Доступные ссылки

Гейдар Алиев – политик и человек


Слева направо - Гейдар Алиев, Мустафа Мустафаев - начальник отдела, где работал Г.Алиев. Фото из личного архива М.Мустафаева (1910-1994), первая половина 50-х годов.

Слева направо - Гейдар Алиев, Мустафа Мустафаев - начальник отдела, где работал Г.Алиев. Фото из личного архива М.Мустафаева (1910-1994), первая половина 50-х годов.

10 мая 1923 года, на родине многих пассионарных, известных в Азербайджане и за его пределами людей – Нахчыване, родился Гейдар Алиев. Спустя семьдесят лет, не имея альтернативы на выборах 93-го, кроме марионеточных кандидатов, Гейдар Алиев стал президентом третьей республики, правопреемницы первой, с идеологией и деятелями которой боролся во время своей работы в НКВД-КГБ. Впоследствии в своих выступлениях он говорил, что всегда мечтал о независимости Азербайджана - самом страшном преступлении и вине перед советской властью мусаватистов и националистов, которых он преследовал. Это маловероятно, конечно, хотя полностью исключать нельзя.

Об этой безусловно незаурядной и противоречивой личности можно писать долго, но хотелось бы, не повторяя уже не раз сказанного, перейти к своим личным впечатлениям.

ПЕРВЫЙ СРЕДИ ПРОЧИХ

Весной 1992 года, работая в газете Народного фронта Азербайджана «Свобода», я написал статью, анализируя шансы на победу на предстоящих в июне президентских выборах нескольких кандидатов, среди которых были Абульфас Эльчибей, недавно свергнутый президент Аяз Муталибов, пользовавшийся большой популярностью тогда и претендовавший на высший пост в государстве глава АМИП Этибар Мамедов, шейхульислам Аллахшукюр Пашазаде - как исламистский лидер, преданные политическому забвению ныне Ягуб Мамедов, - председатель ММ, после бегства А.Муталибова временно выполнявший обязанности главы государства, - а также изобретатель Низами Сулейманов и даже темная лошадка, какой-нибудь неизвестный доселе кандидат в президенты, закодированный мной как «Кандидат Х», который мог неожиданно вынырнуть на финишной прямой. Разумеется, среди них был и Гейдар Алиев, которого тогда некоторые называли и «политическим мертвецом». При беглом газетном анализе учитывались такие параметры, как политические таланты, лидерские, организаторские и человеческие качества, опыт государственного управления или административного управления, наличие своей команды, социальной и электоральной базы, финансовых и материальных ресурсов, международных связей и т.д.

Хочу сказать, что тогда Народный фронт обладал тогда очень большим авторитетом в стране, а бесспорным фаворитом предвыборной гонки считался Эльчибей. Однако сравнение-анализ по приведенным выше и еще нескольким другим мелким параметрам неожиданно для меня самого показали большое превосходство Гейдара Алиева над всеми соперниками. Сильно удивленный результатами анализа, я отнес материал редактору. Признав правильность выкладок статьи, руководство газеты отказалось публиковать ее, чтобы не помочь тем самым сопернику, который, кстати, в тех выборах участвовать не смог, не был допущен. Дальнейшие события хорошо известны, а этот прогноз оправдался спустя всего год и пару месяцев.

ЛИДЕР СОВЕТСКОГО ТИПА

Гейдар Алиев вырос и сформировался при советской власти, вряд ли мыслил до распада СССР какой-то иной, и был лидером тоталитарного советского, а впоследствии, с учетом изменившихся после распада политических реалий, авторитарного типа.

«В первые годы президентства он демонстрировал модель поведения осторожного постсоветского лидера из «кремлевской шинели» (вхождение в СНГ, реверансы в сторону России, апелляция к опыту Союза, предельная осторожность по отношению к Западу), тем не менее, стратегически и прагматически он был предрасположен к партнерству с США, что активно проявилось в последующий период его правления», пишет известный политолог и аналитик Зафар Гулиев.

Его стремление к большей независимости как лидера страны, к сбалансированной политике отдаляло его от Москвы и сближало с Западом, что совпадало с объективными тенденциями развития независимого Азербайджана.

Внутренняя, кадровая политика Гейдар Алиева основывалась на поблажках и льготах для своих, коррупционной цепочке, личной преданности, регионализме и, как бывшего чекиста и гэбиста, «повязанности» на компромате. Вопреки расхожему мнению, регионализм никогда не был главным для него, важнее были другие перечисленные факторы. Преданных себе он всегда награждал щедро, изменивших ему сподвижников и врагов наказывал и преследовал, иногда до конца, что дает основание критикам обвинять его в мстительности.

Он неоднократно декларировал курс на демократизацию страны, на запад, однако о демократии, справедливых выборах, правах человека, верховенстве закона, конкурентной рыночной экономике в Азербайджане, построенном им, говорить не приходится. Естественно, что стиль его руководства страной был советским, но адаптированным к новым реалиям, с добавлением имитационной демократической и почти неприкрытой семейно-клановой составляющей.

АВТОР «КОНТРАКТОВ ВЕКА»

Главный успех Гейдара Алиева, на который упирают и официальные историографы, заключается в том, что он сумел заключил нефтяные контракты, официально именуемые «Контрактами века». Он также смог стать нефтяным и политическим партнером США, создать тесные связи. Эти контракты готовили уже его предшественники – Аяз Муталибов и Абульфас Эльчибей, но не смогли заключить, не успели, были свергнуты. А он успел, устоял, смог.

Его гибкая политика была направлена, в основном, на укрепление режима своей личной власти внутри страны с максимально возможной, исходя из жестких политических реалий, степенью независимости от бывшей метрополии. Естественно, как трезвый политик и умный человек, он уделял большое внимание и решению социальных проблем, обеспечению продовольствием в то трудное, полуголодное время начала 90-х для обеспечения стабильности. Он также уделял большое внимание созданию собственного культа личности, по примеру советских руководителей Сталина и Брежнева, контролю над СМИ, особенно телевидением, прикармливанию интеллигенции, особенно и без того «ручной» творческой, сужению независимого частного и неправительственного сектора, формированию полностью управляемого парламента, «гражданского общества» и семейной преемственности. Гейдара Алиева можно назвать одним из самых умелых и успешных авторитарных лидеров, а также имитаторов демократии на постсоветском пространстве.

На государственном телевидении, где мне довелось работать в 1992-1996 годах, недалекие операторы, режиссеры и редакторы, - как на ТВ называют корреспондентов, - превыше всего ценившие «конвертные» деньги и халявную выпивку, рассказывали с придыханием и блеском в глазах, какое он уделял внимание печати и телевидению еще в бытность первым секретарем ЦК компартии Азербайджана, как заботился о сопровождавших его в поездках съемочных группах, как кормил и поих их – на славу, понимая важность пиара тогда, когда этого слова и понятия еще не было в русском языке и советском политическо-информационном обиходе.

«ЕГО ВЗГЛЯД НЕВОЗМОЖНО ВЫДЕРЖАТЬ»

Один из журналистов, работавших с ним и побывавший во многих поездках, Сакит Оджаглы рассказывал мне, как и многие другие, о его феноменальной памяти, выдающихся лидерских и человеческих качествах, о том, как в его присутствии терялись даже уверенные в себе, обладавшие немалыми волевыми и лидерскими качествами люди, как, например, не могли смотреть ему в глаза, в лицо, не выдерживали взгляда или даже теряли дар речи. Об этом я не раз слышал и по телевидению, читал в разного рода воспоминаних.

Не знаю, насколько это правда, а не легенды, и как там другим было под пронизывающим взглядом великого Гейдара Алиева, но мне довелось в 1993 году встретиться с ним, и заглянуть ему в глаза. Это был рослый, крепкий, с сильной, несмотря на возраст, энергетикой, волевой и умный человек, что было видно по его ответам на мои вопросы в ходе небольшого телевизионного интервью. Мне, с моими скромными волевыми качествами, не только удалось выдержать его действительно тяжеловатый взгляд, а даже несколько вывести из себя Гейдара Алиева, неуместным, на его взгляд, вопросом. Однако будучи человеком проницательным и опытным, с почти молниеносной реакцией, он мгновенно сообразил, что его ответ «Это очень неправильный, бессмысленный вопрос», произнесенный слегка раздраженным тоном, по сути, ответом не является, наоборот, это провал, а оператор с телекамерой за моей спиной бесстрастно фиксирует все. Он быстро перестроился, - это можно было прочесть по его лицу, которое неуловимо изменилось, словно пробежала тень, - и закончил свой ответ обтекаемой, политкорректной формулировкой. Жаль, что это интервью все равно не дошло до эфира, оказалось не нужным руководству телевидения, которое загодя, еще в последние недели и даже месяцы президентства Эльчибея откровенно лавировало, стремясь угодить новой восходящей политической звезде, будущему главе государства, чтобы получить-вымолить прощение за службу фронтовикам, за критические телесюжеты и передачи против Алиева, сохранить теплые места, привилегии, подачки...

Утвердившись во власти, став президентом, он, при его памяти, не препятствовал моей работе на государственном телевидении, хотя я сохранил свое лицо, свою независимую позицию и за эти долгие годы не сделал ни одной хвалебной, ни какой другой передачи про него. Даже не цитировал его, учитывая, что это уже на грани преступления на АзТВ! А ведь он провел чистку и уволил, не сам, конечно, многих других, которые не «перестроились» и не начали щебетать новых политических песен нового времени. Например, уже спустя несколько лет была наказана и уволена отнюдь не фронтовичка, а вполне лояльная к нему, пользовавшаяся в свое время его расположением и благами известная тележурналистка и киноредактор Надежда Исмайлова, но это уже другая, отдельная история.

Еще в самом начале 2000-х годов, поближе к концу его срока говорилось, - я слышал на уровне слухов и баек, - что несмотря на все свои грехи – свою власть, основанную на коррупции, построение коррупционной пирамиды управления, имитацию демократии, чиновничий произвол, репрессии против оппозиции и инакомыслящих, он как-то раз сказал: «Вы еще будете благодарить и поминать меня добрым словом! Будете молить Всевышнего о прощении моих грехов», имея в виду, видимо, народ и политику своего преемника, от которой будет страдать народ. В этом, - если конечно, было сказано такое, - он оказался полностью прав...

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG