Доступные ссылки

Победивший по предварительным итогам выборов в парламент кандидат в депутаты, политолог Расим Мусабеков рассказал РадиоАзадлыг о своей предвыборной кампании и том, каким депутатом он себя видит.

- Расим бей, если не будет каких-то неожиданностей по предварительному отчету Центизбиркома, вы уже член парламента. Какое у вас настроение?

- Во всяком случае, эйфории нет, не в том я возрасте. Думаю, что вначале уйдет некоторое время на знакомство с парламентом, затем нужно приниматься за работу. Считаю приемлемой для себя работу в комитетах по международным отношениям и межпарламентским связям. А потом заниматься вопросами, которые поднимали избиратели во время встреч с ними в ходе предвыборной кампании.

«ВОЛОНТЕРЫ РАЗДАВАЛИ ТЫСЯЧИ МОИХ БУКЛЕТОВ»

- Известно, что ваш предвыборный штаб провел достаточно значительную по объему работу накануне выборов. Вы можете рассказать, в чем она состояла на конкретных примерах?

- Был создан штаб, который возглавил мой бывший студент и офис-менеджер Асиф Насибли, в который были мобилизованы волонтеры из числа молодежи. Подписи помогли быстро собрать интервьюеры, с которыми я на протяжении многих лет проводил социологические опросы. Волонтеры из числа молодежной группы раздавали тысячи моих буклетов, причем в отличие от оппонентов мы учли, что в округе почти четверть избирателей составляли русские и русскоязычные граждане и поэтому обратились к ним на двух языках. Волонтеры же помогали в организации и проведении встреч. Всего мы провели 8 больших встреч, в которых приняло в общей сложности более 1 200 человек. Помимо этого были установлены связи с почти полусотней местных жителей, которые проявили готовность мобилизовать соседей и знакомых в мою поддержку. Среди них были и много выпускников Азербайджанской нефтяной Академии, которую я в свое время оканчивал. Были установлены связи с организациями ветеранов карабахской войны, обществами инвалидов, другими общественными объединениями.

«Я НЕ БОРОЛСЯ ПРОТИВ КОГО-ЛИБО»

- По Наримановско-Низаминскому округу №18 вашими конкурентами были действующий депутат Джамиль Гасанли, Сакина Бабана – от ПЕА, представитель мелкой оппозиционной партии Ахмед Орудж, поддеживаемый Мусават, и еще несколько кандидатов. Во время своего выступления по телевидению вы не критиковали действующего депутата Джамиля Гасанли. Как вы боролись с ними?


- Я и не боролся против кого-либо. Более того, когда в адрес Джамиля Гасанлы на наших встречах высказывали критические замечания и упрекали его в бездеятельности, так как он 5 лет был депутатом от этого округа, я прерывал такие выступления и говорил добрые слова в его адрес как известного историка-ученого и интеллигента. Не допускал критических выпадов в адрес и других оппонентов. Я больше старался привлечь избирателей к себе, чем настроить их против кого-либо.

Кстати, хотя формально партия Мусават поддержала лидера маргинальной партии Азадлыг Ахмеда Оруджа, в действительности многие видные функционеры Мусават, такие как Ибрагим Ибрагимли, Губад Ибадоглы, а также и рядовые мусаватисты, которые живут в этом округе, оказали практическую поддержку именно мне.

«ПОЛАГАЮ, РЕПУТАЦИЯ У МЕНЯ ПРОЧНАЯ»

- Была ли кампания черного пиара – против вас?


- На не очень популярных «оппозиционных» сайтах были опубликованы так называемые «заказухи», но я этому не придал особого значения. Сторонники некоторых моих оппонентов не стеснялись распространять в отношении меня всякие небылицы. Но полагаю, что общественная репутация у меня довольно прочная и эти потуги последствий не имели. Некоторые в нарушение избирательного законодательства не стеснялись заниматься антипропагандой в отношении меня прямо перед избирательными участками, так что пришлось удалять их при помощи милиции.

«ПОЛУЧИЛ 300 ПОЗДРАВЛЕНИЙ ТОЛЬКО НА FACEBOOK»

- Как вы использовали Интернет в предвыборной кампании? Сколько у вас друзей в Facebook?

- Перед началом избирательно кампании их было немногим более 800, но по ее завершению число друзей удвоилось. Только на Facebook поздравлений с победой я получил около 300. Материалы о ходе избирательной (фото с встреч, публикации и пр.) кампании мы размещали на моем профиле. Посредством Фэйсбук мы привлекли к нашей кампании около десятка добровольных агитаторов, которые оказались жителями моего округа. С ними мы намерены поддерживать более тесную связь и в будущем.

«Я НЕ ВЫЗЫВАЛ ОТТОРЖЕНИЕ У ЭЛЕКТОРАТА»

- По мнению западных наблюдателей, выборы сопровождались массовыми нарушениями и фальсификациями. У РадиоАзадлыг даже имеются видеоматериалы про некоторые грубые нарушения. Из неожиданных результатов, Иса Гамбар, например, в своем округе проиграл журналисту Этибару Гусейнову. А чем вы объясняете свою победу?


- В первую очередь своей высокой узнаваемостью. Даже такой известный ученый-историк и действующий депутат Милли Меджлиса, как Джамил Гасанлы, не говоря уже о других оппонентах, уступал мне в десятки раз по количеству выступлений на радио и телевидении, интервью и публикациям в печатных СМИ. Достаточно дать поиск в Google на фамилию и имя Мусабеков Расим и Джамил Гасанлы (в азербайджанской и русской транскрипции) и убедиться, что число ссылок на страницы и сайты у меня в десять и более раз превышают ссылки на него. Члены моей пропагандистско-агитационной группы не раз сталкивались с тем, что люди, которые негативно реагировали на любое слово с выборами, узнав, что баллотируюсь я, меняли свое отношение и заявляли, что за меня пойдут голосовать.
В целом я не вызывал отторжение ни у провластно настроенных избирателей, ни у оппозиционного электората.

«ПРОБЛЕМЫ НЕ ТОЛЬКО В МОЕМ ОКРУГЕ»

- Какие вопросы думаете поднимать в парламенте?


- Революционно потрясать его я не собираюсь. Я независимый депутат, который не принадлежит к какой-либо партии или фракции Милли Меджлиса. Поэтому говорить о цельной программе действий не реалистично. Хотя разумеется, есть определенные приоритеты. В первую очередь буду стараться, используя свой опыт и знание проблемы, чтобы внести какие-то изменения в деятельности парламента в контексте Карабахской проблемы. Есть вопросы, которые поднимают избиратели. Скажу, что бакинские проблемы не сконцентрированы только в одном моем округе. Это проблемы общие и я буду стараться вместе с другими депутатами, избранными от Баку, заниматься ими.

«ПАРЛАМЕНТ НЕ НАЧИНАЕТ РАБОТУ С НУЛЯ»

Что же касается законотворчества, то в начале постараюсь выяснить вопросы, которые уже прорабатывались в комитетах, в соответствующих отделах аппарата Милли Меджлиса. Ведь парламент после выборов не начинает работу с нуля. Тем более что две трети парламентариев переизбраны вновь. Что же касается собственных наработок, то есть проекты, над которыми я работал вместе с Сабитом Багировым в нашем Центре экономических и политических исследований. Они относятся к таким важным направлениям, как совершенствование государственного управления, улучшения бизнес-климата, управления нефтяными доходами и пр. В рамках этих проектов были проведены глубокие исследования и подготовлены пакеты предложений, прошедшие международную экспертизу. Есть предложения по ускорению евроинтеграции Азербайджана. Все это выработано и обсуждено с авторитетными и компетентными представителями гражданского общества. Буду стараться продвигать их при обсуждении близких по тематике вопросов в комитетах и пленарных заседаниях.

«В УРЕГУЛИРОВАНИИ ПО КАРАБАХУ НАСТАЛ МОМЕНТ»

- До сих пор депутаты не смогли добиться обсуждения карабахской проблемы даже на закрытом заседании Милли меджлиса.


- Это произойдет не в результате индивидуальных предложений и настойчивости, а по логике развития событий. В процессе урегулирования по Карабаху настал момент, когда нужно будет принимать судьбоносные решения, будь это компромиссный мир или же вооруженные действия по освобождению наших оккупированных территорий. Азербайджан – президентская республика, и приоритет по этим вопросам у исполнительной власти. Однако парламент по необходимости будет вовлечен в обсуждения и возьмет на себя свою долю ответственности за эти решения.

«ХОЧЕШЬ ВЫДВИНУТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, НАДО УБЕДИТЬ БОЛЬШИНСТВО»

- Как действовать, когда правящая партия, у которой парламентское большинство, не будет предоставлять возможность обсуждать вопросы, которые кто-то считает необходимым?


- Надо найти общий язык с большинством. Если хочешь выдвинуть какое-то предложение, надо стараться убедить большинство в этом, хотя бы некоторых влиятельных представителей правительственного большинства. Мне кажется это более продуктивным, чем пытаться делать резкие заявления, обвинять кого-то в близорукости, непонятливости, невежестве, и нарваться на резкую отповедь.

В конце концов, для граждан важно не то, кто автор той или иной инициативы, а принятие решений, которые для них необходимы. В практике американского Конгресса нередки инициативы, авторами которых выступают как демократы, так и республиканцы. Я не уверен, что такая практика привьется и у нас в Милли Меджлисе, но почему бы не попытаться? Поэтому буду искать поддержку у представителей правящей партии в предложениях, направленных на решение вопросов, которых считаю важными.

«ОБЩЕСТВУ ДОСТАТОЧНО ИЗВЕСТНА МОЯ ПОЗИЦИЯ»

- Есть ли какая-то гипотетическая линия, переходить которую вы не планируете в своих выступлениях?

- Это трудно определить теоретически. Думаю, смогу ответить на этот ваш вопрос после годичного опыта работы в парламенте.

- А может ли что-то помешать вам озвучить в парламенте какой-то вопрос, связанный с вашими убеждениями?

- Откровенно говоря, озвучить в парламенте какое-то громкое заявление, что вот мол, я сказал, но меня не послушали – это не совсем отвечает моей натуре. Я не стремлюсь набирать политические очки или же приукрашивать свой имидж. Думаю, что обществу достаточно известны моя позиция и подходы в отношении многих проблем. Сказать что-либо только ради того, чтобы обозначить собственную позицию, без того, что она найдет отклик у моих коллег парламентариев, я могу и перед журналистами. Но если дело не заключается лишь в том, чтобы сказать что-то, а добиться конкретных решений, то нужно без особого шума конструктивно работать с коллегами, заинтересованными министерствами и ведомствами. Если для реальных подвижек в какой-то вопросе необходимо не торопиться с громкими заявлениями, то я могу и помолчать.

«ВАЖНА НЕ ИДЕОЛОГИЯ, А РЕАЛЬНЫЙ ПРОГРЕСС»

- Рядом с каким станом, какими выразителями мнений Вы видите себя в качестве депутата в судьбоносных для страны вопросах?


- Для меня важна не идеология, а реальный прогресс в стране. Сегодня очевидно, что против воли правящей элиты добиться каких-то положительных перемен невозможно. Уверен, что и консерваторы, и прогрессивные депутаты ощущают себя гражданами Азербайджана и должны стремиться к положительным переменам, как минимум, не мешать им. Что же касается политических течений – правое, левое, либералы, консерваторы, то в условиях Азербайджана они являются умозрительными, условными.

- Есть ли какое-то дело, что вы предпочтете оказаться от мандата, чем пойти на это?

- Гипотетически на этот вопрос ответить трудно. Но скажем так, если вдруг в парламенте будет стоять вопрос отказа от независимости Азербайджана, то я ни при каких обстоятельствах не стану участвовать в таком обсуждении. Уверен, что такое не произойдет никогда. Но лучше говорить о конкретных вопросах, тогда можно более или менее определенно предполагать реакцию на них. Возраст и опыт побуждают меня подходить к вопросам не теоретически, а практически.

«НЕ ВЕРЮ, ЧТО «НАРОДНЫЙ ПАРЛАМЕНТ» СОСТОИТСЯ»

- Часть оппозиции, которую называют «традиционной», не считают эти выборы легитимными и обсуждают вопрос создания «народного парламента». Что вы думаете об этом и пойдете ли туда, если пригласят?


- Участвовать не собираюсь. Такие инициативы выдвигались и раньше, и 10-15 лет назад. Я сам, будучи в оппозиции непосредственно наблюдал и участвовал в них. Результатов и устойчивости от работы так называемых «народных парламентов» не было. Если оппозиция рассматривает это как инструмент консолидации, хочет собираться и обсуждать проблемы, стоящие перед страной, то, как говориться, бог в помощь. Однако в перспективы создания параллельного органа народного представительства не верю. Вероятность этого равняется нулю.

«НЕ СЧИТАЮ СЕБЯ «БЕЛОЙ ВОРОНОЙ», НАПРОТИВ»

- У вас нет опасений оказаться «белой вороной» в Милли Меджлисе, учитывая его, скажем так, неоднозначный интеллектуальный уровень? Нет ли опасений, что там будет очень трудно для умного, образованного и здравомыслящего человека?


- Я не так высоко ставлю себя и не столь критично настроен в оценках интеллектуально уровня своих будущих коллег. В нашем парламенте, как впрочем и в парламентах большинства стран, есть разные по своему кругозору, профессиональной и политической подготовке, нравственным качествам депутаты. Не собираюсь заноситься и не считаю себя «белой вороной». Напротив, чтобы практически добиться каких-либо решений независимому депутату следует выстраивать с другими депутатами корректные, взаимоуважительные отношения. Высокомерие, пусть даже интеллектуальное, плохой помощник в этом.

«К МОИМ ОЦЕНКАМ ВЛАСТИ ПРИСЛУШИВАЛИСЬ И РАНЕЕ»

- Правильно ли вас относят к той самой конструктивной оппозиции, с которой власти будут вести диалог?


- Строго говоря, после того, как в ходе выборов 2005 года я был поставлен перед необходимостью покинуть ряды партии Мусават, меня неверно относить к оппозиции. Это понятие политическое, а я не состою ни в какой партии, не отношусь ни к какой фракции. Поэтому не думаю, что власти станут вести со мной политический диалог в качестве представителя «конструктивной оппозиции». Скорей я являюсь квалифицированным политическим экспертом, мнение которого важно услышать и учесть при принятии тех или иных важных решений. В этом качестве к моим оценкам и мнению власти прислушивались и ранее, консультировались по многим вопросам. Полагаю, что в новом качестве возможности для такого диалога расширяться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG