Доступные ссылки

Бывают времена, когда слова заканчиваются. Не просто времена, когда слова не слышны, а времена, когда услышаны и закончились, уже не нужны. Когда память переполнена словами, они переливаются через край.

Слух подсказывает мне, что люди в последнее время стали меньше говорить на улице, в общественном транспорте, даже на базаре. Обращаете внимание – стало меньше слышно разговоров, даже споров стало меньше, зато стало больше убийств и самоубийств, люди стали менее разговорчивыми? А не просто менее читающими.

Может ли быть что-то продуктивное, радостное, подающее надежды в уменьшении и даже почти исчезновении интереса общества к книге и слову? Для социальной среды это означает, что слова теряют свою силу, функцию, способность влиять и изменять. Означает уже истощение веры в то, что осталось нечто достойное слов.

Все мы наблюдаем уменьшение интереса к поэзии, философии, толстым романам, вообще чтению книг. Разве само это не означает конца жизни слова в азербайджанской среде? По-моему, это конец. Кончина слова в целом!

ЗНАЧЕНИЕ КОНЦА СЛОВА

Согласен, что конец слова состояние экстремальное для общества. Например, война означает конец слова. Террор - конец слова. Драка - тоже конец слова. Оскорбления и ругательства - тоже последние слова. Слова, которые готовятся к концу. Не зря в русском
Бывают времена, когда слово вредит. Надо стерпеть молчание, когда кончаются слова …
языке существует выражение «обозвать последними словами».

Вообще интересно, почему издревле на Востоке пафосное, поэтическое, музыкальное, непонятное, однако располагающее слово собирает больше слушателей, чем которое заставляет думать, скорбеть, меняться?

Когда кончаются слова собеседников, они должны разойтись или суметь молчать совместно. Иначе возникнет пересуды, перепалка. Бывают времена, когда слово вредит. Надо стерпеть молчание, когда кончаются слова …

Почему безрезультатны переговоры по Карабаху? Потому что между сторонами фактически закончились слова.

В настоящее время большая часть общества застыла и смотрит с удивлением и изумлением (апофазия), а другая часть хором поет припев (катафазия). Оба состояния означают паралич.

Или представьте, вы в театре, занавес опущен, из-за него слышны звуки предыдущего акта, однако занавес никак не поднимется. Можно сравнить это с патовой ситуацией в шахматах. Вот и наше общественное сознание застыло в патовой ситуации. Перейти на новый этап невозможно словами! В ограниченной реальности Азербайджана не осталось таких чудотворных слов. Это мой тезис.

Пусть не обижаются мои друзья, оппозиционная пресса все еще продолжает будто бы заниматься политическим просвещением. Но слово, которое не служит акции, не приходит и не приводит к акции, ничего другого, кроме нудного ворчанья, не представляет.

В нашей стране есть лживое слово, бессмысленное, пустое слово, аналитическое, научное слово, даже правдивое слово, однако чисто идеологически-акциологического слова нет.

ОППОЗИЦИЯ И ВЛАСТЬ

Раздумья оппозиции утомили нас точно так же, как переговоры по Карабаху властей, даже надоели. Кому-то, и мне в том числе, может показаться, что у оппозиции остались еще невысказанные слова. Однако надо понять, в стране уже закончились слова, не осталось дел, которое могло бы сделать слово! Всем все понятно. Не потому, что вся правда высказана и все изобличены, нет, вовсе
Надо понять, в стране уже закончились слова, не осталось дел, которое могло бы сделать слово! Всем все понятно
нет; а потому, что уже никому ничего новое не интересно.

Например, если я скажу, что «Глава государства пригладил свою политическую биографию и уменьшил свой возраст, потому был исключен из московского института», это не вызовет удивления у многих людей. Потому что народ ждет от Него и этого. Однако для сравнения, например, если я изобличу какую-то ложь про основателя исламского вероучения араба Мухаммеда, которую скрывают религиозные деятели (такой лжи много), это привлечет больше внимания общества. Интересно, почему?

Лично я хотел бы рассматривать карикатуры больше, чем читать газеты. В таком случае, слово уже должно понять свой конец. Пусть Слово не превращается в суррогат действия, не заменяет действия.

Есть много оснований для недовольства молодежью и их организациями. Они очень умны, а сумасшедшинки в них немного; они большие традиционалисты, а дух отрицания в них невелик; очень национальны и мало асоциальны. Однако теперь есть большая необходимость в нигилистичных, некоммуникабельных, непонятливых, однако ведущих себя вызывающе агрессивных молодых людях. А они, как назло, один за другим берут перо и втягиваются в писательство, словно все наши проблемы можно решить пером. Слово превращается в компенсатора борьбы, в утешителя. Это опасная инфекция.

Перед вами глухой, он не услышит вас, даже если будете надрываться от крика. Ныне позиция молодежи должна быть такой: «Не хочу!», «Отрицаю!» и «Долой!».

Лично я надеюсь не на рационализм, а иррационализм этого народа. Например, на неистовство и ярость молодежи, на бешеный поток необоснованных логикой желаний. Не все можно сделать словом. Пора замолкнуть!..

Точка зрения, изложенная в статье, является личным мнением автора
XS
SM
MD
LG