Доступные ссылки

Сначала об «Аршин Мал Алан»е Узеира Гаджибекова.

Через полтора года «Аршин Мал Алану» исполнится 100 лет. Несомненно, будут юбилейные речи, дифирамбы. Но боюсь, суть утонет в патоке.

Без исторических претензий, без апелляции к теориям наций, возможно, в ином смысле, скажу ясно и недвусмысленно: после «Аршин Мал Алан» мы стали нацией. Не в смысле политической нации, не в смысле геополитической реальности. В простом и человеческом смысле этого слова, мы стали «мы», потому что внутри этого «мы» возникли, сложились, упрочились глубокие духовные и душевные связи.

Понимаю, многие не согласятся. Приведут массу доводов, возможно правильных. Но постарайтесь на время отбросить привычнее стереотипы. Просто подумайте о том, что после «Аршин Мал Алан»а глобальный мир нам не страшен. Если хотите, менее страшен. Он уже не сможет нас перемолоть, растворить в себе. Не знаю, какова будет геополитическая реальность через новые 100 лет. Но уверен - будет звучать «Аршин Мал Алан». Мы - которые «мы» - сбежимся, чтобы постоять рядом на время, пока не закончится «Аршин Мал Алан». Потом, скорее всего, разойдёмся в стороны, и не будем вспоминать про «мы». Поэтому я вправе сказать, что «Аршин Мал Алан» - своеобразный тест на азербайджанство. Насколько тот или иной человек способен подпевать, улыбаться, радоваться, насколько его культурные нервы способны настраиваться на лад «Аршин Мал Алан»а, настолько он - органическая часть «мы». Остальное - геополитика, государство, патриотизм, и многое другое – идеологический императив.

Конечно, не только «Аршин Мал Алан», я бы, несомненно, добавил бы «Мешади Ибад», наши народные песни. Может быть, что-то ещё, но не очень много. Но, прежде всего, «Аршин Мал Алан». И даже странно, что «Аршин Мал Алан»у всего 100 лет. Кажется, он существовал всегда. Как и мы с вами, современные азербайджанцы.

В чём же секрет «Аршин Мал Алан»а,

В ЧЁМ ЕГО ТАЙНА?

Как ему удалось стать своеобразным магнитом, способным, пусть на
короткое время, объединить нас?

Во-первых, музыка. Сродни народной. Легко запоминается, западает в душу. Хочется напевать и напевать. Это касается и лирических арий, и шуточных куплетов, и лейтмотивной темы «аршинмалчы».

Далее, сюжет. Очень простой, даже простодушный. Как вспомнишь, невольно улыбаешься. Будто рассказали тебе что-то приятное. Или что-то приятное с тобой или случилось или вот-вот случится.

Задумал серьёзный «таджир» (улыбнёмся, мы и есть «таджиры») жениться. Но как можно «покупать» (продолжим улыбаться) невесту, если её никогда не видел. Вот и стал серьёзный «таджир» мелким, оптовым продавцом на вынос, «аршинмалчы», чтобы иметь возможность беспрепятственно проникать на женскую половину любого дома (продолжим улыбаться, и над тем, что «таджиры» и «беки» пренебрежительно относиться к «аршинмалчы», хотя какая у нас сословная честь, никогда не было, и над отчаянной смелостью, «таджира», который решил сначала увидеть, а потом только жениться). «Таджиры» и «беки» будут играть свои благородные роли, а простодушные слуги выскажутся откровенно о том, чему мы будем уже не улыбаться, а добродушно смеяться, пожалуй, во все времена («пулун вар?», «вар-вар», «пулун вар гялярям», попросту говоря, «если есть деньги, почему бы не выйти за тебя замуж»).

В результате всех этих перипетий состоялось четыре свадьбы, т.е. всеобщая свадьба всех, без исключения, персонажей. Почти как в известном фильме «Четыре свадьбы и похороны». Только в нашем, азербайджанском варианте «Четыре свадьбы без похорон». Чтобы не омрачать наши чувства. В нашем варианте, вообще нет чужих, Даже те, кто поначалу казались чужими (тот же «аршинмалчы») оказались своими. Просто они разыгрывали других, которые не сразу поняли, что они тоже «свои».

Это, в сущности, и есть наша

КУЛЬТУРНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ.

Такое впечатление, что мы сами для себя создали этот оазис отдохновения. А автор просто подсмотрел наши подсознательные грёзы. Вы думаете, я принижаю роль Узеира Гаджибекова? Напротив, возвышаю! Точно по Юнгу, сегодня известному не менее, чем его учитель Фрейд. Юнг считал, что гениальный художник (писатель, композитор) тот, кто особенно чувствителен к коллективному бессознательному народа. Иначе говоря, гениальный художник не о себе нам сообщает, а о нас самих. Хотя и после прозрений Юнга никто толком не понимает, что это такое, «коллективное бессознательное», но все верят, что оно есть на самом деле, поскольку что-то чувствуют на себе.

Теперь

О ТЕАТРЕ МАРИОНЕТОК.

Театр существует давно. Объездил с гастролями многие страны мира - Францию, США, Россию, Польшу, Германию, Швейцарию. Везде были аншлаги, везде встречал горячий приём. В Баку театр играет свой спектакль редко. Причина простая - нет своего помещения. Помещение было выделено, в хорошем месте, в «Ичеришехер», но его надо было не просто ремонтировать, но реконструировать под стационарный театр марионеток. Ведь в «марионетках» все маленькое, всё вместе, с декорациями, в полроста человека среднего роста, а куклы и того меньше, едва-едва достигают колен актёров. И зал для зрителей должен быть таким же маленьким. Иначе ничего не будет видно.

Недавно театр приобрёл новый статус. Теперь он называется «Театр марионеток Тарлана Горчу». Почти как в Грузии, «Театр марионеток Резо Габриадзе». При этом, не только по географии, он будет находиться в «Ичеришехер». Он станет органической частью вполне официального Государственного историко-архитектурного заповедника «Ичери шехер». Это решение можно только приветствовать. Ведь в «Ичери шехер» уютно должны себя чувствовать не только антикварные лавки, но и галереи, выставки, спектакли. Только разнообразные формы художественного перформаса, помогут старому городу избежать с одной стороны стиля «музейной консервации», а с другой оживить атмосферу «сокровенного города» (можно и так перевести «Ичершехер»), который, сохраняя свою ауру, способен постоянно вступать в диалог с современными художественными формами.

Благодаря организационной поддержке Государственного историко-архитектурного заповедника «Ичери шехер», и состоялись недавние просмотры спектакля «Аршин Мал Алан» на сцене театра «Ибрус».

Зал театра «Ибрус» не приспособлен для показа спектаклей театра марионеток, он рассчитан на живых актёров, отсюда относительно большой зал. Поэтому зрителям, особенно, сидящим на относительно дальних рядах, было не очень хорошо видно, приходилось выгибаться, чтобы увидеть происходящее на сцене. Детям было легче, они сидели прямо на ковре, расстеленном буквально в метре от сцены среди подушек-мутакка. Но каждый вечер, в течение недельного показа, зал был полон как взрослыми, так и детьми.

Многие из детей никогда не слышали об «Аршин Мал Алане». Большинство взрослых узнавали знакомых героев, не могли удержаться, чтобы не подпевать. Но, и взрослые, и дети, и те, кому было удобно и всё видно, и те, кому было не очень удобно и плохо видно, и те, кто был знаком с этой музыкальной комедией, и те, кто был не знаком (скажем, иностранцы, которые приходили на спектакль) как завороженные смотрели на происходящее на сцене. В этом волшебном зазеркалье даже знакомые герои казались чуть-чуть другими, но этого не менее близкими и родными. Даже «гочу», наёмные киллеры тех лет, выглядели совсем не страшными, а озорными «карабасами», которые пугают, а нам не страшно. Что касается декораций, то они воссоздавали в миниатюре наши представления об идеальных интерьерах, зал дворца Шекинских ханов и парадный зал дома Тагиева. Ну а двор Султан-бека, просто воссоздавал наши представления о райских кущах, фонтан, павлин, райские птички и красивые девушки, томно шествующие среди этого рая, в преддверии будущего счастливого замужества (а оно в этом мире, не может быть иным).

Остаётся сказать, что театр не случайно назван «Театр марионеток Тарлана Горчу». Он не только художественный руководитель, он автор идеи театра и спектакля, он художник этого спектакля в прямом и переносном значении этого понятия, он основной проводник всех как технологических, так и художественных решений.

Начинал Тарлан Горчу вместе с художником Эльчином Мамедовым (увы, покойным) и композитором Джаваншир Гулиевым. Потом к ним присоединились другие, изготовители кукол, артисты, которым пришлось научиться тонкому искусству управления куклами-марионетками, другие. И они стали профессионалами своего дела.

Остаётся надеяться, что в самое ближайшее время, у театра будет своё стационарное помещение в «Ичершехер». И театр будет регулярно играть «Аршин Мал Алан» и новые спектакли. Среди которых, как планируют в театре, в первую очередь, «Лейли и Меджнун».

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG