Доступные ссылки

Этой осенью, как никогда раньше, денежные дебаты стали весьма актуальны. Даже женские журналы (что удивительно) уделили должное внимание данной теме. Нина Авдышева в журнале Elle констатировала:

«Так или иначе, деньги в отношениях – аспект глобальный, но деликатный».

На экраны вышел фильм Wall Street – сиквел одноименного фильма Оливера Стоуна снятого в 1987 г. Честно признаюсь, что я не была сражена наповал жесткостью персонажей или откровенной критикой Wall Street. Наоборот, фильм мне показался очень мягким - сравнивая тех людей, их привычки и резкость, которую доводилось знать на Wall Street; и вопреки ожидаемому эффекту, что деньги правят миром, у меня осталось впечатление, что режиссер хотел доказать, что как раз наоборот – человеческие отношения дороже всяких денег.

Однако понравилось отображение того, как невероятно важные для общества и экономики вопросы решаются за закрытыми дверьми дюжиной банкиров, озабоченных своими амбициями и личными интересами. Мир слухом полнится, но многие действительно убеждены, что падение Bear Sterns, одного из самых крупных инвестиционных банков, было спровоцировано нежеланием Merrill Lynch поддержать Bear, в отместку за аналогичный шаг со стороны Bear Sterns в 1994, когда банк отказался частично выкупить LТCM (подробнее об этом пишет Чарльз Морриз в «The Two Trillion Dollar Meltdown”).

Так, всё же возвращаясь к вопросу о деньгах в глобальном плане: «сколько их действительно нужно для счастья?», журнал Forbes в октябрьском номере задорно обсуждает, у кого из российских олигархов «длиннее яхта». Очевидно, что не хватит никогда, всегда будет хотеться больше и лучше. Но так ли это?

Профессор Лондонской Школы Экономики Ричард Лаярд прославился теорией «экономики счастья», согласно которой не было доказана корреляция между увеличением уровня дохода и счастья. Частично он объясняет это эффектом адаптации – человек быстро привыкает к новым возможностям. Благодаря этой теории появилась еще одна - что именно психическое здоровье определяет уровень счастья, а вовсе не финансовые потоки. Это только подтверждают слова бывшего управляющего компании ТОАП (одной из самых крупных компаний России, которая обанкротилась в 2008) Евгения Островского, прошедшего испытание финансового краха и восставшего в новой роли: «Невостребованность – страшная штука» (Forbes, октябрь 2010).

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG