Доступные ссылки


Р.Бадалов абсолютный маргинал, все его статьи носят крайне примитивный характер"
(Р.Москва, комментарий к статье «WIKILEAKS: взгляд из открытого общества»)
















Всегда стараюсь внимательно прочитывать мнения читателей, согласны ли они со мной или нет. Отдаю себе отчёт, что не всегда следует вступать в полемику, тем более, когда суждение высказывается в форме обвинительного приговора. По этой причине, не собираюсь вступать в полемику с Р. из Москвы, который выносит свой вердикт: «мне, Человеку с высшим образованием, полученным в Москве и учёной степенью, такие авторы просто не интересны. У меня вызывает удивление, что он несмотря на крайний примитивизм статей продолжает печататься на РАДИОАЗАДЛЫГ» (полностью сохраняю пунктуацию).

Признаюсь, высшее образование получил не в Москве, к учёным степеням отношусь весьма скептически, и, конечно, у меня нет никаких оснований писать о себе как о «Человеке» с большой буквы. Что до РАДИОАЗАДЛЫГ, то оставим за ними право самим выбирать своих авторов.

Но одна фраза Р. из Москвы привлекла моё внимание, только осталось неясным, «абсолютный маргинал» (скорее всего Р. из Москвы хотел сказать «типичный маргинал», но не будем придираться) - причина того, что «статьи носят примитивный характер» или, наоборот, по «примитивным статьям» можно сделать вывод о «маргинальности». Так что это за слово, которое в последние годы всё больше входит в обиход, хотя употребляется в различных смыслах, а в словах моего оппонента звучит просто как разоблачение, как инвектива.

КТО ТАКОЙ МАРГИНАЛ?

Маргинал, маргинальный человек (от позднелат. marginali - находящийся на краю) – обозначает промежуточность, «пограничность» положения человека между какими-либо социальными группами. Это понятие появилось в американской социологии в 1920-е годы, для обозначения трудной адаптации иммигрантов к новым социальным условиям. С тех пор это понятие стали распространять не только на иммигрантов, но и на всех тех, кто не вписывается ни в ту, ни в другую социальную группу, остаётся в «промежуточном» положении. Причём не только в социологии, но и для оценки некоторых «маргинальных» явлений в художественной культуре. «Маргиналами» можно назвать и «хиппи», которые декларировали, что не вписываются ни в одну социальную группу, и криминальные группы в больших мегаполисах, и «маргиналов-демократов», в том случае, когда они буквально остаются «на краю» политической жизни, и крайние проявления культуры «постмодерна», и просто «странных людей» с тем или иным асоциальным поведением...

Хотя возможны странные метаморфозы, когда то или иное явление теряет свою маргинальность и становится почти нормативным. Скажем, многие из «хиппи» стали добропорядочными буржуа, «бакинский джаз» (о нём я писал в предыдущей статье) стал официальным искусством под патронажем власти и бакинские джазмены перестали быть «маргиналами»; «Нововенская» музыкальная школа из «маргиналов» превратилась в моду; теперь как «маргиналы» воспринимаются те, кто не принимает новый музыкальный язык. Примеров можно привести бесчисленное множество.

В целом, в философском смысле, понятие «находящийся на краю», «пограничный», «внесистемный», обрело огромное значение в культуре ХХ века (по мнению Бахтина, практически вся серьёзная художественная литература находится «на границах», «между»), но в данных кратких заметках эту тему придётся опустить. Замечу только, что в серьёзных статьях понятие «маргинал» используется без «оценки», это ни «хорошо», ни «плохо». Современникам, как правило, трудно судить о маргинальных явлениях. То, что сегодня находится «на краю», завтра может оказаться (а может не оказаться) частью системы, и, наоборот, то сегодня господствует, завтра может оказаться (а может не оказаться) на обочине социальной структуры и художественной культуры. Одним словом, и в социальном, и в эстетическом плане, «маргинал», это тот, «кто не в ногу», кто «сам по себе», хотя никто не знает, каков окажется результат этого «не в ногу» в будущем.

По каким-то неведомым мне причинам, в современном русском языке, понятие «маргинал» чаще всего используется как деклассированный элемент, синоним представителя социального «дна», наподобие персонажей известной пьесы Максима Горького. Почти аналогично, в культуре «маргинал» означает беспочвенность, культурную ущербность, своего рода бомжи от культуры, которые не вписываются ни в одну группу по причине своей социокультурной неполноценности. Не в этой ли, распространённой в России культурной традиции (российской? московской?) Р. Из Москвы использует понятие «маргинал»?

Теперь могу признаться, что действительно, в какой-то мере, считаю себя «маргиналом». Использую выражение «в какой-то мере», по двум причинам.
Во-первых, к социальным «бомжам» себя отнести не могу (это не оценка, просто констатация моего положения вы обществе), на социальное «дно» пока не опустился (хотя любопытно было бы писать в РадиоАзадлыг репортажи из самого социального «дна»).
Во-вторых – на это хотел бы обратить особое внимание, как на один из самых важных итогов интеллектуальной мысли ХХ века - любая характеристика в отношении человека не может считаться абсолютной. Если про кого-нибудь мы говорим, что он «маргинал», то должен последовать уточняющий вопрос «в каком отношении?» (даже водка «Абсолют» - просто бренд, а не физическая характеристика). «Размытые множества» - великое открытие и великое откровение ХХ века, и оно распространяется и на социологию, и на художественную культуре, и на познание, и на психологическую диагностику человека, и на многое другое.

Если принять во внимание эти две оговорки, то действительно, во многом остаюсь «маргиналом» и даже симпатизирую многим «маргинальным» явлениям.

MНОГОЕ В СЕГОДНЯШНИХ АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ НРАВАХ, НЕ ПРИЕМЛЮ, НЕ РАЗДЕЛЯЮ, НЕ ПОНИМАЮ

Начну с самого острого, с самого болезненного, не боясь дать повода моим оппонентам для новых нападок («открытость» один из главных принципов моей жизни, хотя не всегда удаётся ему следовать). Я - «азербайджанец» в одном отношении, «космополит» в другом, «землянин» - в третьем, причём со временем эти пропорции меняются за счёт вытеснения «азербайджанского». Окончательно не вытеснены не из-за политических интересов страны, а в силу моих личных, а не групповых пристрастий. В первую очередь, за счёт того, что Пушкин называл «любовь к отеческим гробам», а я метафорически обозначаю как «шаль моей бабушки» («nənəmin şalı»). Можно прибавить еще некоторые национальные культурные феномены (для их перечисления хватит пальцев одной руки, среди них, например, время соприкосновения с «Мешади Ибад» Уз.Гаджибекова). Одним словом, это всё то, что я называю «сгустком азербайджанского» и что занимает мои мысли и чувства далеко не 24 часа в сутки. В остальном, многое в сегодняшних азербайджанских нравах, не приемлю, не разделяю, не понимаю. Например, не понимаю, что означает «День солидарности азербайджанцев всего мира», в каком отношении они собираются быть «солидарными», и т.п. Далее - давно, принципиально не хожу на азербайджанские свадьбы (родственники и друзья перестали обижаться), поскольку, на мой взгляд, азербайджанская свадебная индустрия превращает азербайджанский народ в зомби. Всё меньше читаю на азербайджанском, прежде всего по причине дефицита времени (в моём возрасте, время самая большая ценность, и было бы глупо пожертвовать им во имя мифических групповых интересов). Обо всём этом я писал достаточно откровенно во многих моих статьях и не считаю нужным к ним возвращаться. Одним словом, в этом отношении, меня можно назвать «маргиналом» и я с этим соглашусь (кстати, близкое значение имеет слово «молтаны», которое используется в некоторых азербайджанских диалектах).

В политическом плане также нахожусь не столько «на краю», сколько «между», между властью и оппозицией, хотя признаюсь, с оппозицией мне хочется ругаться, а с властью даже ругаться не хочется. Если говорить об Азербайджане в мировом политическом пространстве, то не разделяю широко используемое в нашем политическом обиходе понятие «milli maraqlarımız» («национальная идея»). И скептически отношусь к таким мифам нашего коллективного сознания как «сомкнуться в кулак», стать едиными, и пр. Для меня основными приоритетами («maraqlarımız») остаются интересы гражданина (независимо от его этнической принадлежности), прежде всего правовая защита со стороны государства. Так что, и с точки зрения «milli maraqlarımız», меня смело можно отнести к «маргиналам».

Наконец, о группе «маргиналов», которые, хочется надеяться, в обозримом будущем перестанут быть «маргиналами». На мой взгляд, серьёзные политические и социальные реформы в Азербайджане невозможны, пока сохраняется у нас патерналисткое сознание (на нашем сленге, «dayı»). Одни используют его, кормятся за его счёт, другие жалуются, что им не досталось, что они обделены, и т.п. И совсем мало, ничтожно мало, тех, кто не ждёт «подарков» от власти (президентские стипендии, персональные пенсии, различные премии, и пр., и пр.), кто политическую, экономическую, культурную независимость ценит выше благополучия, для кого свобода это не просто пустые слова. Подобных людей сегодня впору назвать «маргиналами», к ним презрительно относятся те, кто удобно устроился у «кормушки власти», их сочтут за безумцев те, кто любыми средствами стараются пробиться к той же «кормушке власти». Так вот, пока эти «маргиналы» остаются «маргиналами», пока они не станут серьёзной общественной силой, ожидать кардинальных изменений в Азербайджане не приходится.

Наконец, независимо от слова «маргинал» и его смысловых значений, признаюсь, опасаюсь тех, кто всегда «в ногу» со всеми, кто всегда готов раствориться в коллективных нравах и коллективных ценностях. Хотя, это уже новая тема, о которой как-нибудь в следующий раз.

P.S. Мне остаётся поблагодарить своего оппонента из Москвы. Размышления над тем, в каком отношении я действительно являюсь «маргиналом», помогли мне чётче осознать собственную позицию и место в обществе. А моим будущим оппонентам эти размышления помогут переключиться с моей персоны на предмет моих статей.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG