Доступные ссылки

Народная артистка Флора Керимова, выигрывшая по своему иску в Евросуде, дала интервью в прямом эфире РадиоАзадлыг


- Флора ханым, Европейский суд по правам человека удовлетворил иск о нарушении Ваших прав на свободные выборы и постановил выплатить Вам компенсацию в размере 59 тысяч евро.

- Я могу пошутить? 59 тысяч 100 евро; 100 - мне, а 59 тысяч - моим адвокатам: Асабали бею и Фуаду Агаеву.

- Флора ханым, наверное, пять лет борьбы требует много энергии.

- Я не вела борьбу. Это делали: Асабали бей Мустафаев, глава Сумгаитского офиса ОБСЕ, руководитель Правового Центра и присоединившийся к нему позже Фуад Агаев. Я должна не себе, а в первую очередь этим двум людям. Им двоим, которые были моей поддержкой. Мы тогда с Асабали беем и всей группой посоветовались и пресекли черный пиар против меня. Это было время, когда для дискредитации человека использовали кого-нибудь из его семьи. Удивительно, что в то время нас приглашали на празднества друг к другу. Меня пригласили к моему конкуренту по выборам по имени Гахраман. Интересно то, что я его хвалила, а он меня. Тяжелая была предвыборная кампания. Мне было тяжело видеть общежития с беженцами. Я сидела и плакала, поверьте мне, мне стыдно было бы врать, они мне руки целовали, плакали, говорили Флора ханым, Вам же не позволят, не пустят Вас. Но, несмотря на это, обратиться в Европейский суд - это была инициатива Асабали. Я вообще не хотела в это впутываться. Мы гладко провели выборы. Ну а потом Фуад
Я сидела и плакала, поверьте мне, мне стыдно было бы врать, они мне руки целовали, плакали, говорили Флора ханым, Вам же не позволят, не пустят Вас
бей присоединился. Это победа только этих двоих людей.

- Но многие махнули рукой тогда на исход выборов.

- Это не в моем характере. Даже если бы я знала, что мне с этого не будет никакой выгоды, что если после этого последует какое-то наказание, недопонимание в мой адрес, будет тяжело - я бы снова это сделала. Такой уж у меня характер. Меня не изменишь.

- Как будете делить сумму?

- Асабали бей от начала до конца, все эти 5 лет был со мной. И нынешние судебные разбирательства проводил он. Вдвоем с Фуад беем они бескорыстно проделали всю эту работу. Это было очень важно для меня. Это был довольно дорогостоящий судебный процесс. Сохранять терпение было важно больше всего для Асабали бея. И ещё раз благодарю Фуад бея.

- Слушатель пишет: «Флора ханым, мы Вас любим. Но не ввязывайтесь в политику. Нам тяжело видеть Ваши страдания. Оставайтесь певицей и нашей любимицей».

- Моей политикой был Карабах, моя родина, вы. Каждый, любой национальности, весь народ. Моя благодарность народу. Они меня не столкнули под ноги. Они показали свое отношение. Они в самую трудную минуту были со мной. Может быть поэтому, я не сломалась, не согнулась, не встала на колени.

- Но, Флора ханым, далеко не все одобряют Ваши политические убеждения. Есть и отличные мнения.


- Ну и пусть. Только у меня к ним вопрос. Где вы были, когда я сидела взаперти дома? Где вы были, когда меня годами не допускали к эфиру? Когда моя дочь плакала, обзванивая морги, если я на полчаса опаздывала, где вы были в то время? В чем вы видите отличие в моих взглядах? Им говорят: нужно осудить кого-то, конкретного человека, они это и делают.

- Вы думаете, что они остались дома и не ходили голосовать за Вас?

- Я верю, что голосуешь за того, кто тебе нравится. То есть, если любят меня, тогда почему не хотят понять? Я же не говорю, что они должны понять меня и пойти на компромисс. Просто поняв меня, почему не додумывают до конца? Каждый раз задаю тот же вопрос.
У меня к ним вопрос. Где вы были, когда я сидела взаперти дома? Где вы были, когда меня годами не допускали к эфиру? Когда моя дочь плакала, обзванивая морги, если я на полчаса опаздывала, где вы были в то время?
Что, разве я настоль глупа, что не знаю способов заработать? Что не знаю, с кем следует дружить? И что я этого не стала делать ни 15, ни 20, ни 5, ни 3 года тому назад. То есть, жизнь такая закрытая, что я не видела на примерах других как следует наживаться. Мне пришла такая мысль. Я многое пережила. Видимо, те люди, которые не хотят меня понять, не понимают меня, наверное, они хотят ещё увидеть и мою смерть. Но я не доставлю им такого удовольствия. Когда придет время отбыть на небеса, мне нечего будет стыдиться и бояться. И моим близким тоже.

- Слушатель пишет: «Флора ханым, почему Ваша страничка на Facebook закрыта? Вы не хотите получать поздравления?»

- Не дай Бог. Вот видите. Если бы я потеряла свою актуальность, кому было бы дело до моей странички? Я в Азербайджане, может быть единственная, у кого около 5 тысяч друзей в Facebook. И это кого-то настораживает. И персональная страничка моя исчезла, и информационная. Если закроют – я опять открою. Если и ее закроют, открою новую. Пока вокруг меня есть те, кто разбирается в этом деле, умные, энергичные люди, моя страничка на Facebook не исчезнет.

- Вы не боитесь быть активной в социальных сетях? Два блогера сейчас находятся в заключении: Эмин Милли и Аднан Гаджизаде.

- Нет. Всем же известно, каким образом их поймали. Как можно с ними так поступать? С кем можно сравнить этих молодых людей? Они находятся в чрезвычайной ситуации.

- Слушатель пишет: «Флора ханым, кому Вы отдадите свой голос: кандидату от правящей партии или от оппозиции?»

- Без комментариев.

- Слушатель пишет: «Флора ханым, Вы согласны с внешней и внутренней политикой Ильхама Алиева? Когда-то на РадиоАзадлыг Вы поддержали политику, проводимую Ильхамом Алиевым. А сейчас, видите, насколько сильна политика нашего президента? Он проиграл Вам 59 тысяч евро».

- Почему так безбожно говорят? Почему не хотят видеть явного? Почему не хотят принять это? Почему ожидаете, что я обязательно, мягко выражаясь, должна критиковать Ильхама Алиева? Почему ждете от меня оскорблений?

- По-вашему, какова была роль Ильхама Алиева в фальсификации итогов Ваших выборов?
Почему ожидаете, что я обязательно, мягко выражаясь, должна критиковать Ильхама Алиева? Почему ждете от меня оскорблений?


- А Вы что думаете? Ильхам Алиев позвонил и сказал: помешайте Флоре ханым?

- По-вашему, нет?

- Я совершенно не согласна принижать Ильхама Алиева до такого уровня. Я вам одно скажу. Я много раз видела за свою жизнь, что некоторые для того, чтобы понравиться кому-то, вот тому, о ком вы говорите, делали такое, что у человека волосы встают дыбом. Если бы я не знала этого, не соприкасалась с этим, тогда я бы сказала, да, вы правы. Но, это не так.

- Но Флора ханым, на самом деле у этого вопроса два ответа: или не хочет, так как это плохо, или же, не может и поэтому это плохо.

- Я сказала, что это плохо? Это сказал тот, кто задал вопрос. Пусть сам и отвечает.

- Если в стране выборы фальсифицируются, если за это в ответе, как Вы сказали, мелкие чиновники, и если они занимаются самодеятельностью, это означает, что существуют проблемы в управлении ими. То есть, ответственность лежит на президенте. Если это происходит под указку президента, опять же - ответственность на президенте. По-вашему, существуют другие варианты?

- Существуют. Сказать Вам? Мы прошли судебными разбирательствами. Сейчас я могу проиграть разбирательство в судах с Фаиком и Ильхамой. Как по-вашему, по заказу кого, как не среднего уровня человека, это может случиться?

- Ну, может быть, не в суде с Фаиком Агаевым, но в связи с выборами...

- Ситуацию пятилетней давности мы переносим в сегодняшний день. Подвергаем критике то, что было 5 лет тому назад. Теперь мы все свои обвинения строим вокруг предположений, насколько мы правы в этом случае? Почему мы это делаем? Вот я это говорю сейчас и этим наживаю себе врагов. Завтра все газеты напишут: Флора поменяла свои взгляды. Флора верна своим взглядам. Я не говорю черное на белое. Я вам одно скажу, сейчас для меня говорить белое на белое, а черное на черное не составляет труда. Я могу спокойно критиковать. Без труда. Могу критиковать без потерь для себя. Именно поэтому, я этого не делаю. Так как я верю в то, что я говорю. И никто не сможет изменить мое мнение.

- Главу избирательной комиссии, где вы выдвигали свою кандидатуру, арестовали, а потом, через несколько недель отпустили. Назначили на государственную службу, а в прошлом году ему дали орден. Интересно, кто все это сделал?

- Вы скажете Ильхам Алиев? Если на плечах Ильхама Алиева есть ответственность, тогда она и на всем обществе.
Вот я это говорю сейчас и этим наживаю себе врагов. Завтра все газеты напишут: Флора поменяла свои взгляды. Флора верна своим взглядам


- Так как они его избрали?

- Нет. Потому, что общество не смогло сказать свое слово. Значит, сейчас они сами себе не верят.

- Слушатель пишет: «Каждый народ заслуживает тот парламент, который он избрал. Вы согласны с этой мыслью?»

- Я слышала, что парламент на 80% поменяется.

- Слушатель пишет: «Флора ханым, Вы изменили свое отношение, из-за того, что Ильхам Алиев вернул Вас на сцену?»

- Ну, если на то пошло, меня Гейдар Алиев многократно возвращал на сцену. И когда меня изолировали, я потом узнала, что это было без ведома Гейдара Алиева, он услышал об этом, и снова вернул меня. И я не такой человек, чтобы в свои 70 лет склоняла перед кем-то голову для того, чтобы вернуться на сцену. И не ждите этого. И в плохое, и в хорошее для себя время я не склоняла голову ни перед кем. Я на иждивении детей. Знаете, что это? Вам мало несправедливости? Бог все видит. Побойтесь гнева Божьего. Он еще раз доказал своё существование. На примере некоторых людей. Оставьте меня в покое.

- Слушатель пишет: «Очень интересно, с одной стороны говорите: была фальсификация. С другой - это было не по заказу. Нет, Флора ханым, о Вас не будут снимать фильмы».

- И не нужно. Обо мне и сейчас говорят, что я перед кем-то преклоняюсь, чтобы попасть на сцену. Во-первых, на трех каналах меня нет: АТВ, Ичтимаи, Хазар. Вот и все. А что касается остального, то и сейчас на моих судебных азбирательствах творится бесправие,
Я причитала: Боже мой, не тронь его. Так как он еще на многое мне не ответил
нарушения. Если бы я работала на эту власть, разве это бы допустили?

- Кстати, одно из Ваших судебных разбирательств, связано с Фаиком Агаевым. А его ударили ножом.

- Клянусь Богом, в тот день я так сожалела, что вдруг он умрет, и мое разбирательство останется незавершенным. Я причитала: Боже мой, не тронь его. Так как он еще на многое мне не ответил. Вот я вам скажу. Когда это случилось с беднягой, все подумали, что я к этому причастна. Я слышала, что на меня подумали. Пока не поймали виновников. То есть, люди не гнушаются даже такими предположениями насчет меня.

- Слушатель пишет: «Флора ханым, Вы все еще в партии Мусават?»

- Я не была в партии Мусават, я была в Народном фронте. Я тогда говорила и сейчас говорю, я вступила в партию после смерти горячо мною любимого, уважаемого Абульфаз бея. А спустя некоторое время добровольно покинула ее. Я и тогда говорила: моя партия это - Азербайджан, это - мой народ.

- Слушатель пишет: «В интервью в газете "Мусават" Вы сказали, что у Вас сердце болит за нынешнюю власть. Но разве это не та самая власть, которая ответственна за беззаконие в стране. Если бы руководство было руководством, суды не стали бы выносить вердикты против Вас и оппозиции».

- Я говорила, что у меня сердце болит за Азербайджан. Так как все удары по Азербайджану откликаются в моем сердце. Так как этого разбирательства не должно было быть. Этого безобразия не должно было стать. Такого прецедента не должно было быть, чтобы моя страна осталась с опущенной головой. Почему вы меня до конца не хотите понять? Пытаетесь выудить из меня что-то. Не получится: ни запятнать мое имя, ни сделать мне дурного. Потому, что я помню свои слова. Разве я говорила что-нибудь против этой власти? И почему я должна этого бояться? Только не против власти, а страны. Так как эта власть служит стране. И потом, может быть Европейский суд решил мое дело в мою пользу из-за того, что я служу этой власти?
XS
SM
MD
LG