Доступные ссылки

Турция - стратегический партнёр? Братский народ?


Жители турецкой Бурсы протестуют запрету проноса флага Азербайджана на стадион

Жители турецкой Бурсы протестуют запрету проноса флага Азербайджана на стадион

Сразу скажу. На многие вопросы, связанные с последними событиями между Турцией и Азербайджаном, у меня нет готовых ответов. По разным причинам. И поскольку готовым ответам, предпочитаю точные вопросы. И потому, что не люблю конспирологические сценарии. И ежу понятно, что если у нас в Азербайджане группа из нескольких человек, оказалась в нужное время, в нужном месте, и никто им не помешал снять национальный флаг дружественной страны, то это произошло не спонтанно. Кто-то там это придумал, кто-то там это одобрил, кто-то там дал указание. Но, при всей кажущейся таинственности этого сценария, он элементарен, как условный рефлекс Павловских обезьян. Если хорошо заплатить, не будет отбоя от желающих исполнить то, что придумали там. А что стоит за этим решением, только ли политическая близорукость? Почему так быстро возникло чувство отмщения, почему нашлись злорадствующие? Вопросы остаются без ответов. Конспирологические сценарии похожи на детективные романы, а в них разгадка кто убийца, и есть окончательный ответ. Другой вопрос, что в Большом времени может произойти со страной, в которой всё решается там, а общество постепенно выхолащивается. Оставим пока без ответа.

Увы, много вопросов без ответа, вызывают и последние события в Турции. В принципе, не отношусь к противникам подписания протокола между Турцией и Арменией. Рано или поздно, следует договариваться. Даже в тех случаях, когда фобии кажутся непреодолимыми. Если в современном мире, ты (человек, нация, народ) назвал другого «вечный враг», то это означает, что в тебе проснулась нечто дремучее, атавистическое. Попросту говоря, у тебя «крыша поехала». И не стоит искать оправданий в том, что, этот «другой», якобы, особенно зловредный. Человек есть человек. А назвать другого «нечеловеком», может только тот, кто сам пока ещё «недочеловек».

Меня лично не устраивает другое. Не хочу быть политологом, не хочу рассуждать с точки зрения геополитики. Что-то во мне сопротивляется тому, как происходило подписание протокола. Что-то царапает мой эстетический вкус. Что-то коробит мою этику. Дело не в футболе, хотя, лучше было бы обойтись без футбола. Хорошо бы, чтобы перед подписанием протокола публично собрались по 10-15 самых авторитетных людей с обоих сторон (не политиков). И чтобы говорили честно и красиво. Без табу на Карабахскую проблему. Вообще, безо всяких табу. Но с желанием понять другого. Не переиграть, не обмануть, а понять. Понять как другого человека. Тогда это было адекватно историческому моменту. А так…. Не знаю, как вы, а мне хотелось отвернуться, когда показывали ложу для президентов. Что-то унылое и пошлое было во всём этом. И фальшивое.

Вновь повторю. Нельзя вечно враждовать, нельзя быть заложниками мифов, даже если за ними стоят реальные исторические события. Можно идти на компромисс, можно прощать, можно даже решаться на вынужденные уступки, если того требуют обстоятельства. Политика не терпит сентиментальности, она сурова, даже в своей вкрадчивости и изворотливости. Но, даже при подписании акта о капитуляции, следует сохранять осанку. Иначе поражение раздавит, так и останешься вечно пригнутым к земле.

Возможно все дело в моём неприятии правящей партии в Турции. Мне уже приходилось писать, что оказался в Анкаре в тот день, когда конституционный суд Турции рассматривал судьбу правящей партии. Турция была взбудоражена, все телевизионные каналы передавали различные интервью, в основном, политиков и юристов. Напомню, рассматривался вопрос о нарушении Конституции. По регламенту для закрытия партии требовалось 7 голосов, за закрытие проголосовало 6, но фактическое соотношение оказалось 10:1, поскольку четверо членов Конституционного суда, признали весьма серьёзными сами обвинения, но не сочли возможным голосовать за закрытие партии. Казалось бы, правящая партия должна была с достоинством воспринять серьёзный «мессадж», который содержался в решении Конституционного суда. Но, вместо этого, депутаты правящей партии говорили о своей победе, о служении народу. Их слова, манеры, пластика, были столь знакомы, что меня даже покоробило. Что произошло дальше, известно. В Конституционный суд были ротированы лица, для которых политические аргументы убедительней юридических. «Мессадж» Конституционного суда был воспринят правящей партией как отсрочка для укрепления своих политических позиций. И в этом же духе произошло подписание протоколов. А демократия оказалась просто ширмой для закулисных манипуляций.

Какой же из всего этого вывод? Нет оснований назвать друг друга братьями?

Не будем торопиться. Во-первых, вспомним библейскую притчу об Авеле, и его брате Каине. Как вечное напоминание: трагический потенциал вражды между родными братьями таков, что вражда с чужими покажется детским лепетом.

Далее, необходимо признать, что остались «белые пятна» нашей недавней истории, в первую очередь, связанные с историей АДР, и до сих пор не проведена серьёзная научная конференция историков обоих стран, посвященная обсуждению этих проблем.

Далее. Мы так и не признались, что после падения СССР, когда наши встречи стали регулярными и частыми, выяснилось, что наши «сны» друг о друге и явь, мягко говоря, не совпали. А все это говорит о том, что не налажен серьёзный, постоянный диалог наших гражданских обществ, нашей интеллигенции, как некоей реальной общественной силы. Именно поэтому, мы легко оказываемся жертвой политической конъюнктуры и намеренных провокаций. Вроде заявлений небезызвестного Гейдара Джамаля, призывающего нас «сократить влияние» Турции, чтобы не размывать нашу идентичность (?), и повернуться лицом к Ирану.

На мой взгляд, и нам, и туркам, следует понять главное. Хотя мы братские народы, это не означает нашу тождественность, а сохранить братство можно только тогда, когда нелицеприятная правда будет превалировать над велеречивым пустословием. Наши взаимоотношения, прежде всего, дело наших обществ, наших интеллектуальных элит, а не политиков, которые привыкли за нас всё решать.

И, наконец, последнее, никто из нас, и те, кто живёт в Турции, и те, кто живёт в Азербайджане, не может монополизировать сам тюркский дух. Он – наше общее достояние. Словами его выразить трудно. Это и мужество, и строптивость, и великодушие, и открытость, и яростный победный клич, и неудержимое бешенство в случаях предательства, и многое, многое другое, что только приблизительно выражает этот дух. Именно этот дух когда-то способствовал высокой организации для войны, которой многие народы учились у тюрков. Потом этот дух трансформировался в организацию для мира, и именно поэтому осуществивший эту трансформацию Мустафа Кемаль, стал Ататюрком. Этот дух должен сохраняться, даже если приходится идти на компромисс, даже если приходится уступать.

Вот почему у меня остался осадок от того, как происходило подписание протоколов. И вот почему, дальнейшая возня с флагами оставила у меня ощущения чего-то постыдного и унизительного.

P.S. Мне трудно отвечать всем тем, кто отозвался на мои заметки. Может быть, в дальнейшем, выделю отдельную страницу для ответов. Отвечу только Самиру, который упрекнул меня в том, что обращаюсь только к молодёжи. Согласен, наверно подсознательно, я остерегался именно продвинутой молодежи. Согласен и с тем, что в Интернете, порой, нет возраста, нет пола, и кто-то может выступать под твоим именем. Но я старомоден, и буду жить иллюзией, что подобная подмена не случится.

Данная статья является личной позицией автора
XS
SM
MD
LG