Доступные ссылки

После недельного перерыва процесс в Гарадагском районном суде по делу Эйнуллы Фатуллаева, обвиненного в незаконном хранении наркотиков продолжился в среду, 9 июня. В зале на этот раз больше народу, свободных мест почти нет. Настроение у публики и журналистов приподнятое, в зале носятся какие-то неясные ожидания в силу ряда причин. Вижу многих сотрудников газет «Реальный Азербайджан» и «Гюнделик Азербайджан», представителей Совета Европы и посольства Норвегии.

ПРЕЗИДЕНТ В КУРСЕ

Сразу после того, как судья Исмаил Халилов объявил заседание открытым, Эйнулла просит слова:
- Уважаемый судья. Я остановил голодовку. Вы знаете?

- Да. Но хотелось бы, чтобы вы объявили причины суду.

- Я начал ее, чтобы удостовериться, знает ли глава государства о решении Евросуда. О моем освобождении. Со мной встретились представитель министерства юстиции и начальник следственного изолятора. Благодарю их за это. Мне было заявлено, что глава государства обладает всей информацией по этому поводу. Я спросил, в таком случае, почему меня не освобождают или не обращаются в Большую палату Евросуда?

СПРАВЕДЛИВОСТЬ БЕЗ БЛАГОДАРНОСТИ


Мне ответили, что Азербайджанская Республика имеет еще один месяц на исполнение решения или обжалование его. Пользуясь случаем, благодарю коллег, руководителей газет и журналистских организаций, которые предприняли попытку встретиться с президентом. Благодарю и Вас, господин судья, за справедливую позицию.

Судья И.Халилов:

- Справедливость не нуждается в благодарности. Садитесь. Господин государственный обвинитель, вам слово.

Гособвинитель Эльчин Нагиев:

- Я просмотрел все наше законодательство по поводу правил проведения экспертизы и организации комиссии на паритетных началах. На основании всего этого считаю, что ходайствам защиты необходимо отказать, так как это не предусмотрено законом. Проводить экспертизу не имеет смысла и потому, что следы наркотиков можно обнаружить в волосах и ногтях за время от нескольких недель до нескольких месяцев. А прошло уже полгода.

ЛЫСИНА НЕ ПОМЕХА

Обосновывая свою позицию, гособвинитель перечисляет множество статей и пунктов процессуального кодекса, которые я здесь опускаю. Просит слова Э.Фатуллаев:

- Уважаемый судья! По совету начальника Бакинского следственного изолятора Эльхана Садыхова я не стригу волосы, хотя обычно я стригусь часто. После того как у меня обнаружили наркотики, я сохраняю волосы на голове для экспертизы. Волосы у меня поредели еще с молодого возраста, я почти лысый, поэтому часто стригся наголо даже на свободе. А здесь я в последний раз стригся 15 декабря прошлого года. Экспертизу можно провести по этим образцам.

Его слова о своей лысине сопровождает смех в зале.

Судья:

- Неужели за полгода у вас не отросли волосы?

- Немного отросли, уважаемый судья. Мне поправляли волосы на висках, а на макушке только то, что есть, с того времени. Сожалею, что стал объектом эксперимента. Я и мои волосы, ногти, кожа.

ЗЭК И/ИЛИ ЗАЛОЖНИК

Судья Халилов:

- Защита хочет еще что-то добавить?

Защитник Исахан Ашуров:
- Уважаемый судья, мы не просим снова рассмотреть дело. Это будет сделано и так. Мы просим немедленно освободить обвиняемого Фатуллаева.

- Это невозможно из-за пробелов в законодательстве.

- Есть положения общего, позитивного характера, соответствующие европейской конвенции, подписанной Азербайджанской Республикой.

- Это может рассмотреть Верховный суд.

Фатуллаев:

- Уважаемый судья, это не в юрисдикции только Верховного суда. Разве Верховный суд может вынести решение, противоположное решению Евросуда? Это в юрисдикции азербайджанского государства, всей его судебной системы, то есть и вашей. Прошу вас освободить меня, уважаемый судья! Я уже два месяца нахожусь в положении не заключенного, а заложника.

КОНВОЙНЫЙ ЧАЙ

Суд удаляется для вынесения решения по многочисленным ходатайствам защиты, поданным еще на прошлом заседании. Пока судьи нет, обвиняемый и адвокат разговаривают и перешучиваются с публикой в зале, а конвой не запрещает им этого. Приподнятое настроение, неясные ожидания и надежды находят выражение в шутках и разговорах. Эти ожидания связаны с решением Евросуда о немедленном освобождении Эйнуллы и необходимостью властей что-то сделать в этом направлении, не теряя лица. Начальник конвоя приносит Исахана Ашурову чай в расписной чашке по просьбе защитника. Бывший сотрудник «Гюнделик Азербайджан» страны Натиг Джавадлы, говорит Ашурову с приколом, но уважительно:

- Вам даже конвой чай носит.

- Это только потому, что он очень уважает меня. Кроме того, он мой земляк, - пряча улыбку, с достоинством говорит известный адвокат, бывший полицейский, прихлебывая чай.

КРУШЕНИЕ НАДЕЖД

- Встать, суд идет.

Судья Исмаил Халилов объявляет, что суд решил удовлетворить ходатайства защиты только частично:

- Суд решил так потому, что обе стороны подтверждают, что наркотическое вещество было обнаружено в одежде и обуви обвиняемого. Только защита настаивает на том, что вещество подложено во время купания в бане, или сна, или в другое время, когда куртка оставалась без присмотра. Поэтому проверка видеозаписей камер наблюдения в УОН №12, по первому ходатайству, послужит объективному судебному разбирательству.
По второму ходатайству, - созданию паритетной комиссии, - суд решил отказать, так как это не предусмотрено национальным законодательством.
По третьему - тоже, так как в ногтях и волосах обвиняемого обнаружить следы наркотического вещества обнаружить будет уже невозможно по истечению срока обнаружения.
По четвертому, - немедленному освобождению, - тоже, так как решения Нижней палаты Европейского суда по правам человека обязательны для национального суда только в трех случаях. Эти три случая следующие: первый – когда не будет подана апелляция в Большую палату, но о подаче объявлено, хотя она еще не подана. Второй, когда трехмесячный срок подачи апелляции в Большую палату истек, но в нашем случае срок еще не истек. Третий, когда апелляция подана, но в ней отказано. Это тоже не тот случай. Руководствуясь вышесказанным, суд решает, что рассмотрение последнего ходатайства выходит за пределы полномочий этого суда.

Судья проговаривает это на одном дыхании, негромким, но хорошо слышным голосом в зале на фоне гнетущей тишины. Неясные ожидания не сбылись и настроение у всех, включая Эйнуллу и его защитника, резко упало.

ПОСЛЕДНИЙ СВИДЕТЕЛЬ


Судья Халилов:

- Можно продолжать. У нас есть еще свидетель, эксперт Зарбалиева. Начальник конвоя, пригласите ее.

Конвой вводит эксперта. Это главный эксперт отдела медицинско-химической экспертизы Центра судебной экспертизы Офелия Зарбалиева, родилась в 1949 году в городе Мары Туркменской ССР, семейная. Она подтверждает, что именно она дала экспертное заключение по этому делу и расписывается в том, что предупреждена о даче ложных показаний перед судом. Судья разрешает начать допрос свидетеля, о котором ходатайствовала защита.

(Продолжение следует)
XS
SM
MD
LG