Доступные ссылки

Стамбульский пролив Босфор напоминает московскую рублевку. Жить здесь престижно, дорого, не всем по карману. Вдоль береговой линии тянутся летние дворцы, резиденции, особняки, богатые виллы. Их называют "яллы", что означает "обласканные волнами Босфора". Каждый такой особняк - памятник архитектуры прошлого или дань могуществу и богатству нынешних хозяев, которую воплотил приглашенный для этого дела архитектор. Деревянные белого цвета дворцы стоимостью от десяти миллионов евро сохранились с Османских времен - султан имел обыкновение дарить недвижимость на побережье Босфора своим приближенным. Позолота, висячие сады. Чего стоят названия: "Дом льва", "Кольцо медузы", "Замок радости". Фамильные гнезда самых богатых семей, которые, без преувеличения, правят всей экономикой Турции. Независимый эксперт в области недвижимости Айхан Куртулан:

- Вдоль Босфора проживают самые богатые семьи Турции: Коч, Эджачыбаши, Сабанчи, Бойнер, Узан. Они вот уже много лет управляют страной. Крупнейшим семейным финансово-промышленным группам принадлежат банки, заводы, электростанции, телеканалы, газеты, фармацевтические компании, пивоварни и сети супермаркетов. С ними считаются президенты. Около пятидесяти процентов турецкой экономики сосредоточены в руках семейных кланов.

В одной из таких вилл в прошлом веке в семье миллиардеров Айдына и Семы Доган родились четыре девочки – Арзухан, Ханзаде, Вуслат, Бегумхан. Надо сказать, что отец поначалу был огорчен - он ожидал наследника, чтобы передать в надежные руки весь заработанный капитал. Однако дочки превзошли надежды Айдына Догана. С детства им было уготовано блестящее будущее. Небольшая торговая компания на окраине Стамбула, которую основал в сороковых годах прошлого века их отец, превратилось в богатейший нефтегазовый концерн, которому не было равных в Турции. На фабриках производили самую разную нефтегазовую продукцию, бензин, дизельное топливо, керосин, горючее, реактивное топливо, сжиженный газ, смазки. Прогрессивные родители Айдин и Сема хотели дать своим дочкам образование и никогда не делали ставку на женитьбу, как это принято в Турции. Конечно, большим подспорьем для девушек стали деньги отца, однако они смогли умело распорядиться не только материальным наследством, но и полученными от родителей блестящими предпринимательскими способностями. По словам вэб-журналиста Мурата Бильге, наследницы оказались профессиональными бизнес-лэди с волевым характером и приумножили родительское состояние, став влиятельными персонами у себя в стране:

- В семидесятые годы семья начала скупать разные периодические издания. В их владение перешли центральные газеты Хюрриет и Миллиет, несколько ведущих телевизионных каналов. Доган-холдинг превратился в одно из самых прибыльных предприятий в Турции. Годовой доход холдинга в конце девяностых составлял более четырехсот миллионов долларов.

Многие турецкие родители решают по окончании школы отправить своих детей в Америку и Европу, желая им финансового благополучия и успеха в карьере. Так было и с сестрами Доган, каждая из которых согласилась покинуть Турцию ради престижного европейского образования. Трудолюбивая Вуслат, закончив престижный анкаринский ВУЗ и получив степень бакалавра в области науки и искусства, по завершении учебы отправилась в Америку. В Нью-Йорке работала редактором в газетах New York Times и The Wall Street Journal. Младшая, Бегумхан, поступила в Лондонскую школу экономики, получила степень бакалавра в области экономики, окончила Стэнфордский университет, работала консультантом международной аудиторской компании в Нью-Йорке. Вернувшись из Америки, стала управлять одним из ведущих предприятий отца, вышла замуж, значительно приумножив богатство. Сегодня эта женщина занимает третью ступеньку в двадцатке самых молодых, богатых и влиятельных женщин мира. Ее капитал оценивается почти в миллиард долларов. Журналист Мурат Бильге, ведущий экономической колонки на одном из Интернет сайтов, говорит:

- Женщина, которая хочет подняться на вершины бизнеса, должна действовать нетривиально,- частенько говорила средняя сестра Ханзаде. В годы тотального увлечения Интернетом она запустила собственный грандиозный проект Доган-онлайн, который сегодня стал крупнейшим в Турции провайдером Интернета.

Самая старшая в богатейшем семействе Арзухан связала свою судьбу с телевидением. Проектом века назвали лучший информационный
Все, что входит в медиа-холдинг Доган
телеканал в Турции CNN-Turk - совместное предприятие с американским CNN, которое организовала Арзухан всего за четыре года. Она открывала информационные программы, подбирала толковых парней на роль продюсеров, которых отправляла учиться в Америку. Сегодня эта неутомимая женщина защищает интересы предпринимателей мужчин. Арзухан – президент влиятельного объединения TUSIAD, собравшего представителей деловых кругов Турции. Говорят, что она без стука входит к президенту, ее слово имеет вес в парламенте. Стамбульская предпринимательница Айше Нихат:

- Она не раз разрешала так называемые кризисы, которые периодически возникают между представителями деловых кругов и властями. В минувшем году Арзухан помогла производителям овощей и фруктов, которые потеряли миллионы долларов после того, как из-за повышенного количества пестицидов были запрещены поставки их продукции в Россию. Арзухан участвует во многих программах по улучшению роли женщины в современном обществе, поддерживает скорейшее вступление Турции в Евросоюз.

Формирование бизнес-элиты началось в Турции в двадцатых годах прошлого века. Во время Первой мировой войны страна воевала на стороне Германии, после капитуляции оказалась в глубоком кризисе. Империя рухнула. Национально-освободительная борьба, которую возглавил Мустафа Кемаль, привела к упразднению халифата. В молодой турецкой республике развитие частного бизнеса в условиях кустарной турецкой экономики шло очень медленно. Правительство предоставляло крупные ссуды под невысокий процент, повышало пошлины на импортные товары и снижало налоги для бизнесменов. В этом теплом климате и начали свой бурный рост турецкие семейные империи. Однако, как на самом деле были заработаны большие состояния, для многих осталось загадкой. Более пятидесяти процентов турецкой экономики находилось в тени. Турецкая пресса предпочитала молчать о незаконных операциях семейного бизнеса – конгломераты не желали посвящать общество в свои дела. Журналист Мурат Бильге:

- На свету, как правило, оказывались лишь привлекательные стороны семейного бизнеса, например, благотворительность, которой охотно занимаются турецкие кланы. Богатейшие женщины Турции как правило вышли из очень богатых кланов, за ними всегда стоял отец или дед, основатель огромной империи, который потратил всю жизнь на то, чтобы пробраться на вершину.

Музей старинных автомобилей в Стамбуле - лучший памятник его основателю, одному из богатейших людей Турции, Сакибу Сабанчи. Судьба этого необыкновенного человека до сих пор остается одной из самых интересных загадок в Турции. Как и старинные раритеты музея, модели Maserati, Lancia, Alfa Romeo, Lamborghini, которые Сабанчи собрал по всему миру. Он сам, говорят турки, был единственным в своем роде, как и каждый раритетный автомобиль. Малообразованный, получивший по некоторым сведениям три или четыре класса образования, Сакиб не сумел окончить университет и пошел работать на текстильную фабрику. У него было слабое здоровье - он трижды тяжело переболел пневмонией. После смерти отца в шестидесятых вместе с братьями основал холдинг. Деньги буквально "липли" к его рукам. Сабанчи продавал сигареты, текстиль, сеялки, горючее, цемент. За несколько десятков лет он стал владельцем огромной империи, основал собственное машиностроительное объединение, которое выпускает автобусы. Турки гордились им, и говорили, что он к тому же еще и превосходный отец. "Ему помогли взобраться на вершину семейные устои, - считает стамбульская предпринимательница Айше Нихат:

- Сабанчи был простым человеком , всегда повторял, что он из народа. По утрам съедал несколько оливок и кусок овечего сыра - как его дед, пастух. Отправляясь на работу, не забывал давать наставления детям. Он прослыл мозгом и генератором идей, в отличие от братьев, которые занимались организацией торговли. Он не понимал современного ведения бизнеса, в его корпорациях, говорят, даже не было отдела маркетинга. Группой Сабанчи управляли родственники, бывало, что склоки мешали бизнесу. На закате жизни Сабанчи изменил самому себе. Умирая, заявил, что не хочет передавать империю ближайшим родственникам - своим сыновьям, а передаст ее своей племяннице, Гюлер, чем поверг в шок турецкое общество.

В один день бразды правления империи перешли к неизвестной "выскочке" Гюлер Сабанчи. Представители многочисленного мужского потомства, да и все мужское население Турции долгое время не могло смириться с подобным решением. Компания с оборотом в двенадцать миллиардов долларов достанется женщине, да еще в стране где по-прежнему царили патриархальные нравы. Еще недавно - лет тридцать лет тому назад – Гюлер была обыкновенным клерком на семейном шинном производстве. Многие подсмеивались, поговаривали, что бредовое решение полусумасшедшего старика поставит под удар всю империю. Гюлер, однако, не обращала внимание ни на карикатуры в газетах, ни на едкие шуточки богачей, частенько звучавшие в кулуарах. Она всегда была жесткой и одновременно скромной. Гюлер стала первой создавать в Турции совместные предприятия с крупными международными компаниями на паритетных началах. Экономист одной из стамбульских компаний Айхан Кондук:

- Сабанчи удалось порвать с бытовавшим в Турции традиционным подходом, когда турецкая сторона настаивала на сохранении контроля над совместными предприятиями. В последние годы доход холдинга увеличился в два раза, составил более пятисот миллионов. В сфере их интересов - банковский сектор, туризм, производство текстильных товаров, продуктов питания, табачных изделий. Сабанчи объявила о планах инвестировать миллиарды долларов в электроэнергетику . Газета Financial Times назвала пятидесятилетнюю Гюлер одной из самых влиятельных женщин делового мира. Она добилась этого упорным и достойным трудом. Однако даже самым богатым женщинам приходилось отстаивать свои права на самом высоком уровне.
Премьер-министр Турции Реджеб Эрдоган (справа) призвал бойкотировать ряд турецких газет, принадлежащих холдингу Айдына Догана (слева)

Недавно власти Турции начали активное наступление на Доган-холдинг. Власти предъявили к медиагруппе налоговые претензии на сумму более двух миллиардов долларов. "Сестры Доган были вынуждены вступить в схватку с правительством", - писали на первых полосах турецкие издания. Женщины приняли решение, которое вряд ли кто-то мог предвидеть, – неожиданно для всех в отставку подал их отец - Айдын Доган, основатель империи. Наблюдатели оценили этот шаг как попытку ослабить напряженность в отношениях с турецким правительством. Ведь женщины, как известно, отличаются большим терпением и могут сделать два шага назад, чтобы потом отвоевать потерянные позиции. Но, как оказалось, преследование со стороны властей совершалось по политическим мотивам. Премьер-министр Турции Реджеб Эрдоган, руководитель правящей партии Справедливости и Развития, призвал бойкотировать ряд турецких газет, принадлежащих холдингу, за неверную информацию, которую они предоставляют читателям. Он заявил, что эти газеты перестали быть надежными, публикуют ложные истории, и запретил своим партийным коллегам приносить их в дом. Бегуман Доган Фаралали, однако, заявила, что осложнения между правительством и холдингом принесло еще большую прибыль. Тираж центральной газеты Хюрриет возрос до пятисот тысяч экземпляров! Ее поддержали оппозиционеры и журналисты, которые на страницах других изданий заявили, что требование Эрдогана анахронично и глупо.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG