Доступные ссылки


СИМПТОМЫ НАЛИЦО, НО…


В контексте революционной волны, охватившей чуть ли не весь арабский мир и докатившейся уже до южных берегов Каспия, многие в Азербайджане стали задаваться сакраментальным вопросом: возможно ли нечто подобное и у нас? Казалось бы, все провоцирующие симптомы налицо: династийно-олигархическая система власти, уродливый культ личности, засилье коррупции и монополизма, высокий уровень безработицы, непомерный рост цен, дороговизна жизни, чрезмерная социальная поляризация, чиновничий и полицейский произвол, дефицит демократии и плюрализма, систематические нарушения прав и свобод граждан, нарастание протестных настроений в обществе, усиление критических залпов со стороны ведущих стран Запада и международных организаций. Чего ж ещё?..

Между тем, в оценке реальных перспектив революционного изменения ситуации в стране наблюдается явное преобладание скепсиса. Лишь оппозиционная пресса и их радикальные электоральные круги, активно педалируя тему желанности и неотвратимости революции, пытаются зарядить общество оптимистической энергией. Но при этом, явно переоценивают собственные возможности, протестный потенциал народа, степень напуганности власти, фактор международной поддержки и по этой причине впадают, как и ранее, в опасную «оранжевую эйфорию».

Понятна и прямо противоположная позиция - официальных СМИ и провластной части электората: для революции нет абсолютно никаких оснований, поскольку все проблемы конструктивно решаются, страна успешно развивается, а народ всецело поддерживает президента и его политический курс. Вместе с тем, основной массив электората, представителей СМИ и общественности сильно озабочены крайне неудовлетворительным положением дел в стране, осознают необходимость безотлагательных и кардинальных перемен, но, при этом, демонстрируют изрядный пессимизм в отношении перспектив революционного изменения ситуации в стране. Почему же так?..

МИФ О ВСЕСИЛИИ ВЛАСТИ

Поражает не сам пессимизм, а то, на чем он чаще всего базируется. Если бы вердикт о невозможности революции в Азербайджане делался на основе комплексного анализа всей ситуации и выводился бы из аргументов о неготовности общества, слабости оппозиции, незаинтересованности внешнего мира, то с этим в значительной мере можно было бы согласиться. Но подобный вердикт чаще обосновывается упорным мифом об особой крутости и всесилии «алиевской» власти: мол, у нас революция невозможна, потому что власть этого никогда не допустит. Словно есть власти, потворствующие революции?!

Между тем, этот миф не имеет под собой серьезных оснований, поскольку даже в бытность Гейдара Алиева сила, стойкость и крутость режима были обусловлены не его собственной природой, не его внутренними ресурсами и не фактором личности главы государства, а геостратегически маркированным «банановым статусом» страны. Режим демонстрировал силу тогда и столько, когда и сколько ему рекомендовалось или дозволялось это со стороны геополитических боссов и транснациональных нефтяных компаний (ТНК). Гейдар Алиев по природе своей был не тот тип руководителя, который мог бы действовать вопреки политической конъюнктуре, вразрез ожиданиям «старшего брата»: достаточно вспомнить многолетний советский период его деятельности. Он всегда был ведомым политиком, всегда осуществлял вассальный курс, всегда подлаживался под конъюнктурные требования времени и лишь в этих рамках допустимой свободы маневрирования создавал видимость всезнающего и всесильного руководителя.

ОТ «БАНАНОВОГО АВТОРИТАРИЗМА»…

Да, власти создали эффективную репрессивную систему (полицейское государство), но не только в силу внутреннего тяготения, а потому, что это входило в их «банановую» миссию: им изначально вменялось (и оказывалось содействие) покончить с охлократическими эксцессами в стране и создать необходимый стабильный фон для реализации глобальной геополитической и нефтяной игры. Да, власти фальсифицировали все выборы и подавляли свободы, но разве не Запад своей попустительской позицией позволял эти «шалости» и называл каждый избирательный фарс «очередным шагом к демократии»?!

Да, власти сформировали тотально коррумпированную семейно-клановую систему и осуществили передачу власти от отца к сыну, но ведь всё это находило сочувственное понимание у Запада и ТНК, которые, к слову сказать, сыграли не последнюю роль в реализации неомонархического плана в Азербайджане.

Одним словом, вся мифическая сила, самостоятельность и жизнестойкость «алиевской» системы власти - это чистейшая «банановая» фикция. А в сегодняшней неомонархической упаковке – это фикция вдвойне. Без "банановых костылей, это Колосс на глиняных ногах"

… К «БАНАНОВОЙ ДЕМОКРАТИИ»

Резонен вопрос, если власти Азербайджана (как и загнанные в жернова принудительного обновления арабские режимы) всё время действовали в рамках «банановых правил», исправно выполняли свою вассальную миссию, то чем обусловлено нарастающее недовольство сюзерена (Запада) и к чему тогда актуализация революционной угрозы?

Надо полагать, что изменились уже сами «банановые правила». Теперь, «банановым авторитарным режимам» предоставляется (вменяется) реальный шанс (императив) подняться на более высокий уровень – «банановой демократии». Подняться самим или быть перенесенными туда на волне революции. Неповоротливые, страшно закосневшие в комфортном авторитаризме и утратившие чувство реальности власти, видимо, никак не могут и не желают адаптироваться к новым правилам игры. Но если они не начнут процессы реформ и обновления сами, то тема революции может и в самом деле актуализироваться для Азербайджана. И тогда станет очевидным, чего стоит упорный миф о крутости, всесилии и жизнестойкости нынешней системы власти в стране.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG