбраться из этой «дыры», оказалось намного сложнее, чем могло показаться сначала.

НА ЗАКАТЕ СССР

В конце 1980-х годов, как и все, ходил на площадь, где собирались тысячи и тысячи людей, хотя с детства страшно боюсь толпы. Январские дни 1990-го года пережил как все бакинцы и азербайджанцы. Был просто шок и растерянность. Потом вышел из Коммунистической партии. Когда-то вступил в неё, когда уже не верил. Иначе не было права преподавать философию, зарабатывать хоть какие-то деньги и кормить семью. В Коммунистическую партию так и не вернулся, хотя пришлось уйти с работы. Потом было много романтизма, но постепенно романтизм прошёл, иллюзии стали разрушаться. Началась новая жизнь, более трезвая, требующая больше мужества.

Но только ли длинная жизнь даёт мне право обращаться к читателям?

МОЯ ФИЛОСОФИЯ

Только ли право «экспоната», который готов вспоминать прошлое?

У древних греков была такая ироничная классификация людей. На их взгляд, одни приходят в этот мир – собирать. Чем больше вещей, тем лучше. Другие – приходят, чтобы состязаться. Чем выше заберёшься, тем лучше. Третьи – приходят смотреть. Чем глубже и полнее увидишь, тем лучше. Я отношусь к третьей категории. Наблюдать и думать, мой главный «кайф». Но всем этим, что наблюдал и наблюдаю, думал и думаю, необходимо делиться с другими.

Необходимо. Тем более, когда есть люди, особенно молодёжь, готовая тебя слушать и слышать. Не знаю, сколько их будет, но если даже несколько десятков, буду считать, что согласился не напрасно.

Моя философия простая. Каждый из нас должен делать то, что может. И не особенно расстраиваться за последствия своих действий. И не разочаровываться, если его неправильно понимают.

Пожалуй, всё. Теперь, когда я мысленно представил себе тех, к кому обращаюсь, и предельно кратко рассказал о себе, осталось поговорить о том, о чём я собираюсь рассказывать в своих заметках. Но об этом в следующий раз.
XS
SM
MD
LG