Доступные ссылки

Постоянное сравнение Турции с Азербайджаном неизбежно. Так уж случилось, мы долгие десятилетия (а может быть, и столетия) были изолированы друг от друга. Потом, когда препятствия были устранены, когда начались интенсивные контакты, выяснилось, наши завышенные ожидания и суровая реальность не всегда совпадают. Что-то сбылось, что-то оказалось совсем другим. Сбои происходили и в политике. Как сказал мне с добродушной иронией один интеллигентный турок, наши политики, будто играют друг с другом в волейбол. Мяч посылается на одну сторону, потом обязательно возвращается на другую. И так почти всё время за последние годы.

Не будем заламывать руки. История нас чаще разъединяла, чем объединяла, мы смотрели на мир с разных позиций, мы существовали (присутствовали, сказал бы мудрый Хайдеггер) будто в разных мирах. Хорошо ещё, что сохранилось глубокое соприкосновение в языке, и культуре, и ещё глубже, в мифах. А мифы феномен, порой, куда более серьёзный, чем история. Так что пусть на идиллию надеяться не приходиться, волейбол так волейбол, главное, что нас объединяет нечто более глубокое, чем политика, чем стратегическое партнёрство, чем даже культурное сотрудничество. Что не сразу можно разглядеть за сиюминутными и суетными страстями.

***

Гюнешликенд, где мы отдыхали в июле этого лета, находится приблизительно в 10 километрах от небольшого провинциального городка Сеферихисар, и приблизительно в 40 километрах от Измира, одного из крупных турецких мегаполисов. В другом направлении, если ехать через курортный город Кушадасы, Гюнешли кенд находится приблизительно в 300 километрах от Бодрума.

Практически в обоих направлениях приходится ехать вдоль Эгейского моря с его бесконечными пляжами. Неудивительно, поскольку вода в Эгейском море чистая и прозрачная, к тому же летом остаётся прохладной (подводные течения), поэтому морские купания в знойные дни здесь особенно приятны.

Тщетно искать на карте Гюнешликенд. Название ему дали сами члены дачного кооператива (в основном, жители Измира и Анкары), которые его организовали, построили, и сами управляют. Гюнешликенд это 360-370 трёхэтажных домов, состоящих из двух автономных половин (каждый этаж, в свою очередь, автономен), которые расположены на холмах, и рельефно спускаются к трём пляжам, на берегу Эгейского моря. Вся территория окружена невысоким забором, с постовым (постовой) на входе. Внутри территории маркет, кафе, баскетбольная площадка, бассейн. Ещё два года назад, будучи в Гюнешликенд я подумал, как важны сегодня нормальные стандарты жизни. Речь идёт о привычных холодильнике и телевизоре, о горячей воде, об Интернете и мобильном телефоне, о маркете с привычным набором продуктов, о чистой воде, если не из крана, то доступной и привозной, об удобной транспортной системе, и т.д. Можно продолжать этот список, но главное в том, что в Гюнешликенд «ситэси», мы оказались не в экзотической стране, с экзотическими продуктами (и с опасностью жёлтой лихорадки и обязательности международного свидетельства о вакцинации против неё), а в обычной цивилизованной среде, в которой чувствуешь себя комфортно, среди людей, с которыми не обязательно даже общаться, чтобы чувствовать себя как среди своих. Это я и называю привычным цивилизованным порядком.

Налаженный порядок, внутри дачного кооператива, можно рассматривать как свидетельство того, что он вписан в налаженный порядок вне самого дачного кооператива. Порядок может давать сбои. Так, скажем, во время нашего пребывания в Гюнешликенд, в душе на пляжах, перестала идти пресная воды (замечу, что вода в Эгейском море очень солёная), возможно, как следствие общего дефицита пресной воды в стране. Не исключено, что были другие сбои, которые гостю не видны. Но во всех случаях, порядок есть порядок, и его не трудно отличить от беспорядка.

Возможен ли такой кооператив на берегу Каспия, скажем на расстоянии 20-30 километров от Баку? Наверно возможен, но не раньше, чем подобный порядок сложится за пределами подобного кооператива.

***

Кажется, весь Сеферихисар в жаркие летние дни живёт на улице. Не только в скверах и летних кафе. Продавцы небольших магазинчиков выносят свои стульчики на тротуары, появится потенциальный покупатель, зайдут показать товар и вновь на улицу. Если кафе в помещении, несколько стульчиков обязательно выставлены на тротуаре. Вот мужчина зашёл в небольшое кафе, купил бутылку воды, сел на стульчик прямо на тротуаре, выпил, пошёл дальше. За ним женщина с ребёнком присела, чтобы напоить ребёнка.

В основном все одеты по-летнему. Шорты, бриджи, яркие летние майки. И не только молодёжь, люди всех возрастов. Заметив мужчину
в брюках и в рубашке, мы с братом полушутя решили «кто-то из наших».

Невольно обратил внимание на надпись «Кёй Пазары» (сельский базар), хотя оказалось, что это не «базар» в нашем понимании слова. Это было трёхэтажное здание, на первом этаже продавали продукты, по-видимому, выращенные и приготовленные в сёлах, на втором - сельские поделки. Приветливая женщина показала нарядные куклы в национальной одежде собственного изготовления. В соседней комнате было нечто вроде наших изостудий. Обратил внимание, что на стенде объявлений предлагалось записаться на курсы греческого языка. На мои недоуменные вопросы, сопровождавшая нас турчанка Перихан Торун разъяснила, что Эгейское море должно объединять два народа, турецкий и греческий, а не разъединять. В ближайшие годы туркам и грекам придётся много общаться, и они должны знать языки друг друга.

О Перихан Торун мне приходилось писать. Она из тех женщин, которым до всего есть дело, она готова заботиться о каждом человеке, который, так или иначе, оказывается в её орбите. Добавлю, что как-то во время морской прогулки по Эгейскому морю я сказал, что у нас трудно встретить женщин подобного общественного темперамента, моя турецкая собеседница призналась, что подобных женщин нет и у них. Так что будем считать Перихан Торун женщиной уникальной.

Перихан Торун повела нас завтракать в маленькое кафе из двух комнат, которым управляют две сестры, одной лет 40, другая моложе. Выяснилось, что сёстрам приходится ухаживать за братом-инвалидом, они попеременно должны находиться дома, что у обоих нет собственной семьи, они так и не вышли замуж. Когда я спросил у Перихан, почему же так случилось, такие красивые, здоровые, работящие женщины, куда же смотрят турецкие мужчины, Перихан только развела руками (моё гендерное любопытство не было удовлетворено, но что можно узнать об этих вопросах, оставаясь туристом).

Кафе было очень уютным и каким-то домашним. Женщины украсили его на свой вкус, фотографии на стене, какие-то украшения, которые разложены на полках. Почему-то для себя я решил, что это стиль Пиросмани. Понимаю, что это странная ассоциация, возможно на строгий взгляд знатока «ничего общего», но почему-то мне кажется, что читатель, у которого есть художественное воображение, меня поймёт.

Мы пили чай и айран, ели что-то вроде наших кутабов с зеленью, которые были приготовлены здесь же, в другой комнате и мысленно пожелали симпатичным женщинам, чтобы всё у них сложилось благополучно.

Как и во всей стране…

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG