Доступные ссылки

Нобелевская премия без лауреата


Диплом Нобелевской премии мира, Осло, 10 декабря 2010

Диплом Нобелевской премии мира, Осло, 10 декабря 2010

Церемония вручения Нобелевской премии мира во второй раз в истории прошла без присутствия лауреата. Впервые это случилось в 1935 году – тогдашний лауреат, немецкий пацифист Карл фон Осецкий, сидел в нацистской тюрьме. Еще трижды награду получали родственники лауреатов.

Лю Сяобо, один из самых авторитетных китайских диссидентов, занимается правозащитной деятельностью четверть века. В 2008 году он был приговорен китайскими властями к 11 годам тюремного заключения как один из авторов и подписантов Хартии-08 – документа с обращенным к властям Китая требованием демократизации. Жена Лю Сяобо находится под домашним арестом. Приговор Лю Сяобо осудили многие западные политики и правительства.

Присуждение правозащитнику Нобелевской премии вызвало ожесточенные и разнообразные протесты властей Китая, которые, в частности, оказывали давление на разные страны мира, добиваясь того, чтобы их дипломатические представители отказались от присутствия на торжественной церемонии в Осло. О Лю Сяобо и властях Китая говорит международный обозреватель Радио Свободы, эксперт по Китаю Андрей Шароградский:

– Если встать на место китайских государственных деятелей, то реакция протеста против того, что Премия мира, официально присуждена преступнику, признанному судом виновным и отбывающим 11-летнее заключение. логична. Оставим сейчас в стороне вопрос о том, за что сидит Лю Сяобо, хотя очень важно отметить, что ни в одной публикации, ни в одном заявлении не упоминаются никакие насильственные действия Лю Сяобо. Всегда речь идет о так называемых призывах к свержению государственного строя Китая. Согласно юридической системе Китая Лю Сяобо – это преступник. Официальная государственная позиция – протест против присуждения премии.

Но то, какой размах приобрела эта кампания против церемонии награждения, дипломатическая активность в отношении послов, находящихся сейчас в Норвегии, это, конечно, говорит о состоянии и о внутреннем содержании нынешнего китайского государства. В этом смысле интересно процитировать редакционную статью в "Женьминь Жибао":

"Присудив награду Лю Сяобо, Нобелевский комитет попытался провернуть
Фотография Лю Сяобо в Нобелевском Центре Мира, Осло, 10 декабря 2010
старый трюк – навязать ценности стран Запада, их политическую систему всему остальному миру. Он хотел пристыдить Китай, поднять боевой дух тех, кто стремится к расколу Китая, причинить неприятности официальному Пекину и даже свергнуть государственный строй Китая
".

А вот обвинение в адрес Нобелевского комитета: "Нобелевский комитет намеревался вмешиваться во внутренние дела страны, которая не следует западной модели развития. Он хотел внедрить западную политическую систему в Китае, в конце концов, изменить путь его развития".

При этом авторы этой статьи, и те, кто делает официальные заявления, забывают о том, как формируется Нобелевский комитет. Он действительно выбирается депутатами парламента Норвегии, но эти люди совершенно независимы. Попытки идентифицировать позицию Нобелевского комитета не только с какими-то западными группами, но хотя бы только с норвежским парламентом или норвежским государством выглядит достаточно нелепо.

Китайцы, видимо, стремятся сохранить лицо, и раздражение связано именно с этим. Достаточно было бы, на мой взгляд, одного заявления МИД в знак протеста, а затем китайские СМИ могли бы просто забыть о том, что происходит.

– Как вся эта история может сказаться на судьбе самого нобелевского лауреата? Смягчат ли ему режим пребывания, выпустят ли жену из-под домашнего ареста? Или о нем забудут?

– Сейчас ситуация складывается таким образом, что, видимо, Лю Сяобо придется сидеть все 11 лет. Другое дело, что никто не знает, как будут поворачиваться события. Возможно, он станет в определенной степени "разменной монетой". Когда Китаю нужно будет в какой-то момент показать, что государство может снисходительно относиться к диссидентам, когда вся эта история с Нобелевской премией постепенно начнет забываться, тогда возможны какие-то послабления. Может быть, его помилуют и выпустят на несколько лет раньше срока. Но ближайшие 5-6 лет, могу с уверенностью сказать, – он проведет за решеткой.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG