Доступные ссылки

Итак, в прошлый раз мы договорились оставить политологам разгадывать, является ли Джулиан Ассандж и Wikileaks частной инициативой, или глубоко законспирированной, теми или иными спецслужбами, акцией.

Если же поменять ракурс, то за столкновением различных мнений по поводу Wikileaks, можно обнаружить следы векового (тысячелетнего) противостояния концепций «закрытого» и «открытого» общества. Причём, по мнению Поппера (нам не раз придётся ссылаться на его книгу «Открытое общество и его враги»), мы ещё находимся в начальной стадии перехода от закрытого общества к открытому. Поэтому не следует удивляться тому, что не только в молодых, но и в развитых демократиях, мы наталкиваемся на рецидивы «закрытого общества» (вот где раздолье для политологов, упивающихся своей проницательностью).

ЗАКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО

Одна концепция – закрытого общества – исходит из того, что решения должна принимать правящая элита, а остальные, «несведущие», не должны ей мешать. Осознанно или неосознанно (скорее, второе), она действует точно в соответствии с мнением философа Платона, которое звучит приблизительно так: «задержите все политические перемены путём сохранения власти правящего класса» (заметим, прошло с тех пор приблизительно 2500 лет, но, в некоторых странах, у исторического времени, свой отсчёт). Разумеется, это возможно только тогда, когда вся информация засекречена (не только на долгие годы, желательно навсегда, чтобы сама история предстала тщательно «причёсанной»). И никакому журналисту или интеллектуалу, если он «чужак», не должно быть дозволено, знать, сообщать, и рассуждать по этому поводу. Сторонники этой концепции убеждены, что «открытость» будет только мешать, только способствовать ненужному ажиотажу. А что может дать «открытость» тем группам (объединениям, партиям, и пр.), которые никакой реальной функцией не обладают, кого мы вправе назвать «суррогатами»? Только возможность возбуждать толпу и втайне надеяться, что им удастся, наконец, прорваться к власти.

Главным идеологом концепции «закрытости» на все времена остаётся всё тот же философ Платон, все остальные защитники закрытого общества, его откровенные или скрытые апологеты. И это совсем не случайно. Платона ведь весь мир признаёт великим философом, его считают «первым социологом», а он был свидетелем того, что вытворял демос, в самый, что ни на есть, «золотой век демократии». До нас даже дошли некоторые имена этих, с позволения сказать, «политиков» Древних Афин, например банщик Клиген, торговец паклей Евкрат, торговец лампами Гипербол (Фукидид не удержался, чтобы не назвать его «гнусным»), и другие, им подобные. Именно такие как они казнили законопослушного мудреца Сократа, и, тем самым, нанесли Платону глубокую, не зажившую до конца его жизни, травму. Поэтому и решил Платон, что умным философам следует стать правителями, а затем, с помощью сильных стражников, держать всех этих банщиков и торговцев в повиновении, и, без их ведома (принципиальная закрытость), манипулировать их судьбой (им даже выбор брачных партнёров нельзя доверить, это может привести к вырождению человечества).

Поппер видит в Платоне не только родоначальника тоталитаризма и казарменного социализма, но даже идеолога будущих концентрационных лагерей. Так что, жил бы в наши дни Платон, - и, если бы, не отказался от своих воззрений, - Джулиану Ассанджу и Wikileaks не поздоровалось бы. Он бы предупреждал всех нас, что мы играем с огнём, ни в коем случае конфиденциальную информацию, касающуюся «правителей и стражников» (по терминологии Платона), не следует отдавать на откуп массе. Ничего хорошего из этого не выйдет. Только хаос и порочная тяга к изменениям.

А нам, живущим в такой стране, как Азербайджан, остаётся утешать себя тем, что нет у нас казарменного социализма, нет у нас общего имущества, нам даже дозволено самим выбирать брачных партнёров. И практически нет того, что в своё время предлагал Платон в своих «Законах», и что, в той или иной степени, было осуществлено в Советском Союзе: «если частному лицу понадобится выехать за пределы страны, оно может это сделать лишь с разрешения властей; по возвращении домой оно должно сдать государству имеющиеся у него чужеземные деньги, получив взамен местные деньги, согласно расчёту».

А в остальном, у нас господствует философия закрытости, во всех её, скажем так, регистрах. Не только наша власть, наши чиновники, убеждены в своей избранности (меритократы?!), а была бы возможность, сгноили бы в тюрьмах каждого, кто осмелится придать огласке то, что происходит в тиши кабинетов, и выдаётся за «государственную деятельность». А то, что подобная «государственная деятельность» постоянно носит характер судорожной реакции на происходящие события, и, в этом смысле, принципиально отличается от настоящего государства как «общественного договора», никого не волнует. Поэтому и на Wikileaks отреагировали быстро и оперативно (реактивность), в полной уверенности, что пока есть ресурсы, никакой WIKILEAKS нам не страшен.

ОТКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО

Вторая концепция – открытого общества – исходит из того, что обязательно (NB) должен существовать контроль общества над принятием властью тех или иных важных решений. Возможно, это приведёт к различным неудобствам, придётся выслушивать мнения не только людей компетентных, но и готовых по любому поводу выражать несогласие, откровенных демагогов (банщики с тех пор не перевелись), но нет другого способа решать серьёзные государственные проблемы. Келейность избранных, опасна во всех случаях, даже если они являются подлинными меритократами, а не «назначены меритократами» правящей властью.

Публичный политик, на то он и политик, чтобы уметь выслушивать самые нелицеприятные мнения. Он должен воспринимать (возможно, преодолевая собственное самолюбие) как благо, критику в самом широком диапазоне от тех, кого я бы назвал Великими Шутами, всё равно в литературе или в театре, в печати или на телевидении, которые высмеивают, выворачивают наизнанку, властные решения и самих, властителей, до серьёзных независимых аналитиков, т.е. не тех аналитиков, вне зависимости от их компетенции и уровня подготовленности, которые являются составной частью системы закрытого властного сообщества. Лучше Сократа не скажешь, а он сказал на своём суде такие простые и ясные слова, можно сказать, на все времена: «самый хороший и самый лёгкий способ самозащиты, не закрывать рта другим, а самим стараться быть как можно лучше». Как просто, и как трудно для тех, кто «закрытостью» пытается создать себе ореол всемогущего и всесильного человека, и для кого политика изначально означает использование различных приёмов закрытости. И не только для политиков, для каждого из нас, кто всегда или в тех или иных ситуациях жизни, боится критики, предпочитает «закрыться», чтобы выглядеть пристойно в собственных глазах.

Конечно, «открытое общество», это не только Великий Шут, демагоги разных мастей, независимые аналитики, и пр., пр. Это, прежде всего, система, способная к открытости, постоянно себя описывающая и анализирующая. По мнению Поппера, «переход от закрытого общества к открытому имеет место тогда, когда социальные институты впервые сознательно признаются продуктами человеческого творчества и когда их сознательное изменение обсуждается в терминах их пригодности для достижения человеческих целей и намерений. Закрытое общество терпит крах, когда благоговение, с которым воспринимается социальный порядок, сменяется активным вмешательством в этот порядок и сознательным стремлением реализовать собственные или групповые интересы. Очевидно, что к такому социальному краху могут приводить культурные контакты в рамках роста цивилизаций».

Приходится признать, что «открытое общество» постоянно даёт сбои (то ли от исторической молодости, то ли от рецидивов «закрытого общества», от которых окончательно избавиться не удаётся) каждый раз, как только возникают те или иные сложности. Ярким примером может служить то, как после 11 сентября, власти США приняли судорожные решения «закрыться», в целях национальной безопасности, те или иные манипуляции с общественным мнением были признаны неизбежными. А такой проницательный человек, как Джордж Сорос, вынужден был признать, что «политический диалог в демократическом обществе» больше не способствует глубокому пониманию общественных проблем, а может оказаться просто составной частью политтехнологии, которая искусно соединяет возможности современного ТВ с продуктами современной интеллектуальной деятельности. Другой пример, недавнее признание канцлера Германии о том, что теория мультикультурализма в Германии потерпела крах.

В сущности, это почти атавистическое чувство спрятаться, заслониться, закрыться, в надежде, что это поможет избежать соприкосновения со всем не только враждебным, но и со всем чужеродным, непривычным и неприятным. Куда труднее открыться ещё больше, понять, почему не получается взаимопонимание. Мы постепенно вторглись в сложнейшую проблему Другого в жизни и в цивилизации, которая, по всей вероятности, останется ключевой для всего XXI века, а может быть и дальше. И станет дальнейшим испытанием «открытого» обществ.

БОРЬБА

Возвращаясь к Wikileaks, скажу, что любой здравомыслящий человек, тем более человек гуманитарного склада, должен воспринять всю эту ситуацию, как продолжающееся противоборство «открытого» и «закрытого» общества. Нас не должно смущать, что для подлинно закрытых обществ эта ситуация совершенно безболезненна (пока?!), наподобие комариного укуса. Но рано или поздно Wikileaks приходит не извне, а изнутри. И тогда, закрытым обществам, как правило, справиться с этим не удаётся.

Будем считать, что Wikileaks - не просто разоблачение недальновидных политиков, не просто домыслы и опровержения, не просто смакование любопытных подробностей неистребимой толпой обывателей. Wikileaks появился в той зоне, где между привычками, различными табу, традициями, и пр. - с одной стороны, и законами государства, которые, даже когда они исполняются, всегда содержат тенденцию, встать над живыми люди - с другой стороны, расширяется область личных решений, область нашей личной ответственности за общество. И эта область, возможно, будет расширяться в дальнейшем.

В этом смысле можно рассматривать Wikileaks, как попытку цивилизованного сообщества, а следовательно, каждого из нас, кто относит себя к цивилизованному сообществу, лучше узнать самих себя.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG