Доступные ссылки

Гангстеры в заключении


В прошлом году, в правоохранительных кругах Ониани (также известный как Тариэл Мулукхов и "Таро") рассматривали в качестве потенциального "босса из боссов" внутри многоэтнического русского преступного мира

В прошлом году, в правоохранительных кругах Ониани (также известный как Тариэл Мулукхов и "Таро") рассматривали в качестве потенциального "босса из боссов" внутри многоэтнического русского преступного мира

То, что в русском преступном мире царят хаос и беззаконие во всех смыслах видно невооруженным взглядом. А в последнее время возникало ощущение, что не за горами бандитская война, которая может протянуться по всей протяженности огромной страны и вовлечь всю гамму этнических банд - от грузин до курдов, чеченцев и русских. Однако, как и со многим другим в России, хотя преступный мир может выглядеть совершенно неконтролируемым, на самом деле он регулируется в форме "управляемой анархии".

Это было продемонстрировано результататами бурлящего конфликта между грузином Тариелем Ониани и курдским криминальным авторитетом Асланом Усояном ("Дед Хасан"), основной фигурой в среде кавказских банд в России. В прошлом году, в правоохранительных кругах Ониани (также известный как Тариэл Мулукхов и "Таро") рассматривали в качестве потенциального "босса из боссов" внутри многоэтнического русского преступного мира. Даже те, кто с меньшим оптимизмом смотрел на его, казалось бы, безудержный рост, опасались, что его амбиции приведут к бандитской войне сравнимой с дикими временами 1990-х.

Однако, в июне 2009 года, Ониани был арестован по обвинению в похищении. Ему отказали в освобождении под залог, даже после предоставления обеспечения в размере 15 млн. рублей (около 500 000 долларов США). В прошлом месяце он был приговорен к 10 годам тюрьмы строгого режима.

Между тем, его международная преступная империя была тихо развалена другими крестными отцами. Некоторые сферы его преступной деятельности просто перешли к конкурентам. Верные ему соратники, которые могли бы оказать сопротивление или пытались помочь Ониани продолжать управление из-за решетки были изолированы, запуганы, а некоторые даже убиты. В марте Владимир "Ладо" Джанашия был убит во Франции; в мае, уже наступила очередь Малхаза "Малкхиони" Кития, застреленого в Греции. "Мераб Сухуми", Джангвеладзе, один из самых главных помошников Ониани, ушел, по-видимому, в подполье.

Это больше, чем просто случай использования слабости вызывающего страх конкурента по уголовному миру. Происшедшее также отражает хоть и не афишируемый, но все же общий интерес между властями законного и незаконного миров, в целях сохранения статуса-кво.

Ониани стал дестабилизирующим фактором. В 2004 году, когда президент Михаил Саакашвили расправился с традиционным уголовным братством воров в законе, он покинул Грузию и переехал в Испанию. В следующем году он бежал в Россию, где он уже имел серьезные уголовные интересы, а также сеть контактов в рамках этнического грузинского преступного мира. Он начал агрессивно расширять свою деятельность, внедряясь, как считается, в целый ряд различного рода операций, начиная от вымогательства и кончая незаконным игорным бизнесом.

Его ничуть не смущал переход на чужую территорию или игнорирование существующих механизмов для разрешения споров с другими бандами. Он поднялся быстро, но приобрел врагов еще быстрее. В частности, он впал в немилость к Усояну. К 2009 году, с ростом напряженности в преступном мире, усиленным влиянием глобального и локального финансового кризиса, эта разборка грозила перейти в полномаштабную войну.

В 2008 году русские гангстеры пытались выступить посредниками между ними, но мира достичь не удалось, в значительной мере потому, что Ониани отказался идти на компромисс. Чтобы создать хотя бы видимость примирения, он согласился позволить вору в законе старой школы Вячеславу "Япончик" Иванкову попытаться выступить в качестве арбитра в его споре с Усояном в отношении игорного бизнеса. Однако, когда стало ясно, что Иванков склоняется в сторону Усояна, судя по всему, Осиани его убил. По ходу процесса, он отдалил от себя традиционалистов среди воров, продемонстрировал свое неуважение к консенсусу в преступном мире и привел перспективу полномасштабной бандитской войны еще ближе.

Ониани стал опасным - и к тому же помехой для бизнеса. Хотя банды и преступные сети являются автономными единицами, в русском преступном мире имеется ряд механизмов, с помощью которых серьезных споров можно избежать или решить и выработать соглашение между авторитетами, что, как правило, происходит на скходке, своего рода уголовном саммите.

Иногда на этих встречах на высшем уровне принимаются решения по санкционированию прямых действий против общих угроз. Когда еще один грузин, Отари Квантришвили, пытался в 1994 году, утвердить контроль над всеми бандами Москвы, он пал под пулей убийцы после скходки, которая проголосовала за его ликвидацию. Но с Ониани, как представляется, были опасения, что такой шаг может воспламенить искру войны. Могло ли быть лучшее решение проблемы, чем дать возможность государству сделать работу за себя?

Есть, конечно, честные русские судьи, сотрудники полиции и работники прокуратуры, и возможность того, что крестный отец может быть справедливо осужден, не исключена. Однако, такое случается уручающе редко.

Высокопоставленных фигур редко арестовывают, если арестовывают, то еще реже против них заводятся уголовные дела, а до их осуждения не доходит почти никогда. Случай Ониани кажется необычным в плане отсутствия процессуальных нарушений, наличия доказательств (в том числе готовности свидетелей к даче показаний, что, как правило, является проблемой, ввиду слабости программ по защите свидетелей), агрессивности прокуроров и поддержки Кремля по вынесению обвинительного приговора.

Если бы преступная империя Ониани не была бы разрушена, она, по всей вероятности смогла бы найти способ сорвать этот процесс. Действительно, без предоставления гарантий о том, что его дни сочтены, изначально прокуратура могла бы не пойти против него. И, наоборот, не будь Ониани в тюрьме, его империя была бы далеко не так уязвима.

На сегодняшний момент, как государство, так и преступный мир имеют все основания, чтобы быть довольными. Жестокой и кровавой борьбы за сферы влияния, которая ударила бы по имиджу правительства и вынудила бы его занять более жесткую линию с бандитами удалось, вероятно, избежать. Уголовные авторитеты наблюдали, как трудный и опасный человек, был выведен из обращения, и могут наслаждиться дележом частей его криминальной империи между собой. А воры, остатки умирающей субкультуры, могут знать, что Иванков был отомщен, пусть даже это произошло путем больше подходящим для 21-го века.

Статья отражает точку зрения автора

***

Марк Галеотти
- научный председатель Центра по Глобальным Вопросам Нью-Йоркского Университета и автор блога "В тени Москвы", о преступности и коррупции в России.
XS
SM
MD
LG