Доступные ссылки

Коллизии демократии. Часть 1


"Общество, признав ситуативную неизбежность этого, тем не менее, не предприняло должных усилий, чтобы предотвратить возможное "удушение" слабых демократических завоеваний и сползание страны к откровенной автократии"

"Общество, признав ситуативную неизбежность этого, тем не менее, не предприняло должных усилий, чтобы предотвратить возможное "удушение" слабых демократических завоеваний и сползание страны к откровенной автократии"

Азербайджан за последнее столетие дважды подвергался испытанию на возможность демократизации общества. В начале ХХ века оно было подавлено принудительным присоединением страны к тоталитарной советской системе. В конце 1991 года с распадом СССР Азербайджан провозгласил независимость и вновь вышел на тропу демократии. Второй выход на тропу демократии оказался более продолжительным, но отнюдь не более успешным. В отличии от состоявшихся демократических стран, постсоветский Азербайджан представляет собой противоречивый авторитарный "полуфабрикат", который при определенных условиях может дрейфовать как в демократическом, так и в тоталитарном направлении. Перспективы дальнейшего развития страны пока не ясны и сохраняющаяся вера в демократию питается не только прозападными импульсами, но также наследием Азербайджанской Народной Республики (1918-20), примером братской Турции и собственным опытом борьбы за свободу и независимость в начале 90-х годов.

Прошедшее с 1991 года (с момента восстановления государственной независимости) время в контексте рассматриваемой темы можно условно разбить на три периода:

1) Отход от тоталитаризма и стихийной демократизации страны (1991-1995 годы),
2) Авторитарная государственность и имитационная демократия (1996-2005 годы),
3) Свертывание демократии и рост неототалитарных тенденций (2006 – по настоящее время).

ПЕРИОД ОТХОДА ОТ ТОТАЛИТАРИЗМА И СТИХИЙНОЙ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ

Азербайджан обрел независимость в контексте развала тоталитарного общества и это во многом обусловило стихийное движение
Продолжающаяся война, низкая политическая культура общества и атмосфера анархии деформировали процесс демократизации
страны к демократии. Переходный период обозначил контуры анархии, в атмосфере которой создавались новые политические институты – формальные предвестники демократии. В стране начался интенсивный процесс образования неправительственных общественных организаций, политических партий и независимых СМИ. Значительная часть населения на постоянных митингах активно осваивала опыт политической борьбы. Все это в целом способствовало появлению сравнительно новой политической элиты, формированию плюралистической среды, становлению оппозиции и свободы слова - как важнейших параметров возможной демократизации Азербайджана.

К сожалению, продолжающаяся война, низкая политическая культура общества и атмосфера анархии существенно деформировали этот процесс. Обретенная свобода воспринималась многими как вседозволенность, культивировалось пренебрежительное отношение к правопорядку, новоявленные политики становились не в меру амбициозными, митинги заряжались опасными охлократическими импульсами, гласность не считалась ни с какими нормами и т.д. В итоге происходило накопление псевдодемократических ценностей и устремлений.

В июне 1992 года на условно демократических выборах президентом стал А.Эльчибей и с этого момента Азербайджан официально провозгласил приверженность демократии. Не вызывало сомнения, что Народный Фронт действительно был заинтересован в форсировании прозападного курса и демократизации страны. Однако, отсутствие достаточного государственного и управленческого опыта у новоявленных молодых политиков предопределило неуверенность их действий и непоследовательность в реализации программных целей. Власть так и не смогла подобрать ключ к войне, обуздать кризис и вакханалию вседозволенности, найти эффективные способы предотвращения дестабилизации ситуации в стране. Приверженность демократии не подкреплялась практическими делами по укреплению власти и созданию необходимой правовой базы.

Тоталитарный порядок сменился в Азербайджане неуправляемым хаосом с псевдодемократическими тенденциями, несущими угрозу разрушения ценностных основ общества. В пучину хаоса стремительно вовлекались все сферы жизни страны. В подобной ситуации люди стали больше думать не о власти Закона, а о власти сильной личности. Год правления НФА, хоть и способствовал определенной зачистке страны от тоталитарного наследия, но не привел к заметному закреплению подлинно демократических норм. Не удалось навести в обществе "минимум порядка", необходимого для преодоления охлократических тенденций. Не случайно, наверно, именно в тот период многие в Азербайджане стали критически переосмысливать состояние демократии в стране. Декларирование приверженности демократии не сопровождалось реальным упрочением ее пpавовой и институциональной базы.
Год правления НФА, хоть и способствовал определенной зачистке страны от тоталитарного наследия, но не привел к заметному закреплению подлинно демократических норм


Приход к власти Гейдара Алиева в июне 1993 года стал результатом компромиссов, достигнутых в ходе переговоров почти со всеми политическими силами, а также кредитом доверия значительной части общества - как к опытной и сильной личности, способной навести порядок в стране. В обществе стало доминировать убеждение, что из посттоталитарного хаоса, в котором пребывал Азербайджан, невозможно сразу выйти на тропу демократии. Многие отчетливо осознавали, что трудности демократизации Азербайджана проистекают из невозможности "стихийного симбиоза" элементов тоталитаризма и демократии. Анархия постоталитаризма объективно не могла спровоцировать движение общества к демократии. Это возможно лишь в контексте формирования государственности и правопорядка. Созидание государственности и необходимого его атрибута – правопорядка ассоциировалось все чаще с авторитаризмом. Таким образом, приход Г.Алиева к власти был объективно и идейно предопределен.

Несомненно, что желание авторитаризма значительная часть политической элиты подспудно ассоциировала с возможностью такой её формы, которая ускорит демократизацию общества. Одним словом, выдавался своеобразный кредит доверия особой "авторитарной демократии" (называемой также "вертикальной" или "управляемой"). Осознавалась и опасность такого шага, ибо диктатуру трудно удержать в границах возможного движения к демократии. У такой ситуации гораздо больше шансов выродиться в привычное деспотическое или тоталитарное состояние, нежели в демократическое. Тем не менее, углубляющийся кризис подталкивал Азербайджан в сторону авторитаризма. И общество, признав ситуативную неизбежность этого, тем не менее, не предприняло должных усилий, чтобы предотвратить возможное "удушение" слабых демократических завоеваний и сползание страны к откровенной автократии.

Добившись прекращения войны и стабилизации внутриполитической ситуации Г.Алиев приступил к последовательной реализации «нефтяного» прозападного курса. Понятно, что укрепление власти и стабилизация ситуации происходили за счет определенного ограничения зоны демократии в стране. Власть увязывала свои акции, направленные на стабилизацию общества, со стратегическими планами западных нефтяных компаний и, тем самым, получала "некое согласие" на авторитарный курс и политику имитации демократии. Намерения властей были достаточно прозрачны: нейтрализовать или загнать в жесткие рамки подлинную оппозицию, взять под контроль независимые СМИ и манипулировать общественным мнением. А для сохранения демократического имиджа предоставить свободу маневра пропрезидентской партии "Ени Азербайджан", "карманным" партиям и контролируемым властями СМИ и НПО. Все это вписывалось в русло тенденции установления в стране авторитаризма в имитационно-демократической упаковке со всеми вытекающими отсюда последствиями для реальной демократии.

(Продолжение следует)

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG