Доступные ссылки

"После каждой статьи Рамиль Усубов пьет валериану?!"


Эйнулла Фатуллаев, 16 июня 2010

Эйнулла Фатуллаев, 16 июня 2010


УСТАЛОСТЬ ОТ ВИДЕО


Сегодня заседание начинается во второй половине дня, потому что с утра суд был занят просмотром записей видеокамер наблюдения в учреждении отбытия наказания - УОН №12. Это было сделано для того, чтобы обнаружить, когда и как подсудимому Эйнулле Фатуллаеву могли подложить в куртку и ботинки наркотики. В зале суда представители посольств США и Великобритании со своими переводчиками, а также сотрудник представительства ОБСЕ в Азербайджане.

Когда судья Исмаил Халилов усаживается на свое место и некоторое время молча рассматривает и перекладывает бумаги на своем столе, Эйнулла негромко спрашивает у него:

- Устали, кажется?

- А вы не устали? – мгновенно отвечает судья и обращется к залу, - Сегодня по ходатайству защиты был проведен просмотр видеоматериалов и прояснилось множество вопросов. У сторон нет вопросов?

Вопросов нет и судья, кратко подытожив, что сегодня закончено рассмотрение почти всех доказательств, предоставляет слово Э.Фатуллаеву:

САМОЦИТАТА

- Уважаемый судья! Я хотел бы, с вашего разрешения, зачитать небольшой отрывок из своей статьи, перед тем, как передам ее вам.

- Она имеет отношение к делу?

- Самое прямое, уважаемый судья. Она опубликована на сайте Mediaforum 21 декабря 2009 года. Это ровно за неделю до того, как у меня обнаружили наркотики. В ней написано:

«Я, Ганимет Заид, молодые блогеры Аднан Гаджизаде и Эмин Милли осуждены не судом, а подвергнуты политическим репрессиям. В лишении свободы по суду известен срок наказания, его начало и конец. В репрессии же известно начало наказания, как и в наказании по суду, однако конец неизвестен точно. Все цифры и количество лет условны. В отличие от судебного наказания, конец репрессии зависит от решения идеологов режима, которое формируется на основании «политического исправления» заключенного. То есть глава режима должен убедиться в том, что из тюрьмы выйдет обновленный человек и у него не осталось никакой пассионарности, которая была до заключения.

Дорога к свободе открывается только после отрицания собственного прошлого. В противном случае репрессии будут продолжаться. Или ты должен уничтожить, сжечь нити, ведущие к прошлому, или же условные цифры, показывающие окончание твоего срока заключения будут постоянно меняться. Еще вчера я был осужден на 2 года 6 месяцев, сегодня эти два с половиной года остались позади, а впереди меня ждут еще 6 лет. Несомненно, что эти цифры могут измениться волей одного человека на 15 или даже 25 лет.

Судья Исмаил Халилов
Когда я уже попрощался со С.Стояном, к которому я испытываю большое расположение, он повернулся ко мне и спросил: «Что ты будешь делать, если выйдешь из заключения?». Я улыбнулся и уверенно ответил: «Буду готовиться к новому заключению. Может ли человек быть свободным в несвободной стране?».

ПЕРЛЫ ДЛЯ ЕВРОСУДА


Эйнулла передает распечатку статьи начальнику конвоя со словами «Прошу вас, господин судья, приобщите ее к делу» и продолжает:

- Еще прошу приобщить к делу копию заявления председателя Милли меджлиса Октая Асадова. Оно уникально по своему содержанию. В ней спикер говорит, что освобождение других политзаключенных может быть предметом обсуждения, а Эйнуллы Фатуллаева – нет.

Начальник конвоя, невысокий мужчина лет пятидесяти в зеленой военной форме передает бумаги судье. А Эйнулла продолжает:

- Также передаю вам заявление председателя Комитета про правам человека ММ Рабият Аслановой. Она сказала, что защищать Эйнуллу Фатуллаева значит защищать зло. Асланова наряду со мной обвиняет известные, влиятельные организации Amnesty International, Human Rights Watch, Freedom House. Она утверждает, что эти организации в свое время работали против СССР. А разве Гейдар Алиев не бросил свой партбилет и не боролся против советского режима? Меня удивляет, есть ли идеология у Аслановой и таких, как она?
Мы намерены представить все эти документы в Европейский суд. Потому что эти заявления наглядно показывают, что мое заключение – результат политического заказа.

СПОСОБ ПРОДЛИТЬ СРОК

- На меня было совершено несколько покушений. В том числе и с холодным оружием, начиная с 2004 года. Я не жалуюсь. У заключенных на зоне есть поговорка «Если ты на правом пути, не жалуйся». Вот и я не жалуюсь, терплю все. У меня хватает мужества терпеть. Вы не выполняете решение Евросуда, снова пошлете меня в учреждение отбытия наказания. Я не жалуюсь. Но вы, судья, пошлете меня в УОН к уголовникам рецидивистам. А это незаконно.
Замначальника управления МНБ Акиф Човдаров во время допроса сказал мне «Ты отсидишь свой срок до последней минуты». Этот разговор происходил 31 декабря 2009 года, еще до решения Евросуда. Я спросил у него, а если меня освободит Евросуд? Он ответил, что «Мы найдем способ продлить твой срок».

ПО ДЕЛУ ИЛИ НЕ ПО…


- В УОН приходили сотрудники МНБ и провели со мной операцию «Героин». На допросе они не отрицали факт своего приезда в УОН.

- Это было не совсем так, - говорит судья.

Э.Фатуллаев:

- Уважаемый судья! Прошу предоставить мне возможность выступить.

- Пожалуйста. А разве вы не выступаете?

- А сколько времени вы мне дадите?

- По делу?

- Конечно.

- Но вы говорите в том числе и о правах человека в вашем УОН. А это к делу никак не относится.

- Согласен, уважаемый судья. Только по делу.

ПОЧЕМУ НАШЛИ НАРКОТИКИ


- Пожалуйста, - снова предлагает судья.

- Власти наказывают меня. Не хотят, чтобы я вышел на свободу.

- Однако вы утверждаете, что проводите журналистские расследования в УОН. Верно?

- И в изоляторе Министерства национальной безопасности тоже.

- Тем более. Тогда какой смысл им держать вас в заключении? Если вы и в тюрьме способны проводить журналистские расследования?

- Смысл есть. Меня в УОН посетили Афлатун Амашов, Мехман Алиев и Умуд Рагимоглу. Я рассказывал им о своем расследовании, а через некоторое время началось давление на меня.

- И что же?

- Потом меня пытались связать с бунтом в колонии.

- Вы про это уже говорили.

- Заместитель начальника Пенитенциарной службы Маир Мусаев рассказал мне, у него спрашивали – «Какова роль Фатуллаева в этом бунте?». Я сказал ему, что знаю, кто это спрашивал. А Мусаев испугался, сказал «Говори тихо, услышат». Он боится, а я нет. Поэтому у меня в кармане и нашли наркотики...

ЧТО ПО НРАВУ МНБ

- Я проводил журналистское расследование фирмы «Оптима» в Швеции. Это оффшорная фирма, принадлежит азербайджанцам. Когда я вернулся в Баку на меня было совершено покушение. Это может быть случайным?

- Связь усматриваете, пока, вы.

- В 2005 году была задержана большая бандитская группа Гаджи Мамедова. В газете «Реальный Азербайджан» регулярно публиковались статьи на эту тему, иногда по две-три в одном номере. Это интересовало всех. Но эти расследования не нравились МНБ. Меня тогда пригласило руководство МНБ и просило прекратить публикации. Я спросил у них – почему? Чем они мешают вам?

Государственный обвинитель Эльчин Нагиев
Государственный обвинитель Эльчин Нагиев:

- Говорите по сути.

- Это и есть по сути. В МНБ сказали мне - мы не хотим этого и потому, что МВД думает, что статьи инспирируем мы. А также инструктируем вас. Но ведь это были просто журналистские расследования, просто журналистский интерес.

Судья Халилов тоже предлагает говорить по сути дела.

- Это и есть по сути, уважаемый судья. Мне сказали – кончай публикации. А почему?

ВАЛЕРИАНА И ВАЛИДОЛ

- Разве нельзя заниматься журналистской деятельностью? Они сказали мне, что главе государства не нравятся твои публикации. Со мной разговаривал Акиф Човдаров, замначальника управления МНБ. Во время первой встречи он стал оскорблять меня, я ответил и мы схватились врукопашную.
Это неадекватный человек. Он сказал мне – «Зачем ты вмешиваешься в межклановую борьбу?» Значит, они признают, что живут и спят как волки, не доверяя друг-другу, лицом к лицу. А я, как журналист, снимаю все это и передаю читателям.

Он сказал мне, что "после каждой твоей статьи Рамиль Усубов пьет валериану и валидол". Я ответил ему, что и ты будешь пить.

ИГРА В ШАХМАТЫ

- Мы разговаривали долго. Я спросил у него, зачем вы организовали убийство Эльмара Гусейнова так непрофессионально? Знаете, как он ответил? Сказал – мы молодое государство, мы еще учимся.

Судья Халилов с улыбкой:

- Получается, что он признался вам в организации убийства Эльмара Гусейнова?

- Нет, не так прямо. Он сказал – «Ты думаешь, нам это надо? Мы сделали это по своей воле?» Потом он пытался завербовать меня, сказал «Будешь работать на нас, только тогда отпустим». Однако вербовка - это как шахматы. А я с детства играю в шахматы, причем люблю играть черными.

Он хотел, чтобы я дал показания по убийству Эльмара. Сплели они такую версию, что Эльмара Гусейнова убил воровской авторитет Ягуб Агдамский. Сам Ягуб убит в 2007, через два года после убийства Эльмара, хотели повесить на него. Так и говорил, дай показания, нам надо закрыть дело. Но это шахматы, уважаемый судья, а я умею играть черными.

Судья Халилов иронически:

- И как вы думаете, как они могли это сделать?

- Надо спросить у них. Допросить, например, моего следователя Сардара Джарчиева. Этот говорил мне, что убийство совершил Гаджи Мамедов.

"ШЕЛЛЕНБЕРГ ИЗ МНБ"

- Это все выглядит очень примитивно.

- А они примитивны. А разве такие действия, например, эта вербовка – не примитивизм?

- Это очень несерьезный разговор, если он и был.

- А он очень несерьезный человек, уважаемый судья. С меня была взята подписка о неразглашении государственной тайны. А какая здесь государственная тайна? Я рассказал об этом всем. Всем представителям посольств, Андресу Херкелю.
Обычно офицеры госбезопасности бывают умные, интеллигентные люди, вроде Шелленберга. А это прямо какой-то…
Это очень неадекватный, жестокий, не знающий и не соблюдающий никаких границ человек. Он сам мне сказал, что Рамиль Усубов говорил о нем, что он наркоман. Усубов говорил в том числе и президенту. А я сказал ему, что похоже на то. Это была очень грязная провокация – связать меня с бунтом в УОН, когда даже начальник УОН отказывался это сделать.

(Продолжение следует)
XS
SM
MD
LG