Доступные ссылки

Санкции, введенные США, уже давно сделали использование кредитных карт в Иране проблемой. Для удобства посетителей, раздраженных из-за необходимости тащить пачки наличных, мудрые продавцы ковров научились обходить блокаду путем сбора средств с кредитных карт за рубежом, скажем Дубае, с последующим переводом денег на их банковский счет в Иране.

Этот изящный трюк сейчас сделался сложнее. Вследствие международных санкций, финансовые регуляторы в Объединенных Арабских Эмиратах заморозили десятки иранских банковских счетов и осуществляют строгий контроль за валютными переводами в Исламскую республику. Внезапное удушение валютных источников, от которого также пострадал большой и прибыльный бизнес по реэкспорту товаров из Дубая в Иран, привел к 15-процентному обвалу в конце прошлого месяца иранского риала, который держался по отношению к американскому доллару достаточно устойчиво в течение многих лет. Озлобленная толпа разгромила лавки валютных дилеров в Тегеране, отчаянно пытаясь купить доллары до следующего падения.

Центральный банк Ирана вскоре вмешался, проведя инъекцию достаточного количества долларов, чтобы стабилизировать рынок. Тем
Несмотря на все бахвальство их лидеров, простые иранцы все больше обеспокоены и в самом деле пострадали от санкций
не менее краткая паника показала, что, несмотря на все бахвальство их лидеров, простые иранцы все больше обеспокоены и в самом деле пострадали от санкций. Теперь они принимают различные формы, от прямого запрета на импорт персидских ковров в Америку, который вступил в силу в прошлом месяце, до введения санкций против отдельных должностных лиц, обвиняющихся в нарушениях прав человека; остановки иранских операций крупными многонациональными компаниями и растущим нежеланием транспортных и страховых компаний по обслуживания грузов, предназначенных для Ирана.

Даже взятые вместе, эти санкции вряд ли поставят пятого в мире по величине экспортера сырой нефти на колени. Лазейки остаются достаточно большими, и привлекаемость 75-милионного рынка Ирана достаточно сильна, чтобы приток товаров и денег не прекращался. Хотя Южная Корея вслед за Японией ввела в прошлом месяце санкции в отношении ряда иранских банков и фирм, встав в один ряд с другими американскими союзниками, она по-прежнему заинтересована в защите торговли с Ираном, которая превысила десять миллиардов долларов в прошлом году. Поэтому она быстро подписала контракт согласно которому корейские и иранские трейдеры могут рассчитываться с помощью специальных средств в двух корейских банках и в корейской валюте. А азиатский гигант Китай даже не видит необходимости в таких уловках, и быстро расширил свою долю рынка в Иране, как и соседняя Турция.

Однако санкции, усилившиеся в июне в ходе четвертого раунда Совета Безопасности ООН, и имеющие целью наказать Иран за его ядерные амбиции, неумолимо ведут к увеличению стоимости и проблем ведения бизнеса. Почти все крупнейшие международные торговцы нефтепродуктов, например, прекратили дело с Ираном, заставляя страну полагаться на дорогостоящие мелкие сухопутные поставки бензина, который ввиду недостаточных инвестиций в переработку страна по-прежнему вынуждена по большей части импортировать.

Санкции также ограничли поток столь необходимых иностранных инвестиций и специалистов, особенно в энергетическом секторе, который приносит 80 процентов доходов Ирана от экспорта. В последние месяцы пять крупных европейских нефтяных компаний,
Президент Ирана (на фото - слева, приветствует главу МИД Аремении Налбандяна) трубит о незначительных достижениях, таких как договор о свободной торговле с соседней Арменией, как о признаках дипломатического успеха
которые долгое время держали свой глаз на Иране, в надежде когда-нибудь извлечь выгоду из его огромного неиспользованного потенциала, особенно в природном газе, пообещали выйти оттуда полностью. INPEX, крупнейшая Японская фирма по нефтяной разведке заявила, что может приостановить свою деятельность в Иране. Южно Корейская GS Engineering and Construction в июне отменила 1,2-миллиардный проект по переработке газа. В значительной степени в результате таких неудач, Министерство нефти Ирана вряд ли достигнет плана по повышению нефтедобывающих мощностей на 35 процентов к 2015 году и началу экспорта сжиженного природного газа, заключает в недавнем докладе Номура, одна из крупнейших япоских брокерских фирм. Вместо этого, добыча нефти, скорее всего, сократится на 15 процентов, а экспорт на целых 25 процентов.

Ничего из выше перечисленного не уймет излияния Махмуд Ахмадинежада, президента Ирана, который недавно повторил свое предсказание, что "капитализм обречен". Вместо этого он трубил о незначительных достижениях, таких как договор о свободной торговле с соседней Арменией и договоренность о возобновлении прямого воздушного сообщения между Ираном и Египтом после 30-летнего перерыва, как о признаках дипломатического успеха. А валютные резервы Ирана, настаивает он, не раскрывая цифр, могут держать риал устойчивым на долгие годы вперед.

Возможно, президент прав, что международные проблемы не являются главным источником беспокойства Ирана. После разгрома реформистских оппонентов, в его консервативной фракции разразились ожесточеннейшие внутренние споры. Крупнейший вопрос на горизонте - план Ахмадинежада сократить потребительские субсидии, которые обходятся его правительству от 70 до 100 миллиардов долларов в год, четверть ВВП. Уже пошатнувшимся от слабого экономического роста и высокого уровня безработицы, иранцам теперь предстоит столкнуться с перспективой резкого повышения цен на продукты питания, топливо и транспорт. Следующая зима, похоже, будет суровой.

Подготовлено по материалам журнала The Economist
XS
SM
MD
LG