Доступные ссылки

На саммите Россия-ЕС в Стокгольме обсуждают вопросы энергетической безопасности и новое соглашение о сотрудничестве. Недавно принятое Россией решение об отзыве своей подписи под Договором к Энергетической хартии осложнило отношения между ними.

Александр Березиков - советник вице-спикера Государственной Думы РФ, член наблюдательного совета "Российского газового общества", бывший вице-президент российско-британской совместной компании "ТНК-ВР".

В интервью New Europe Березиков открыто рассказал об энергетических отношениях между ЕС и Россией, в том числе, о незадачливой Энергетической хартии Евросоюза, о газовых запасах, а также поделился своими взглядами на энергетическую политику Европы и России:

- Россия удвоила пропускную способность "Южного потока", доведя ее до 63 миллиардов кубометров, чтобы покончить с Nabucco?

- Сейчас идет большая энергетическая игра. Каждая сторона ведет свою энергетическую игру. Забудьте о заявлениях, смотрите на финал - это главное. Российский газ это просто инструмент российской политики, коммерческой политики. Нам просто надо продавать свой газ как можно дороже, и нам нужны устойчивые поставки, но Евросоюзу также нужны устойчивые поставки и нормальные цены. Мы зависим друг от друга.

- После нескольких лет проволочек Россия в итоге отвергла Договор к Энергетической хартии ЕС. Так что же, теперь она вернулась за стол переговоров?

- Россия заявила, что нам надо начать новую дискуссию, возможно, об изменениях в Энергетической хартии или о поиске нового решения. Но России нужна новая мировая система регулирования в области энергетики - точно так же, как она нужна ЕС.
Россия хочет покупать активы в Европе, а это вызывает панику - "Русские идут". И страны не хотят продавать свои активы. России надо зацепиться за своих покупателей энергоресурсов. Как мы можем это сделать? Единственный способ - купить некоторые активы в Европе.

- Россия и ЕС по-разному смотрят на диверсификацию. Для ЕС диверсификация это разные источники поставок, трубопроводы, идущие в обход России, такие как Nabucco. А когда Москва говорит о диверсификации, это означает трубопроводы в обход Украины…

- Или разворот в сторону Китая… Это игра. Это позиция на переговорах.

- Значит, ЕС остается приоритетом для России?

- Девяносто процентов российского экспорта энергоресурсов приходится на ЕС. Конечно, ЕС это по-прежнему наш главный приоритет. Но когда ЕС заявляет, что намерен снизить потребление энергии на 50 процентов, что Россия ему не нужна, что ему нужны другие источники, конечно, Россия начинает думать о других путях, о других возможностях, таких как Восточная газовая программа.

- Вы говорите о сотрудничестве. А как насчет российских попыток скупить весь газ в Азербайджане или воспрепятствовать поставкам из Туркменистана? Неужели России действительно нужен весь этот газ, или она просто хочет обеспечить…

- Это коммерческая игра, это бизнес. Если вы хотите лучше продавать свою продукцию, скупайте все ресурсы вокруг. Взгляните на транснациональные компании, они делают то же самое. Это конкуренция.
XS
SM
MD
LG