Доступные ссылки

Дождевая, насыщенная авариями, прерывавшаяся на два часа гонка в Монреале была из тех, что называются триллером и надолго остаются в памяти. Невероятная, внезапная победа пилота команды "Макларен" Дженсона Баттона дает массу информации для размышлений.

Прежде всего – для его партнера по команде Льюиса Хэмилтона, который в последнее время разыгрывает что-то среднее между "плохим парнем" и "безумным гонщиком". Едва утих скандал вокруг его столкновений – на трассе и на словах – в Монако, как в Монреале он добавил жара в дискуссию.

Едва гонка началась, он столкнулся с пилотом команды "Ред Булл" Марком Уэббером, что стоило обоим нескольких позиций, затем неудачно попытался обогнать Баттона, ударился о стену, попробовал дотянуть до боксов на трех колесах, но был остановлен командой, а потом еще и обвинил ее в ошибке – мол, зря остановили. Хэмилтон стремительно расширяет пределы допустимого в Формуле, любой другой был бы уже, вероятно, подвергнут анафеме за опасное безрассудство, но в отношении Хэмилтона руководство "Макларена" и английские комментаторы проявляют понимание – мол, чемпион, страстный гонщик не обладает машиной, отвечающей его требованиям, вот и происходят такие неурядицы.

За пределами этой риторики встречаются гораздо более жесткие мнения. Широко разошелся комментарий знаменитого австрийского гонщика 70-80-х годов Ники Лауды в эфире телеканала RTL:

"То, что делал Хэмилтон, перешло все границы. Он совершенно сошел с ума... Если FIA не накажет его, я больше не понимаю, что происходит в мире. В какой-то момент должен настать конец шуткам. Вы не можете так водить машину – это кончится тем, что кто-то погибнет".

Приводятся слова и другого бывшего чемпиона Эмерсона Фиттипальди:

"Я думаю, Льюис – исключительный талант, мировой чемпион, но иногда он чересчур агрессивен, когда пытается обгонять... Я думаю, должен быть предел агрессивности, надо уважать других и при этом оставаться конкурентоспособным".
В какой-то момент должен настать конец шуткам. Вы не можете так водить машину – это кончится тем, что кто-то погибнет

На самом деле, глядя на действия Хэмилтона, появляется ощущение, что он регулярно неверно оценивает ситуацию в гонке, что его суждения и решения часто ошибочны. О нем часто можно услышать, что он считает себя лучшим гонщиком, чем те, с кем он борется. Вероятно, он искренне верит в это, и потому ему трудно принять ситуацию, когда он не может мгновенно обогнать соперника, и он идет на шаги, которые комментаторы изящно называют "чрезмерно оптимистичными". Осознание силы соперников и уважение к ним, к которому призывает Фиттипальди, помогает трезво оценивать вещи, и, может быть, после гран-при Канады это осознание появится. Выигрывать гонку – долгий труд.

Дженсон Баттон, уцелевший в столкновении с Хэмилтоном, а потом еще и с гонщиком "Феррари" Фернандо Алонсо, откатившийся в конец пелотона, шесть раз за гонку заезжавший на пит-лейн, в конце вдруг начал обходить соперников, нагнал лидера, – Себастьяна Феттеля из команды "Ред Булл", – на последнем круге вынудил его ошибиться и победил. Чудо, лучшая гонка в карьере. И своеобразный урок Хэмилтону – урок здравого смысла, терпения, трезвой оценки происходящего.

Одновременно это информация к размышлению над соотношением сил команд. Да, сегодня Баттону, несмотря на все злоключения, на самом деле везло – бесчисленные выезды машин безопасности съедали все отрывы, которые создавал Феттель. Но в конце гоночный темп "Макларенов", как уже бывало не раз, явно превосходил темп остальных машин, включая чемпионский "Ред Булл". Хэмилтон зря жалуется. Преимущество "Красных быков" в квалификации помогает в гонке, но не гарантирует победы. Монако и Монреаль считаются трассами, которые не подходят "РБ", нивелируют их аэродинамическое превосходство. Впереди – более подходящие команде трассы, но и новые испытания.

В середине июля – с Гран-при Великобритании – в чемпионате может прибавиться интриги, для тех, кто сейчас испытывает ее нехватку. Грядет изменение правил – будут резко ограничены возможности команд использовать выхлопные газы для увеличения прижимной силы.

Технология так называемых "выдувных диффузоров" активно использовалась с прошлого года, хотя, вероятно, и не снискала столь громкую славу, как двойные диффузоры за год до этого. Итог, впрочем, одинаковый – технология запрещена. Идея использовать выхлопные газы для ускорения воздушного потока в задней части машины постепенно привела к довольно изощренным настройкам двигателей, которые продолжали производить значительный выхлопной поток, даже когда гонщик снимал ногу с педали газа.

Запрет подобных настроек двигателя может поменять соотношение сил команд. По оценкам, "выдувной диффузор" приносил до секунды на круге – в квалификации, так как возможности использовать эти технологии в гонке ограничены. Все ведущие команды применяли эти технологии, и должны потерять эти доли секунды все вместе. Однако, "Рено" и "РБ" – пионеры этих технологий, разрабатывали их дольше других, и могут потерять больше других, особенно в квалификации, то есть в своей сильной стороне.

Для Феттеля, победы которого во многом основываются на блестящих выступлениях в квалификации, и который все больше чувствует давление других команд в самих гонках, запрет на "выдувные диффузоры" может создать серьезные трудности.

Кроме того, есть некоторый шанс, что это обострит его соперничество с партнером по команде Марком Уэббером, столь яркое в прошлом году и сошедшее на нет в году нынешнем. Дело в том, что сейчас будут запрещены только настройки двигателя, создающие усиленный поток выхлопных газов даже тогда, когда пилот не нажимает на педаль газа. Но сама система выхлопных труб, выводящая газ специальным образом в задней части машин, осталась – она будет запрещена только со следующего сезона. Таким образом, гонщики, обладающие специфическим навыком дольше работать с открытым газом, получат некое преимущество. Существует предположение, что именно такова была природа некоторого превосходства, которые имел Уэббер над Феттелем в середине прошлого года, и которое утратил с появлением специальных настроек двигателя для "выдувного диффузора". Если это так, Уэббер, практически смирившийся с ролью второго плана в команде, получит новый шанс.

А Феттеля ждут сложные времена, если такое можно сказать о гонщике, из семи гонок сезона выигравшем пять и в двух других занявшем второе место, и теперь опережающем ближайшего преследователя на 60 очков.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG