Доступные ссылки

Указ президента и слово писателя


Марио Варгас Льоса, Мадрид, 14 сентября 2009

Марио Варгас Льоса, Мадрид, 14 сентября 2009

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА

Президент Перу Алан Гарсиа отозвал свой же собственный указ о приостановлении расследования нарушений прав человека, совершенных до 2003 года. Речь идет о большом периоде начиная с в 80-х годов, во время которого перуанские власти вели вооруженную борьбу с повстанцами.

Фактически это была гражданская война между правительственными войсками и левой группировкой Sendero Luminoso, в которой победили власти, а погибли за это время почти 70 000 человек.

СЛОВО ПИСАТЕЛЯ


Гарсиа отозвал свой указ после обращения знаменитого перуанского писателя и общественного деятеля Марио Варгаса Льосы. Писатель сказал, что указ – «завуалированная амнистия» военным и сотрудникам спецслужб, которые в это время похищали граждан, пытали и убивали подследственных.

Льоса считает, что президентский указ фактически означает защиту военных от уголовных преследований за преступления. Он смело озвучил подозрения, что Гарсиа стремится не только защитить сторонников, но и себя самого – ведь преступления были совершены во время первого пребывания Гарсии на посту президента.

Слов знаменитого писателя оказалось достаточно.

ПЕРО ПЕРУАНЦА

Марио Варгас Льоса для меня не только знаменитый перуанский писатель и публицист, один из плеяды латиноамериканских прозаиков, громко заявивших о себе на весь мир в середине прошлого века. Это один из моих любимых писателей. Габриэля Гарсиа Маркеса в Азербайджане знают почти все, а Льосу мало кто.

На русском языке хорошо известны романы Льосы «Город и псы», «Зелёный дом», «Капитан Панталеон и рота добрых услуг», «Война конца света» и другие.

Кто-то сказал про молодого тогда еще Марио Варгаса, что он пишет словно со стиснутыми от боли зубами. Это действительно так.
Полицейская гвардия на улицах Лимы во время демонстрации протеста строительных рабочих, 14 июля 2010


Хорошо помню, как я зачитывался его повестью о золотой молодежи «Щенки», романом «Тётушка Хулия и писака» в 70-е годы, будучи студентом, обсуждал их, смеялся над писакой Педро Камачо со своей, лучшей в мире девушкой, которая потом стала моей женой. «Войну» я прочел десятилетием позже. Как все эти романы разительно отличались от того, что предлагало нам скудное меню советской и азербайджанской советской литературы. Это было одним из окон в большой, яркий и красочный, а главное, свободный от ограничений мир, о котором мы мечтали и неосознанно стремились…

ПЕРУ И АЗЕРБАЙДЖАН

Удивляет, даже поражает вескость, вес писательского слова для действующего президента Перу. Поневоле задумываешься, сравниваешь ситуацию с Азербайджаном. Перу к странам развитой демократии не отнесешь. Да и не в каждой демократической стране президенты до такой степени считаются с популярными писателями. В чем причина того, что у нас такое невозможно?
Демократии и демократичности не хватает?

Глава государства слишком силен, чтобы считаться с чьем-либо мнением или писатели так слабы? И если слабы, то почему? Потому что пишут не о том? Или слабы потому, что слаба оппозиция?

Или наоборот, оппозиция слаба потому, что наши независимые писатели не смогли стать властителями дум молодежи?

Может, потому, что советские и постсоветские репрессии и идеологическая промывка мозгов великим учением марксизма-ленинизма, а теперь и гейдаризма, сформировали и продолжают формировать в большинстве людей рабскую психологию?

Потому, что в постсоветской стране нет даже настоящих рыночных отношений и фактически вся экономика и торговля под контролем государства и чиновников?

Потому, что в отличие от католического Перу, советская власть сумела внушить людям, что нет никакого Бога и все дозволено?

Может потому, что большинство протестных групп подавлены силой или куплены огромными для маленькой страны нефтяными деньгами?

Или потому, что не хватает таланта и известности, или гражданской позиции, решительности и мужества самим писателям? Можно ли стать большим, известным писателем, старательно и осторожненько избегая острейший тем и проблем современности?

ТАЛАНТ + МУЖЕСТВО

Осмеливающиеся протестовать литераторы есть, в основном из молодых, но им не хватает литературного капитала, известности, а иногда и таланта, чтобы достичь их. Есть маститые, известные и за пределами страны, многим из которых не хватает гражданского мужества. У таких есть масса объяснений для своего конформизма, которые они более-менее регулярно озвучивают в свое оправдание вместе с жалобами на падение читательского интереса к литературе и сокращение читателей.

В современном Азербайджане действительно есть множество веских причин, - говорю это без всякой иронии, - и поводов для того, чтобы молчать в тряпочку, писать исторические романы без всяких параллелей с современностью, описывать репрессии сталинизма, или муки неразделенной любви и так далее.

Нет только Марио Варгаса Льосы.

Александр Солженицын полвека назад сказал «Стыдно в наше время писать исторические романы». Эти слова действительны для Азербайджана и сегодня.

НЕ ТОЛЬКО ЛЬОСА

Однако и в Азербайджане есть известные писатели, у которых хватает гражданского мужества не молчать. Есть Чингиз Гусейнов, - он не раз высказывал критику и подписывал различные обращения, - есть Рустам Ибрагимбеков. Рустам Ибрагимбеков, например, около двух месяцев назад направил президенту Ильхаму Алиеву письмо с просьбой освободить блогеров Эмина Милли и Аднана Гаджизаде. Ответа нет до сих пор.

Президент Алан Гарсия, который считается с писательским словом, если и не избрался, - не знаю точно, - то во всяком случае смог стать президентом не в первый раз, даже с большим перерывом…

И еще интересно, как читаются романы, публицистика и без того читаемого Марио Варгаса Льосы, после того как президент отозвал свой указ?

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG