Доступные ссылки

Кирилл Кобрин (Радио Свобода)

В западной прессе – множество комментариев к событиям в Ливии. Тон, в основном, благожелательный и даже энтузиастический в отношении повстанцев и врагов режима Каддафи.

Кажется, полковнику припомнили все злодейства и унижения, которые пришлось претерпеть многим западным странам от ливийского диктатора; раньше – когда его пытались приручить, цивилизовать, использовать в своей политике – реплики были не столь крайние. Сейчас завеса пала – и можно писать открыто о своей ненависти к кровавому режиму. Вот это ликование потсфактум ставят под вопрос наиболее проницательные эксперты и комментаторы.

Эндрю Соломон перечисляет в американском еженедельнике New Yorker ошибки Каддафи, которые привели его власть на грань катастрофы. И эти ошибки, по мнению американского автора, во многом связаны с так называемом «западным фактором» политики диктатора:

«Явным сторонником реформ был сын Каддафи Сейф аль-Ислам. Сейф обычно говорил хорошие вещи, но это имело минимальное отношение к реальности. Я был просто поражен, оказавшись на встрече Сейфа с высокопоставленными американскими дипломатами в 2008 году, как он описывает совершенно неизбежные планы реформ: в 2005 году он излагал их же тем же тоном. При этом Сейф не испытывал ровным счетом никакого неудобства от того факта, что ничего из ранее им предлагавшегося не было исполнено. Этот режим всегда пытался заработать себе хорошую репутацию с помощью щедрых к населению декретов, никогда не беря на себя вины за провал попыток хотя бы в незначительной степени добиться результатов. Ливийцы всегда знали, что ханжество их режима масштабнее, чем где бы то ни было в мире».

Дальше Соломон переходит к анализу главных ошибок, которые, по его мнению, совершил Каддафи:

«Наиболее очевидной из них стал отход от плана реформ, предложенного Сейфом. В интересах Каддафи было выстоять в ожесточенной борьбе сторонников жесткой линии и умеренных, чтобы представить Западу своего умеренного представителя, продолжая в то же время, жесткий курс в отношении собственного населения. Внутри руководства, каждая из сторон в какой-то момент чувствовала себя фаворитом диктатора, так как, преследуя свои интересы, Каддафи постоянно стравливал политических соперников. Когда же этого оказалось недостаточно, он в 2008 году сокрушил реформистов - и стало очевидно, что Сейф лишился расположения отца. И хотя большинство ливийцев довольно цинично относились к процессу реформ – которые очевидно должны были носить экономический характер, а не имели целью введение истинной демократии – они отчасти надеялись на них, теша себя иллюзией, что для Каддафи интересы населения важнее его собственных интересов и благополучия его семьи. Решение 2008 года дать сторонникам жесткой линии больше власти было катастрофическим для Каддафи».

Второй ошибкой ливийского диктатора, по мнению автора New Yorker'а, стало полное его пренебрежение материальным положением жителей страны – при том, что нефтяные и газовые ресурсы не густо населенной Ливии позволяли держать жизненный уровень на относительно достойном уровне.

Тему, поднятую Эндрю Соломоном, подхватывает Иссандр Эль-Амрани в британской газете The Guardian. Он обращает внимание на еще одно прегрешение западного общественного мнения – на недооценку демократических устремлений населения арабского мира. Тон его статьи, в отличие от текста в New Yorker, более торжествующий:

«Я всегда любил знаменитую фразу, выкованную в 2004 году Майклом Джерсоном, спичрайтером Джорджа Буша, тем самым, который придумал выражение «ось зла». В речи о проблемах американской системы образования он пожаловался на «мягкую нетерпимость заниженных ожиданий» по поводу детей из бедных семей. Уже несколько десятилетий у Запада и среди арабской элиты существует мягкая нетерпимость заниженных ожиданий по поводу арабского мира. Превалирует идея, что, мол, регион с населением в 300 миллионов душ не является плодородной почвой для демократии - либо потому, что существует риск прихода к власти антизападных режимов, либо оттого, что идея демократии вообще не слишком ценна для жителей региона. Многие режимы понимали это и вели двойную игру, ставя в вину собственному обществу незрелость, а другой рукой поощряя антидемократические тенденции – популизм и даже порой реакционный социальный консерватизм. После революций в Тунисе и Египте никто уже не купится на такую риторику…».

Любопытно, что в своем комментарии в The Guardian Иссандр Эль-Амран фактически обвиняет правительство Тони Блэра в том, что оно покрывало ливийский режим – и не только оно, считает он, - достаточно вспомнить деятельность в Ливии нефтяной компании bp.
XS
SM
MD
LG