Доступные ссылки

Дирекция Каннского кинофестиваля объявила датского режиссера Ларса фон Триера персоной нон-грата за публичные признания в симпатиях к Гитлеру.

"Да, его нельзя назвать хорошим парнем, но я многое в нем понимаю и немного ему симпатизирую. Но, конечно, я против Второй мировой войны. Я поддерживаю евреев. Но не слишком, потому что Израиль – это та еще головная боль. О'кей, я нацист".

Эти слова режиссер Ларс фон Триер произнес 18 мая в ходе пресс-конференции в Каннах, посвященной его фильму "Меланхолия", включенному в программу фестиваля. Режиссер отвечал на вопрос о его немецком происхождении и его пристрастии к "нацистской эстетике" (об этом он заявлял ранее в интервью одному датскому журналу).

Позднее режиссер сказал, что пошутил и извинился за свои слова. Но было поздно. Пока не ясно, будет ли снята с конкурса его "Меланхолия". В 2000 году датский режиссер получил Золотую пальмовую ветвь Каннского фестиваля за фильм "Танцующая в темноте".

Высказывания о Гитлере датского режиссера Ларса фон Триера на Каннском фестивале вызвали резкую реакцию во Франции. Там еще не успели забыть публичных антисемитских высказываний бывшего арт-директора дома Christian Dior Джона Гальяно три месяца тому назад, и вот еще одна знаменитость заявляет о своей симпатии к Гитлеру.

19 мая Совет еврейских институтов Франции выступил с резкой критикой датского режиссера. Слова Ларса фон Триера "иллюстрируют во всей своей низости очень тревожную тенденцию – банализацию нацизма", – говорится в заявлении организации.

"Ларсу фон Триеру не место на Каннском фестивале. Ведь часть участников фестиваля была бы отправлена в лагеря смерти Гитлером, человеком, к которому он испытывает такую симпатию," – говорится в заявлении Совета.

Не воспринимать всерьез слова о симпатиях к Гитлеру призывает французская актриса Шарлотта Генсбур, которая исполнила одну из главных ролей в фильме "Меланхолия". На пресс-конференции в среду она сидела рядом с Ларсом фон Триером. Отец актрисы, знаменитый певец Серж Генсбур был сыном еврейских эмигрантов из России, а ее муж – актер Иван Атталь – происходит из семьи алжирских евреев.

"Меня его высказывание ничуть не шокировало, - сказала Шарлотта Генсбур в интервью французской радиостанции RTL. - Это же провокатор. Всерьез его слова я не восприняла, а теперь я слышу, что они вызвали шквал реакций. В то же время я не знаю, осознавал ли он, что его слова могут вызвать такую реакцию, в тот момент. Лично я тогда это не осознавала. Безусловно, это непростительно, эта шутка - дурной вкус. Но это не более чем шутка."

За эту неудачную шутку, по настоянию организаторов фестиваля, режиссер был вынужден извиниться. "Если мои слова кого-то ранили, я искренне прошу прощения. Я не антисемит, не расист, не нацист", - говорится в коммюнике Ларса фон Триера.

В интервью Радио Свобода каннский скандал комментирует находящийся сейчас на фестивале российский кинокритик Андрей Плахов:

- Вся пресса, конечно, подхватила этот скандал и сравнивает его с в какой-то степени аналогичными ситуациями, которые недавно произошли с Гальяно и другими известными людьми – вспоминали, в частности, Мэла Гибсона. Я лично воспринял слова Ларса фон Триера скорее как неумение остановиться. Он начал провоцировать и не сумел остановиться вовремя, и действительно позволил себе некорректные высказывания, которых не следовало делать. С другой стороны, такова его природа как художника, он действительно провокатор, всегда был этим известен. И в этом смысле, наверное, его можно понять, хотя все-таки не простить, но... Собственно говоря, он извинился.

- На пресс-конференции присутствовали актрисы, участвовавшие в "Меланхолии" - Кирстен Данст и Шарлот Гейнсбур. Они, по-видимому, тоже были потрясены этими высказываниями фон Триера.

- В общем, да. В частности, Кирстен Данст развела руками, как-то так: "Боже мой, что ты говоришь..." По крайней мере, такой примерно жест можно было прочитать. И помимо этого, они явно не хотели, чтобы и их отождествляли с этими высказываниями, и совершенно не намеревались бросать тень на свою репутацию, на свою карьеру. Кирстен Данст на этом фестивале вполне могла претендовать на приз "За лучшую женскую роль". Она действительно прекрасно сыграла в "Меланхолии". После этого скандала трудно сказать, как прореагирует жюри, но, скорее всего, этому фильму вряд ли светят какие-то награды.

- Вы подняли интересный вопрос - о праве художника не провокацию и о границах дозволенного. Это действительно сейчас обсуждается на фестивале. Фон Триер, про которого много чего говорят, страдает от миллиона фобий, в частности, он не летает на самолетах, и очень часто говорил, что боится всего, кроме собственно съемок кино.

- Конечно, фон Триер - это фигура, которая всегда в центре внимания, не только благодаря своему таланту, но еще и благодаря своей эксцентричности. Он всегда умеет обратить на себя внимание. Некоторые считают, что он делает это специально, что эти провокации носят системный характер. А другие, я принадлежу к их числу, считают, что он действительно крупный художник, одержимый определенными комплексами, маниями, психозами даже. Но, как говорил Томас Манн, здоровые люди не сочиняют романы, не пишут музыку. В этом смысле Ларс фон Триер - настоящий художник. Конечно, это не значит, что ему все дозволено, и всегда существует определенная грань, которую определяет общество. Сегодняшнее общество политкорректно, и, с одной стороны, это хорошо, потому что действительно существуют табу. И хорошо, что существуют. Но, с другой стороны, иногда эта политкорректность оборачивается чрезмерной бдительностью, я бы сказал, и в какой-то степени начинает напоминать цензуру. Я не имею в виду именно этот инцидент, а рассуждаю вообще.

- Насколько большое влияние может оказать этот скандал не только на судьбу нынешнего фестивального фильма Триера, но и на его собственные перспективы?

- Что касается жюри, в нем доминируют американцы, а американцы известны тем, что очень критически, в большинстве своем, относятся к Ларсу фон Триеру. И, думаю, у него не было особенных шансов, по крайней мере, на главную награду в этом году. В любом случае, мне кажется, что, независимо от того, как решит каннское жюри, Ларса фон Триера волнуют, в общем-то, не награды, потому что он уже получил их достаточно много. Правда, в том же Канне его обошли наградами с "Догвилем", его, может быть, лучшей картиной. Но и это не помешало его карьере. И сейчас, мне кажется, для него важнее оставаться на острие современного кинопроцесса, культурного процесса вообще. И когда его ругают, он, в общем-то, только крепнет от этого. Может быть, это отчасти объясняет его новую провокацию.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG