Доступные ссылки

ОБОН – отряд баб специального назначения


Сторонница свергнутого президента Курманбека Бакиева выкрикивает лозунги против сторонников Временного правительства на акции протеста в центре Джалалабада. 14 апреля 2010 года

Сторонница свергнутого президента Курманбека Бакиева выкрикивает лозунги против сторонников Временного правительства на акции протеста в центре Джалалабада. 14 апреля 2010 года

В Кыргызстане и Узбекистане все чаще используют группы женщин как орудие репрессий. В народе их называют отрядами баб особого назначения (ОБОН).

ОРУЖИЕ МАССОВОЙ ИСТЕРИКИ


В самом начале ОБОН расшифровывался как «озверевшие бабы особого назначения». В составе ОБОНа часто бывает около двадцати-тридцати крепких голосистых женщин, которые перебивают своим криком оппонентов, избивают их, срывают их митинги и демонстрации. В Узбекистане и Кыргызстане ОБОН не раз устраивал драки, побои участников подобных акций.

Сотрудники силовых органов относятся к женщинам более снисходительно, чем к мужчинам. Некоторые политики в Центральной Азии, кажется, поняли это по-своему и начали широко пользоваться «услугами» таких женщин в качестве эффективного инструмента для подавления своих оппонентов. Чаще всего подобное явление можно было наблюдать во время последних событий на юге Кыргызстана.

Наблюдатели из Кыргызстана считают, что впервые группы ОБОНа появились во время Тюльпановой революции в 2005 году и спустя пять лет вернулись на политическую арену страны.

ОБОН ПРОТИВ НОВОЙ ВЛАСТИ

После антиправительственного мятежа в Кыргызстане в апреле этого года, президент Курманбек Бакиев бежал из страны. К власти пришла новая команда.

Но в стране осталось немало сторонников свергнутого президента, которые при помощи ОБОНов делали все возможное, чтобы сорвать митинги сторонников Временного правительства и встречи представителей новой власти с населением.

Однако в сравнении с обычными людьми, выступающими в поддержку новой власти, политики из Временного правительства не могли
Сторонница Курманбека Бакиева спорит с представителями Временного правительства. Джалалабад, 14 апреля 2010 года
предпринять против ОБОНа ничего серьезного, полагая, что борьба или спор с крикливыми женщинами может серьезно отразиться на их репутации и отношениях с электоратом.

В итоге на встречах с населением многие политики из Временного правительства при виде женщин из ОБОНа просто разворачивались и уходили.

НА СЛУЖБЕ У КОНКРЕТНЫХ ЛЮДЕЙ

Радио Азаттык известны случаи, когда местные правозащитники подвергались нападению со стороны ОБОНа после кровавых событий на межэтнической почве на юге Кыргызстана. Так, в середине августа группой «обонщиц» из числа около пятидесяти агрессивных женщин был избит руководитель правозащитной организации «Хакикатга жол» («Путь к справедливости) Абдуманноп Халилов.

Вначале ОБОН избил Абдуманнопа Халилова на третьем этаже здания суда, потом вывел на улицу и продолжил побои.

Жительница Оша, будучи свидетельницей данного инцидента, сказала узбекской редакции Радио Свободная Европа/Радио Свобода, что в это время рядом стояло около тридцати сотрудников милиции, которые, по её словам, даже не попытались вмешаться в этот бардак.

«Халилов вбежал в здание суда, поднялся в кабинет судьи, но ОБОН ворвался туда, и женщины начали бить его бутылкой по голове. После чего Халилов упал в обморок», – сказала женщина.

Кроме того, Радио Азаттык сообщило о том, что толпой агрессивных женщин была
Халилов вбежал в здание суда, поднялся в кабинет судьи, но ОБОН ворвался туда, и женщины начали бить его бутылкой по голове. После чего Халилов упал в обморок
избита руководитель правозащитной организации «Кылым Шамы» («Факел века») Азиза Абдурасулова.

«К сожалению, в Кыргызстане население очень политизировано, группа таких женщин служит конкретным людям», – заявила сама правозащитница.

ОБОН же, в свою очередь, обвинил правозащитников в предоставлении международным организациям недостоверной информации относительно межэтнических столкновений в Ошской и Джалалабадской областях.

ОПЛАТА УСЛУГ

Некоторые наблюдатели считают, что идеологи создания такой силы руководствовались азиатским менталитетом, учитывая, что мужчины, участвующие в протестных акциях, или милиционеры не будут поднимать руку на женщин, которые по возрасту годятся им в матери, или стрелять в них.

Главный редактор Бишкекского бюро Института освещения войны и мира (IWPR) Инга Сикорская говорит Радио Азаттык:

«Ведь нередко можно увидеть, что среди участниц ОБОНа женщины в возрасте пятидесяти–шестидесяти лет. Естественно, отношение к ним снисходительное, не такое как к другим участникам акций протеста. В среде таких женщин есть и безработные, и те, кто зарабатывает на этих акциях».

По мнению Инги Сикорской, становление ОБОНа в Кыргызстане уходит корнями в начало 2000-х годов, когда некоторые оппозиционеры начали выводить на свои митинги группы женщин.

Возможно, считает Инга Сикорская, в то время это были их истинные устремления, но после того как местные технологи тщательно изучили новое явление, создание таких женских отрядов было принято на вооружение в качестве нового инструмента в уличной борьбе против политических оппонентов.

«Видно, что члены ОБОНа – это женщины из маргинализированных слоев населения, нуждающиеся в дополнительном заработке (по
Видно, что члены ОБОНа – это женщины из маргинализированных слоев населения, нуждающиеся в дополнительном заработке
признанию многих, участие в таких акциях оплачивается). Многие из них чаще всего являются дальними родственниками и сторонниками оппонирующих сторон», – говорит Инга Сикорская.

По неофициальным данным, в зависимости от размера «услуг» каждая из женщин из ОБОНа за один раз получает от пятисот до пяти тысяч кыргызских сомов (от 10 до 100 долларов).

ОБОН РОДИЛСЯ В УЗБЕКИСТАНЕ

Местные политтехнологи в Кыргызстане, кажется, переняли опыт узбекских силовиков, которые давно используют шумные женские группы против неугодных активистов, местных правозащитников и журналистов.

Узбекские правозащитники не раз говорили репортеру Радио Азаттык о случаях, когда местные силовые органы, узнав о приезде правозащитников на места, заранее готовили провокации против них. Часто правозащитников поджидала толпа женщин с палками в руках, которая набрасывалась на них и жестоко избивала.

Независимый узбекский журналист Улугбек Хайдаров, проживающий в настоящее время в эмиграции в Канаде, считает, что ОБОНы появились в Узбекистане в 2000-х годах. Он вспоминает, что вначале власти организовывали ОБОНы из состава малых групп женщин-цыганок (община люли).

Однако, говорит Улугбек Хайдаров Радио Азаттык, власти Узбекистана, в частности правоохранительные органы и спецслужбы, поняли, кажется, неэффективность ОБОНов, в составе которых числились исключительно женщины-цыганки. После чего были созданы ОБОНы из числа местных женщин.

«В середине 2000-х годов в городе Джизак, где я проживал, насчитывалось около двадцати ОБОНов, – говорит Улугбек Хайдаров. – Ими пользовались сотрудники УВД и спецслужбы для подавления акций протестов журналистов, правозащитников. Интересно, что эти женщины не скрывали, что состоят в ОБОНе. Они появлялись в местах проведения пикета внезапно, избивали, царапали всех и опять исчезали», – говорит Улугбек Хайдаров.

Наш собеседник вспоминает случай, произошедший осенью 2005 года в Узбекистане с участием «обонщиц». Тогда в доме узбекского правозащитника Бахтиёра Хамраева состоялась встреча сотрудников Британского посольства в Узбекистане с представителями гражданского общества.

«Обонщицы», по словам журналиста, внезапно ворвались в дом Бахтиёра Хамраева и начали все опрокидывать, кричать, поднимать
Выяснилось, что большинство женщин из ОБОНа являлись торговцами незаконного золота и масла на базарах
руку на присутствующих, включая самого правозащитника. После чего сотрудникам силовых органов пришлось вывести представителей дипломатического корпуса.

«Я же повез самого Хамраева на перевязку в больницу, – говорит Улугбек Хайдаров. – После выяснилось, что большинство женщин из ОБОНа являлись торговцами незаконного золота и масла на базарах. Силовые органы, пользуясь их «услугами», предоставляли им определенные поблажки, то есть закрывали глаза на их незаконный бизнес».

По словам независимого узбекского журналиста, нередко группы ОБОНа в Узбекистане возглавляли женщины, занимающие руководящие посты в государственных органах. Улугбек Хайдаров говорит, что к тому их принуждали, при этом угрожали лишить должности.

Радио Азаттык
XS
SM
MD
LG