Доступные ссылки

Фонд последней надежды


Ильхам Алиев (справа) дает интервью журналистам из Украины, 25 октября 2010

Ильхам Алиев (справа) дает интервью журналистам из Украины, 25 октября 2010

28 октября начинается визит президента Азербайджана Ильхама Алиева на Украину с целью участия в заседании Совета президентов Украины и Азербайджана.

Накануне визита Ильхам Алиев дал интервью украинским СМИ - газете «День», журналу «Профиль» и Первому национальному телеканалу, которое мы публикуем с сокращениями.

«ВСЯ НАША НЕФТЬ РЕАЛИЗУЕТСЯ ЧЕРЕЗ ТРИ ТРУБОПРОВОДА»

- Связана ли активизация экономических контактов (Азербайджана с Украиной – ред.) с приходом новой политической команды в Украине? Можно ли считать, что начинается новый этап в отношениях двух стран? Насколько, по вашему мнению, жизнеспособна идея Евразийского нефтетранспортного коридора? В случае аверса Одесса-Броды на какие объемы поставок нефти Украина могла бы рассчитывать?

- Во-первых, новая команда, о который вы говорите, не является новой ни для Украины, ни для нас. Поскольку мы активно сотрудничали в то время, когда Виктор Федорович Янукович возглавлял правительство Украины и в 2006-м году посещал Азербайджан с большой делегацией, тогда были намечены очень важные вопросы дальнейшего экономического взаимодействия. Мы знаем друг друга давно и поэтому для нас сотрудничество с нынешней властью в Украине не представляется чем-то новым.

Мы очень серьезно рассматриваем возможности инвестиций азербайджанских компаний в экономику Украины (уже есть некоторые наработки), а также участие наших компаний в различных инфраструктурных проектах. Вопрос сотрудничества в энергетике, нефтяной сфере всегда стоял на повестке дня. Мы со своей стороны готовы участвовать в этом проекте, поскольку активно работаем над вопросами диверсификации поставок энергоресурсов — будь то нефти, либо газа. И конечно же, при желании украинской стороны эти вопросы могут решаться более эффективно и быстро. Должен сказать, что уже определенные вопросы решены. Была создана компания «Сарматия», проводились технико-экономические исследования, и азербайджанская нефть поставляется на украинские заводы.
Говорить сегодня, что у нас есть какие-то дополнительные объемы, которые некуда реализовать, не приходится


- Сейчас можно говорить о конкретных объемах?

- В принципе, весь наш экспортный нефтяной потенциал реализуется посредством различных трубопроводов — это Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Супса и Баку-Новороссийск. То есть вся нефть, которую мы экспортируем, реализуется посредством этих трубопроводов. Таким образом, говорить сегодня, что у нас есть какие-то дополнительные объемы, которые некуда реализовать, не приходится. И даже если мы будем наращивать добычу, а мы намерены это делать, то существующие возможности этих трубопроводов позволяют нам транспортировать по ним нефть в эти три направления.

Азербайджан с Украиной трубопровод не связывает, поэтому сегодня нефть от нас попадает на украинские нефтеперерабатывающие заводы из Джейхана, что вообще-то не близко. Если нефть будет попадать из черноморских портов, экономика проекта будет более эффективной. Поэтому нужно очень серьезно просчитать экономический аспект. С точки зрения поддержки политической, со стороны Азербайджана она есть.

- О сопряженной с нефтью теме газа. Как известно, Азербайджан будет поставлять сжиженный газ в Румынию, и сейчас в Украине активно дискутируется вопрос строительства в Одессе завода, чтобы покупать в Азербайджане сжиженный газ. В зарубежной прессе много говорится о том, что в Азербайджане просто нет избыточного газа. Что, в этой связи, вы можете сказать?

- Было время, когда в некоторых СМИ так же активно обсуждались вопросы, связанные с нашими нефтяными ресурсами, и так же говорилось, что в Азербайджане нет нефти и нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан никогда не будет построен, потому что без нефти третьих стран он не сможет работать в полную мощность. Мы, естественно, тогда понимали, что это не соответствует действительности, построили трубопровод, который сегодня является единственным энергетическим коридором, связывающим ресурсы Каспия с мировыми рынками через средиземноморское побережье. И нефтяные ресурсы Азербайджана сегодня позволяют нам в полной мере использовать возможности этого трубопровода. Когда мы начинали его строить, уровень добычи нефти в Азербайджане был где-то порядка 15-16 млн. тонн. Сегодня в Азербайджане добывается более 50 млн. т. Поэтому, естественно, наличие надежных экспортных путей предопределяет и инвестиции в нефтегазовую сферу. Сегодняшние наши газовые запасы также позволяют нам чувствовать себя очень уверенно, несмотря на публикации, которые носят заказной характер. Должен сказать, что доказанные запасы газа в Азербайджане составляет 2 трлн. куб. м. А реальные, как мы их называем, основываясь на прогнозах наших геологов, — около 5 трлн. куб. м. То есть это позволит нам экспортировать газ в большом количестве на протяжении десятилетий и даже более ста лет. Сегодняшний уровень добычи в Азербайджане составляет около 30 млрд. куб. м. Внутреннее потребление — порядка 10-11. Мы можем за короткое время нарастить добычу газа до 40-а, либо даже 50-ти млрд. куб. м. Но для этого нужны контракты. Поэтому сотрудничество между нашими странами в этой сфере (а оно никогда серьезно не обсуждалось в предыдущие годы), если будет взаимный интерес, конечно же, мы рассмотрим.

- В этом году в Одессе в августе появились заправки с брендом Государственной нефтяной компании Азербайджана (SOCAR – ред.). Насколько масштабны проекты в этом направлении?

- Я очень рад тому, что государственная нефтяная компания Азербайджана SOCAR уже инвестирует в эту сферу. И наша компания планирует расширять свою деятельность не только в Одессе, но и в других городах Украины. Естественно, дальнейшее развитие этой сферы нашего сотрудничества будет зависеть от того, насколько успешно проект будет осуществлен. Я думаю, у этой сферы наших отношений есть хорошие перспектива. Так что здесь, я думаю, у нас все в порядке.

"НАША ВОЕННАЯ ПРОДУКЦИЯ УЖЕ ЭКСПОРТИРУЕТСЯ"

- Как известно, Азербайджан является одним из крупных покупателей оружия в Украине. Какие проекты в военно-промышленном комплексе (ВПК – ред.) вы намерены реализовывать в ближайшем будущем?

- В сфере ВПК также есть хорошие традиции. На протяжении многих лет Азербайджан закупает военную технику, вооружение в Украине. Мы очень довольны уровнем этого сотрудничества, которое имеет хорошую перспективу роста. Наши финансовые возможности несоизмеримо больше, чем в первые годы независимости. Затраты на оборону Азербайджана в следующем году составят более 3 млрд. долларов. Большая часть пойдет на закупку и производство техники внутри нашей страны. Мы начали создавать военно-промышленный комплекс в Азербайджане, сегодня его продукция уже демонстрируется на международных выставках и экспортируется. И также должен сказать, что частично это было создано с помощью украинских партнеров. Есть совместные предприятия в этой сфере, и мы намерены развивать сотрудничество.

ПРОБЛЕМА НАГОРНОГО КАРАБАХА

- Она серьезно обсуждается, есть мадридские принципы, есть международные посредники, но конфликт не разрешается. Какие пути урегулирования Азербайджан намерен предложить в ближайшей перспективе, какую роль может сыграть Украина?

- Мы очень благодарны Украине за последовательную и принципиальную позицию по урегулированию конфликта, которая полностью соответствует принципам и нормам международного права, резолюциям Совета Безопасности ООН. В частности, еще раз хочу отметить, что в Азербайджане с чувством большой благодарности восприняли поддержку Украины во время голосования на Генеральной ассамблее ООН по резолюции, внесенной Азербайджаном. Что касается причины, почему конфликт не разрешен, — это неконструктивная позиция Армении. А также ее ошибочное представление, что сохранение статус-кво служит их интересам. Армянская сторона пытается всячески затягивать процесс урегулирования. Иной раз уже согласованные вопросы снова выдвигаются
Международное сообщество очень равнодушно относится к решениям международных организаций, которые само же международное сообщество и принимает
со стороны Армении в качестве темы для обсуждения. Тем самым налицо попытки сделать этот процесс бесконечным. В этом — главная причина.

Вторая причина в том, что международное сообщество очень равнодушно относится к решениям международных организаций, которые само же международное сообщество и принимает. Армения грубо нарушает международные правовые нормы. Территория Азербайджана, которая признана мировым сообществом, находится под оккупацией около 20 лет. Были совершены военные преступления, город Ходжалы был полностью уничтожен и совершен геноцид против азербайджанцев, 613 мирных граждан было убито, из которых более ста — дети. Эти кровавые военные преступления остались практически не замеченными мировым сообществом, что еще более разжигало аппетиты агрессора. Что касается истории вопроса, то исторически Нагорный Карабах всегда был частью нашей территории, само слово Карабах имеет азербайджанские корни, на армянском языке оно не значит ничего. В советское время столицей Нагорно-Карабахской области был город Степанокерт, который также был назван в 1920-х гг. в честь Степана Шаумяна. Этот город не имеет исторического армянского названия, а назывался Ханкянди. Исторический фон, конечно же, является важным, и мы никогда об этом не должны забывать. Но более важно, чтобы конфликт был урегулирован в рамках норм и принципов международного права, а именно: восстановление территориальной целостности Азербайджана, вывод всех оккупационных сил с оккупированной территории — а это не только Нагорный Карабах, но и семь районов вокруг него. Что касается вопроса самоопределения населения, он может быть успешно решен в рамках территориальной целостности Азербайджана. Нужна политическая воля армянской стороны, а также активная позиция посредников в этом вопросе. Азербайджан никогда не смирится с потерей своей территории. Мы ее восстановим. Очень хочется, чтобы это было сделано быстро, без военных действий.

- Есть основания полагать, что приднестровский конфликт в ближайшее время будет урегулирован. Может ли это оказать влияние на решение Нагорно-Карабахского конфликта:

- Безусловно, если один из конфликтов, которые существуют на постсоветском пространстве, найдет свое решение, это даст, я уверен, толчок к разрешению других конфликтов. Очень много схожего. Это и агрессивный сепаратизм, и этнические чистки, и нарушение территориальной целостности, и оккупация. Хотя история конфликтов и история взаимоотношений народов, вовлеченных в них, разная. Но, конечно же, мы хотим, чтобы все конфликты были разрешены. И если это случится, я уверен, что все страны почувствуют только выгоду. Для нас Нагорно-Карабахский конфликт является проблемой номер один. То есть, помимо этого, ни сегодня, ни в среднесрочной, ни в долгосрочной перспективе я не вижу особых проблем. Потому что экономика стабильно развивается, страна динамичная, современная и уже имеет определенный вес в мировых делах, не говоря уже о региональных. Нагорно-Карабахский конфликт не сдержал наше экономическое развитие: при наличии миллиона беженцев и внутренне перемещенных лиц с 9-ти миллионным населением мы добились таких успехов. Представьте себе, если бы этого у нас не было. Ведь сколько средств мы тратим не только на оборону, а на перемещение беженцев в нормальные дома, мы строим поселки, школы, больницы, дороги. Сотни миллионов долларов мы тратим на это. То же самое относится к Армении, она могла также быть вовлечена в региональные проекты сотрудничества, экономической интеграции. До тех пор, пока Карабахский конфликт не будет урегулирован, этого не произойдет. Также они испытывали, на мой взгляд, абсолютно необоснованные надежды на урегулирование своих отношений с Турцией и рассчитывали открыть армяно-турецкую границу. Но этого не произошло. Во-первых, потому что невозможно нормализовать отношения со страной, к которой ты имеешь территориальные претензии и которую ты во всех международных организациях пытаешься порочить в связи с мнимым, так называемым геноцидом. А с другой стороны, существует Карабахский конфликт, который является главным сдерживающим фактором сотрудничества в регионе. Поэтому сегодня у Армении есть перспектива — либо дальше вести захватническую политику и нарушать международные нормы и еще больше себя загонять в угол, либо отказаться от этого и наладить нормальные отношения с Азербайджаном и с другими странами. Ведь у Армении не только территориальные претензии к Азербайджану и Турции, есть еще страны в регионе, к которым эти претензии пока, как говорится, лежат в багажнике. Ведь мы в этом регионе будем жить. Поэтому всегда лучше иметь богатого соседа-друга, а не врага.

ФАКТОР ГЕЙДАРА АЛИЕВА

- Какие уроки, полученные от вашего отца, оказались наиболее ценными? Что нового привнесли вы в азербайджанскую политику?

- Всему, чего мы добились сегодня в Азербайджане, основу заложил мой отец — Гейдар Алиев. До того, как он возглавил Азербайджан, наша страна просто катилась в пропасть. У нас был уже период нашей истории, когда в результате распада российской империи Азербайджан стал независимой страной, но эта независимость продлилась только два года. Потом она была отнята в силу объективных причин и в силу того, что не были готовы ни политики, ни политические институты к самостоятельной жизни. В 1991 году развалился Советский Союз, Азербайджан стал независимым, в 1993-м мы эту независимость могли потерять. И армянская агрессия, и гражданская война в Азербайджане, и очень тяжелый политический процесс, не говоря уже об экономическом кризисе. И в этот момент азербайджанский народ проявил мудрость: несмотря на то, что у власти находились реакционные экстремистские (я бы даже сказал — бандитские) силы, — несмотря на это азербайджанский народ поддержал Гейдара Алиева, который вернулся из Нахчывана и возглавил страну в 1993 году. И создал основы государственности сегодняшнего Азербайджана. Поэтому память о нем живет в сердце нашего народа. И то уважение, которое оказывает ему азербайджанский народ и после его смерти — яркое тому
Фонд Гейдара Алиева — это последний адрес тех, кто не нашли ответа в государственных структурах, то есть последнее окошко — они идут туда с надеждой, что их услышат
свидетельство. Это был незаурядный человек, мужественный, дальновидный, принципиальный, который очень любил свой народ и мечтал о том времени, когда мы станем хозяевами своей судьбы. Это произошло, и сегодня главная моя задача — с 2003 года, когда я вступил на эту должность, — вести Азербайджан по пути развития, модернизации, прогресса. Трансформировать страну в современную, динамичную, свободную, где людям жилось бы хорошо. Чтобы жили в достатке, чтобы не было бедных, безработных. Независимость, как я неоднократно говорил, — это не только наличие флага и государственных атрибутов. Можешь ли ты вести независимую политику или нет? Тем более страна, которая на протяжении веков находилась в составе других государств и империй и не имела независимости. Поколения азербайджанцев рождались, умирали с мыслью об этом. Великий шанс выпал на долю нашего поколения, и мы не имеем права его упустить, чтобы на протяжении столетий мы развивались как независимое государство.

ФОНД ГЕЙДАРА АЛИЕВА – ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

- Вопрос о супруге. Вы — одна из самых ярких президентских пар не только на пространстве СНГ, но и в мире. Не ревнуете друг друга к политике, как ладите?

- Всегда в Азербайджане к женщинам относились с большим уважением — и в семье, и в обществе. И я рад, что Мехрибан также активно участвует во многих важных делах в Азербайджане. Статус первой леди передается как бы по должности мужа, все же остальное, что за этим стоит — это уже желание, воля и суть того человека, который обладает этим статусом. Я очень рад, что очень многое делается Фондом Гейдара Алиева, который возглавляет Мехрибан именно для того, чтобы в Азербайджане людям, которым тяжело, стало лучше. И Фонд Гейдара Алиева — это последний адрес тех, кто не нашли ответа в государственных структурах, то есть последнее окошко — они идут туда с надеждой, что их услышат. Так и бывает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG