Доступные ссылки

Секрет живучести турецкого малого бизнеса


Пока не только малый, но и обычный бизнес в Турции остается исключительно мужским занятием

Пока не только малый, но и обычный бизнес в Турции остается исключительно мужским занятием



Стамбульский пригород Эскишехир, "Cтарый город", турки шутя называют "боджек еви", большим муравейником. Каждый метр здешней площади "оккупирован" небольшой мастерской, фабрикой или заводиком. Кого здесь только нет. Фармацевтические, кожевенные, обувные предприятия, производители запчастей для ведущих американских, европейских и японских компаний. В отличие от сонного Стамбула, здесь начинают работать затемно, сразу после утренней молитвы в мечети. Работают круглые сутки по 9-11 часов шесть дней в неделю. Владелец автомастерской Ахмет говорит, что "малый бизнес не может себе позволить тратить деньги впустую":

- Иметь собственное дело втайне мечтает каждый турок. Чувство собственника у нас в крови. Вырастая, каждый мужчина стремится получить специальность, поработать в солидной, желательно, иностранной компании, затем открыть собственный бизнес. Мы производим отдельные запчасти для японских автомобилей. Их покупают местные фабрики, которым выгоднее брать оптом у нас, чем делать самим. В нашем предприятии заняты около девяноста человек.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Турецкое экономическое чудо началось в середине восьмидесятых, когда к власти пришел восьмой президент Турции Тургут Озал. В те годы Стамбул задыхался от дыма печного отопления и запаха мусора. В каждом портовом районе действовали барахолки, где приезжие моряки втридорога торговали всякой всячиной: привозными импортными джинсами, жвачкой, колой. Государство осуществляло жесткий контроль за экономикой. Реально погоду в бизнесе определяли несколько крупных семейных кланов. Новый президент предложил радикальные реформы по переводу экономики страны на рыночные рельсы. Для быстрого развития Турции, считал он, необходима свобода предпринимательства, децентрализация управления, низкие налоги и приватизация. Государство должно отказаться от предпринимательской деятельности и возложить эти функции на частный сектор. Перестали выделять средства для капиталовложений государственным экономическим организациям в те сферы, где они могут быть осуществлены собственными силами предприимчивых граждан. Оказавшись на плаву, без государственной поддержки, крупные фирмы начали дробиться. Из одного гиганта вырастали десятки, сотни малых и средних частных фирм. Об этом рассказывает журналист и политолог Айхан Туркан:

- Тургут Озал происходил из небогатой семьи и пробился на вершину власти в своей стране только благодаря таланту и мышлению. Однажды к нему пришел один из членов кабинета министров и сказал , что многие пастухи перегоняют стада через границу, откармливают их там, потому что это дешевле. Затем контрабандой перегоняют овец назад в Турцию, нарушая таможенные законы. "Это можно рассматривать как нарушение таможенных правил, - сказал Озал, - но я называю это торговлей. Нам следует поддержать это предприятие вместо того, чтобы превращать его в преступление". Он принял решение изменить закон. Импорт овец при условии наличия лицензии стал легальным .

ХАЛКБАНКАСЫ

В те годы для льготного кредитования малых и средних предприятий был создан Народный банк - Халкбанкасы. Сюда приходили за помощью те, кто хотел начать бизнес с нуля. Головные офисы, их около тысячи по всей стране, курировали десятки близлежащих филиалов. Директор каждого офиса мог самостоятельно выдавать кредит без согласования с головным офисом - около тридцати пяти тысяч долларов на клиента. Захожу внутрь одного из них в азиатской части Стамбула. "Трудно ли получить кредит на открытие собственного бизнеса?", - спрашиваю Хакана Ферана, сотрудника отдела кредитования:

- Кредиты малым предприятиям на приобретение основных средств даются сроком от года до десяти лет. Источниками кредитов являются средства от Казначейства республики, кредиты выдаются исключительно предприятиям-производителям продукции.

- А если я занимаюсь торговлей?

- Боюсь, что нет. Если Вы покупаете у оптового продавца, а затем продаете товар в розницу, государство не станет тратить на это свои средства.

- "Ищу инвестора или возьму кредит для открытия бизнеса от 20 до 40 тысяч долларов". Такими объявлениями переполнены интернет-сайты, имеющие отношение к финансам. А как по настоящему работают программы финансирования стартапов, то есть бизнеса с нуля ?

- Банк не может знать, насколько успешной окажется идея предпринимателя, сможет ли он найти покупателей .В основу кредитования предприятий частного сектора положено условное деление страны на зоны с различной степенью приоритетности в зависимости от уровня их экономического развития. Наряду с этим на "более" и "менее" приоритетные разбиты и отрасли экономики. Государство помогает развиваться малым предприятиям. Для этого действуют целые промышленные зоны, которые объединяют производителей профильной продукции.

ПРОМЗОНЫ

Бывшие заброшенные городские пустыри шаг за шагом превращались в благоустроенные промышленные зоны. Решение о создании очередной крупной промзоны принималось на самом высоком уровне. Совместно с местными органами муниципального управления искали нужное место, источники финансирования строительства, инвесторов, подрядчиков. После завершения строительных работ все помещения продавались. Получался целый городок с магазинами, торговыми точками, цехами, фабриками, которые обладают льготным налогообложением и кредитованием государственными банками. Вот, например, в тридцати километрах от Стамбула на месте городской свалки была создана зона кожевенных предприятий общей площадью более шести тысяч километров. Сегодня здесь обосновались около трехсот фирм, которые занимаются выделкой кожи, пошивом одежды, обуви, выпускают вспомогательные материалы, аксессуары и другие компоненты. Здесь есть система очистных сооружений, оснащенных передовой техникой химической и биологической очистки, лесопарк, спортивные комплексы, пожарная служба и даже мечеть. Журналист Айхан Туркан замечает, что в Турции десятки подобных промзон объединяют производителей ткацкой, кожевенной, пищевой, табачной промышленности:

- Промзоны можно видеть практически в каждом турецком пригороде. В одной зоне может размещаться от нескольких десятков до нескольких тысяч малых предприятий. Это позволяет предпринимателям снижать расходы на приобретение сырья благодаря организации совместных закупок в больших объемах, экономить на транспортных и других издержках. В этих зонах действуют особое налогообложение и кредитование. Фирмы, экспортирующие свою продукцию, частично освобождаются от уплаты НДС, импортных пошлин при ввозе сырья, оплачивают электроэнергию по льготным тарифам.

СОЮЗЫ ЭКСПОРТЕРОВ - ГРОЗНАЯ СИЛА

Знаменитый торговый район Лалели в европейской части Стамбула - турецкий текстильный рай. Говорят, что несколько десятков лет назад на этом месте был пустырь, в центре которого красовались несколько общественных туалетов. Сейчас здесь сосредоточилось более тысячи малых предприятий, которые успешно торгуют более чем с пятьюдесятью странами мира. Производители текстиля, кожи, постельных принадлежностей, детской одежды. Тут и там слышна иностранная речь. Челноки из России, стран СНГ, Польши, Чехии, Израиля, Македонии. Соответственно, и сфера обслуживания. Русские парикмахерские, магазины, даже "Русские пельмени от Татьяны", где танцую танец живота и поют русский шансон. История Лалели неразрывно связана падением железного занавеса. После открытия границ сюда из бывшего СССР толпами хлынули челноки в тренировочных штанах и вареных джинсах. Днем они сновали по улицам, сгибаясь под тяжестью тюков с товарами, а по вечерам, в целях сохранности, обматывали скотчем свои полосатые сумки. Поставка копеечных товаров низкого качества приносила местным предпринимателям неслыханную прибыль. Говорит хозяин пошивочной мастерской в Лалели Ахмет Турунч:

- В те годы ежемесячные обороты местных торговцев доходили до миллиона долларов. Сейчас ситуация изменилась. Объемы продаж на крупнейшем в Стамбуле рынке Лалели в результате экономического кризиса значительно упали. Однако торговля идет. Мелкооптовые рынки по-прежнему остаются одним из важных каналов реализации товаров. Российские челноки с навьюченными сумками из безработных одиночек превратились в настоящих предпринимателей. Небольшая торговая наценка по-прежнему позволяет им конкурировать с розничной сетью. Чтобы защитить свой бизнес, производители объединяются в Союзы экспортеров.

Союзы экспортеров представляют собой грозную силу. Производители лоббируют собственные интересы в правительстве, добиваются отмены невыгодных им решений, организуют заговоры и интриги. Так, два года назад между Турцией и Россией разразился так называемый "помидорный кризис". Российские власти запретили ввоз турецких овощей и фруктов из-за превышения содержания пестицидов. Турецкие экспортеры сделали все, чтобы в самые короткие сроки разрешить этот конфликт, причем на самом высоком уровне. В ходе переговоров турки добились упрощенного таможенного коридора в обмен на обещание экспортировать в Россию чистую продукцию. А в конце июня этого года в Бурсе в режиме секретности прошло совещание объединения экспортеров готовой одежды и текстильной продукции. Представители малого бизнеса обратились к государственным чиновникам, чтобы те помогли им воздействовать на политическую элиту России с целью снижения таможенных пошлин на турецкие товары и понижения "до разумного уровня" цен на турецкую экспортную продукцию. Журналист Айхан Туркан:

- Совместные экспортные компании для организации сбыта готовой продукции решают вопросы, которые не под силу отдельным малым и средним предприятиям. Союзы экспортеров независимые негосударственные организации. Всего в Турции имеется около пятидесяти таких объединений.

СПАСАЛИСЬ КТО КАК МОГ

В период мирового экономического кризиса наиболее пострадал именно малый бизнес. Несмотря на поддержку государства, которое выделило более миллиарда долларов, закрылись сотни фирм, были уволены или отправлены в бессрочный отпуск тысячи сотрудников. Хозяйка одной из таких " затонувших" во время кризиса компаний Айнур Алтынкек рассказывает, что спасались кто как мог:

- Для сохранения производства многим не хватило капитала. Сырье поднялось в цене, посредники накручивали свои проценты, закрывались каналы сбыта. Я родилась в Стамбуле, закончила одну из частных школ, уехала учиться в Штаты, проработав около семи лет в одной из крупных американский компаний, вернулась на родину, чтобы открыть собственное дело - стекольную фабрику. На балконе писала свой первый бизнес план. Многие выпускники американских вузов возвращаются на родину. Каждый с огромным опытом работы и багажом знаний. Но им некуда податься, зарплаты на фирмах небольшие, поэтому предпочитают открыть собственное дело.

Впрочем, Айнур исключение. Пока не только малый, но и обычный бизнес в Турции остается исключительно мужским занятием. Совсем недавно отменили закон, согласно которому женщина, чтобы устроиться на работу, должна была получить согласие мужа. Даже такие исконно женские в Европе профессии, как парикмахер, продавец, официант, повар, в Турции по прежнему принадлежат мужчинам. Конечно, существует элита. Женщины из состоятельных семей, которые могут получить блестящее университетское образование, трудятся по специальности. Исключением из правил остается глава Ассоциации турецких промышленников и предпринимателей, Арзухан Доган Ялчиндаг - богатейшая женщина Азии.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG