Доступные ссылки

Беседа с Каспаровым. Часть 2-я: "Путинский режим завел Россию в тупик"


Гарри Каспаров

Гарри Каспаров

Во второй части эксклюзивного интервью РадиоАзадлыг соучредитель движения "Солидарность" говорит о проблемах "путинской" России, ее будущем и о диаспорах

(первая часть беседы с Гарри Каспаровым здесь)

- Как вы думаете, есть ли у Путина и у Медведева стратегическое видение своего будущего? В какой мере Запад, особенно американцы, используют фактор нахождения путинских авуаров в западном финансово-экономическом пространстве в качестве средства сдерживающего давления, скажем при возникновении экстремальных ситуаций, одной из которых был российско-грузинский военный конфликт?


- Чужая душа – потемки, поэтому я, не взялся бы, подробно анализировать психологические причины, которые двигают Путиным
В какой-то момент ситуация на Западе может поменяться. Но для этого, требуется политическая воля, которой пока еще нет
при принятии тех или иных решений. Со стороны кажется, что он оказался в ловушке своих собственных непомерных амбиций. Очень сложно найти сценарий его постепенного ухода от власти. Власть стала для Путина и его окружения источником непомерного обогащения. А потеря власти может привести к ликвидации тех экономических результатов, которых они достигли в увеличении собственных состояний.

Низвержение демократических институтов в России не добавляет уверенности ни Путину, ни его друзьям, поскольку утрата власти может вызвать общественную рефлексию, на которую новая власть, необязательно демократическая, будет достаточно жестко реагировать. И, как традиционно это случается в России, как впрочем, и во всех недемократических странах, поиск козла отпущения может быть недолгим. И на эту роль козлов отпущения, лучше всего годятся прошлые правительства. И поэтому у Путина не остается другой игры, кроме как устанавливать в стране, сначала де-факто, а потом де-юре, пожизненную диктатуру. В данном случае, Медведев является проходной фигурой, которая, как я полагаю, по замыслу Путина, должна обеспечить наиболее безболезненный переход новому сроку и так далее.

Другое дело, что для многих представителей российской элиты эта ситуация может оказаться необычной, и даже неприемлемой,
Медведев является проходной фигурой, которая, как я полагаю, по замыслу Путина, должна обеспечить наиболее безболезненный переход новому сроку и так далее
поскольку согласия на пожизненное правление Путина никто не давал. Переход номинальной власти к Медведеву был безболезненным, потому что всем казалось, что ситуация начнет выравниваться и, «оно» само собой рассосется. Между тем становиться очевидным, что у Путина нет никакого желания расставаться с этими рычагами власти.

Что касается возможности влиять на него со стороны западных стран, учитывая наличие огромных авуаров, огромных состояний, которые российские начальники держат в западных банках и активах, то честно говоря, у меня большие сомнения. Сомнения в том, что западные лидеры готовы ли пойти на такое давление. Не исключено, что при каких-то кризисных ситуациях, что-то такое и может произойти. Но нельзя забывать, что за десять лет российская власть провела колоссальную обработку и западных политиков, и бизнесменов, и журналистов. Поэтому, путинская «пятая колонна» на Западе очень сильна. Кроме того, авуары многих российских руководителей уже давно смешаны, и довольно сложно разбираться в том, как этим угрожать. К примеру, Роснефть, которая фактически построена на украденной у Ходорковского компании, прошла IPO (первая продажа акций частной компании – ред.), и там есть деньги всяких западных мега-корпораций. То есть, поиск этих денег в чистом виде крайне и кране затруднителен. Конечно же в какой-то момент ситуация на Западе может поменяться. Но для этого, требуется политическая воля, которой пока еще нет.

- Российская история наводит на грустные мысли. Как сказала однажды Ирина Хакамада, «история России - это многовековая история презрения власти к собственному народу». Получается заколдованный круг «диктатура - революция – реставрация – диктатура», в результате «ворота» которого Россия никак не может встать на путь устойчивого, необратимого демократического развития. Так, что же должно произойти, чтобы круг был разорван, что же такое сверхъестественное может разорвать его!? Не уж то, необходимо переформатирование самой государственности на принципиально новой парадигме?

- На мой взгляд, этот заколдованный круг будет разорван самой историей! Ибо сохранение нынешних политических форматов, обеспечивающих выживание путинского режима, неизбежно ведет к гибели России в ее нынешних границах. Ситуация на Дальнем Востоке и Восточной Сибири развивается уже по китайскому сценарию, полная реализация которого является вопросом отнюдь не далекой исторической перспективы. В ближайшие 10-15 лет многие российские территории станут, как минимум, де-факто китайскими. Это уже кардинально изменит ситуацию в России.

Кроме того, абсолютно неясно развитие ситуации на северном Кавказе. Модель взаимоотношений и взаимодействия, выстроенная между Путиным и Кадыровым и предусматривающая покупку лояльности местной элиты за огромную дань, за счет многомиллиардных вливаний, долго функционировать не может. При прекращении финансовых вливаний не исключено, что ситуация в этом регионе вовсе выйдет из-под контроля. Даже без апелляции к демократическому устройству и его ценностям, совершенно ясно, что путинский режим завел Россию в тупик. Встала проблема, связанная с новой парадигмой, переучреждением.

Трудно сказать, как это сделать. Но, ясно, что это делать надо. Необходим некий консенсус основных политических сил России. В своих шести статьях, под общим названием «Россия после Путина», я пытался определить данную парадигму. На мой взгляд, важнейшим элементом этой стратегии явится попытка инкорпорации России в Европу. Если мы желаем сохранить Дальний Восток и Сибирь, то это должна быть объединенная Европа. Это также тяжелый, серьезный нелинейный процесс. Но, у него нет никакой альтернативы. Единое демократическое евразийское пространство, связанное общностью экономических интересов – это единственная надежда на то, что ситуация, в том числе в мире, будет стабилизироваться. Если этого не произойдет, то я полагаю, Россию в ее нынешнем виде, ждут тяжелейшие испытания, причем с самым непредсказуемым исходом. И когда говорят, что распад стран маловероятен, то следует вспомнить, что двадцать лет назад мало кто предполагал, что так скоро все произойдет. Мы живем в
Россию в ее нынешнем виде, ждут тяжелейшие испытания, причем с самым непредсказуемым исходом. И когда говорят, что распад стран маловероятен, то следует вспомнить, что двадцать лет назад мало кто предполагал, что так скоро все произойдет
мире, в котором крупные страны, крупные геополитические проекты должны доказывать свою конкурентоспособность. И очевидно, что сегодня на фоне растущего американо-китайского противостояния и инертной мощи объединенной Европы, России надо принимать какое-то решение, поскольку как самостоятельный центр силы она стремительно теряет свои позиции.

- С одной стороны армянская интеллигенция, интеллектуальная элита мыслит свою родину частью западного цивилизационного пространства. Но с другой стороны, есть традиционные, я бы сказал традиционалистские исторические связи с Россией, есть некая «форпостность», о которой заявил спикер Грызлов. Как вы думаете, в ближайшее время может ли что-то кардинально измениться в поведении российского армянства по тем ключевым вопросам, о которых говорилось выше? Возможно ли раздвоение в среде армянства, условно говоря, на либералов и сторонников мировоззренческого и пророссийского геополитического «сателлитизма»?

- Надо сразу же сказать, что все национальные диаспоры в Москве, и в целом по России, стараются максимально продемонстрировать свою лояльность путинскому режиму. Совершенно не важно, армянская, это диаспора, или грузинская, азербайджанская, любая община стремиться в первую очередь выстроить нормальные отношения с власть имущими. Понятно, что исторические традиции армянской и грузинских общин имеют глубокие корни. Но, на сегодняшний день это все уже факты истории. Никакого принципиального влияния на реальную политику вот эта историческая связь, апелляции к Багратиону или Лорис-Меликову (государственный деятель, генерал-адъютант, участник русско-турецких войн, в 1880-х годах – министр внутренних дел и шеф жандармов царской России - ред.) уже не имеют. К тому же и сама российская элита этими комплексами не страдает…

ПОЛНОСТЬЮ ПРОСЛУШАТЬ ИНТЕРВЬЮ МОЖНО ЗДЕСЬ
XS
SM
MD
LG