Доступные ссылки

Турецкий гамбит


Протест турецких националистов перед зданием суда в Стамбуле, 21 сентября 2006

Протест турецких националистов перед зданием суда в Стамбуле, 21 сентября 2006

Стамбул, год приблизительно 1998-й, сажусь в такси, говорю “мерхаба”, водитель поворачивается и с усмешкой на лице бросает-“мерхаба телеволе”. Не поняв юмора, вежливо интересуюсь причиной такого приветствия, на что водитель говорит- к чему такие чуждые слова, “мерхаба”, когда мусульмане должны здороваться друг с другом “салам алейкум”. Заинтересовавшись еще больше, начинаю более обстоятельный разговор, в результате которого, выясняется, что Османская Империя владела половиной мира и все проблемы начались с Ататюрка и его реформ, и для восстановления былого величия надо возвращаться к истокам. Все мои робкие намеки на то, что возможно это не совсем правдивое видение истории были встречены той же усмешкой, которая открыто говорила: у тебя (то есть у меня) голова слишком засорена лживой пропагандой врагов религии…

Турецкая Республика с момента основания провозгласив себя государством национальным, достаточно сильно ограничила свое вмешательство в дела соседних государств, включая станы мусульманского мира. После второй мировой войны, а в особенности вследствие Озаловских реформ, курс Турции на евроинтеграцию приобрел четкие ориентиры. Вхождение в ЕС было объявлено главным приоритетом во внешней политике, и каждое правительство худо-бедно выполняло связанные с этим обязательства, убеждая собственный народ, что только им под силу привести страну к заветной цели. Но сегодня все меньшее количество населения видет и даже хочет видеть Турцию в Евросоюзе, и в обществе все больше обсуждаются другие сценарии развития страны.

Когда Ататюрк принял управление обессиленной 300-летним инерционным загниванием страной, великое прошлое казалось единственной статьей гордости для 13-миллионного населения территории нынешней Турции. Создание национального секулярного демократического государства с последующей ориентацией на вхождение в Европейский Союз преобразовали страну в 74-миллионную державу, входящую в G20, с динамично развивающейся экономикой. Поэтому вполне закономерно, что в свете подобной трансформации, а также ввиду изменения геополитической ситуации в регионе и изменения баланса сил среди ведущих мировых государств, довольствоваться одним лишь европейским вектором во внешней политике кажется Турции недостаточным, и страна все более громко заявляет миру о своих амбициях, касательно своей роли в региональных, а также и в мировых проблемах. Однако, при этом прослеживаются тенденции, которые не могут не настораживать.

За восемь лет правления АКП внутренний валовый продукт Турции вырос с 3 500 долларов на душу населения в 2002-м году до 9
За восемь лет правления АКП внутренний валовый продукт Турции вырос с 3 500 долларов на душу населения в 2002-м году до 9 900 долларов (оценочно) в 2010-м
900 долларов (оценочно) в 2010-м. Партия, вызывавшая опасения среди наиболее ярых сторонников секуляризма, а также и части западной общественности своими религиозными корнями, сумела привлечь на свою сторону большую часть правоцентристки ориентированных избирателей и достаточно последовательно стала претворять в жизнь реформы, начатые еще при предыдущем правительстве. Но с 2007-го года в силу ряда причин, не последним из которых явился приход к власти политиков в Европе ни под каким соусом не желающими видеть Турцию в Евросоюзе, переговоры с этой организацией застопорились, а в обществе, до предела накаленном антиамериканизмом, по геометрической прогрессии начали усиливатся антизападные настроения.

Находясь последние две недели в Стамбуле, я неоднократно слышал заявления, включая от представителей интеллигенции, что пора, мол, завязывать с Западом и начать дружить с Россией и Китаем. На мой вопрос, как они представляют равнопартнерские отношения с полуторамиллиардным Китаем, рано или поздно начнущему расширять свое влияние в регионе, ничего вразумительного я не услышал. Но вопрос даже не в этом. Ведь развитие в том же Китае и Россие без западных технологий, без тесной интеграции с западными фирмами просто напросто застопорится. А Турции, где наука прямо скажем не блещет, помышлять о каком-то своем пути, уж точно не стоит: в списке 400 лучших университетов мира, значится всего лишь один турецкий - Билкент. Находится он на 360-м месте.

Я ни в коем случае не призываю ломиться головой об закрытую дверь, особенно если вместо нее там стена. И уж тем более я не против расширения отношений с Россией, Китаем и арабскими странами. Скорее, наоборот, там где это выгодно, надо использовать любой ресурс, в том числе и политический. Но не надо ставить себя в позу обиженного. Вхождение Турции в Евросоюз не тривиальный вопрос справедливости. При всем том, что Европе, на мой взгляд, рано или поздно просто обойтись без Турции будет очень затруднительно, в этом вопросе, помимо субъективных факторов имеются еще и объективные тревоги. Ведь стань Турция членом Евросоюза, к 2020-му году она там будет самой большой по численности населения, с доходом на душу населения гораздо меньшим, чем средний внутри стран-членов союза. Это же самое относится почти ко всем экономическим показателям.

Что касается исламского фактора, при всем том, что для определенной части населения Европы и определенных политиков, он является проблемой, не думаю, что это основная причина столь длительного процесса: к примеру, ни Боснии, ни Албании, ни Косово, являющимися потенциальными кандидатами (Турция - кандидат), столкнуться с подобной тянучкой, думаю, не придется. В отличие, от той же Украины. А саркози, меркели, австрийские правые, ну и им подобные - так ведь все это преходящее, сегодня есть, завтра нет. А интересы Европы, которой Турция все больше становится необходимой, никто не отменял.

Все наши действия и даже слова имеют последствия. Прежде всего это относится к властным структурам. Я далек от мысли, что поощряя в какой-то мере своей риторикой ощущение несправедливости со стороны Запада по отношению к Турции, правительство Эрдогана тайно мечтает свернуть секулярное, демократическое развитие Турции. Проблема в другом. Подыгрывая настроениям малообразованной части населения, играя на их страхах, с целью заручиться их голосами, политики укореняют ложные представления о мире, тем самым отдаляя наиболее значимую часть интеграции - взаимопонимание. Никакая популярность этого не стоит. Турции слишком долго пришлось ждать, чтобы начать пожинать реальные плоды трудов Ататюрка. Озал этот процесс убыстрил. Может, обойдемся без эксперементов?..

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG