Доступные ссылки

Не всегда в истории «диктатура» было словом, принижающим в общественном восприятии способности человека, облечённого верховной властью. Диктаторы спасали народы и цивилизации от разрушения извне или изнутри. Диктаторы выводили общества на просторы развития, которые мало кто мог даже предвидеть в условиях демократии. Более того, относительно большая, чем у соседей свобода, бывало приводила страны и народы к продолжительным катастрофам.

Далеко не все из современных критиков азербайджанской действительности, полагающих, что выступают с позиций демократии или прогресса, когда-либо имели представление об этих истинах истории. Глубокая личная или широкая общественная индоктринация некой теорией вредна для видения будущего общества, даже если теория верна, то есть полезна, в отдельный миг истории длиною в десятилетия.

Без обострённого чувства истории вряд ли можно понять, что же делает со страной Ильхам Алиев. Между прочим, раз уж он так оскорбился, когда иностранная журналистка назвала его диктатором, значит что-то не в порядке и с его собственной оценкой своей роли. Ведь это обозначение может быть употреблено кем-то к месту или не к месту, но уж точно не может оскорбить мудрого человека.

КРИТИКИ И КЛЮЧ

Подавляющая часть критики, обращённой на Ильхама Алиева, носит

ценностный характер, то есть жестко идеологизирована. Его лично и представителей его власти обвиняют в коррумпированности, подавлении свободы выражения, и прочих, так сказать, «популярно объяснимых» грехах. Действительно, в этом распространённом формате критике есть что-то от разгульной попсы, контрастирующей со сложной гармонией общественной жизни.

В действительности же, ключом к пониманию сегодняшнего и завтрашнего дня страны является совсем не факт коррумпированности и репрессивности власти, - кстати с каким-нибудь менее модным ценностным подходом можно обличать и факт его «эксплуататорской сущности по отношению к рабочим и крестьянам» или «безбожности», - а определение мотивации власти.

Чего определённо хочет Алиев? У него было достаточно времени, чтобы дать не последним людям этой страны общее представление о своих целях. К сожалению, всё ещё приходится предполагать. Он мало говорит публично, то есть избегает обязательств, ибо каждая речь так или иначе накладывает политические обязательства.

ЧЕГО ХОТЕЛ ГЕЙДАР АЛИЕВ?

Здесь сделаю небольшое отступление, чтобы вновь посмотреть чего хотел, чего добился и что упустил Гейдар Алиев. Унаследовав профессию и пост, его сын обрёк себя на это вечное сравнение. Старший, в 1993 году застал страну в условиях отсутствия всяких перспектив развития. Утверждать можно, что он сам и вверг страну в это состояние, активно дестабилизируя все предшествующие правительства. Но, то - есть тема умственной слабости его противников. Когда он наконец взял власть в 1993 году, у страны не было ни денег, ни конкурентоспособных отраслей экономики в глобальных джунглях. Выражаясь традиционной терминологией противостояния левых и правых, не было пирога, который можно было бы делить в интересах кого бы то ни было в стране. Вспомните, обе недавние кыргызские революции обернулись примитивнейшей переприватизацией собственности, только подчёркивающей статус Кыргызстана как провалившегося государства. Очевидно Гейдар Алиев, как настоящий и мало стесняющийся этого титула диктатор, поставил себе сверхзадачей испечь тот самый пирог. Игнорируя, насколько это возможно в период мировой посткоммунистической эйфории, стандарты демократического правления, он сумел подписать контракты с нефтяными компаниями и почти построить трубопровод в Джейхан, а также ассоциированные проекты.

Через 2-3 года после его смерти страна по заданной им инерции пришла туда, куда он её вёл - Азербайджан начал превращаться в страну с большим пирогом. Гейдар Алиев пожертвовал ради этого пирога три важнейших аспекта национального развития – территории, соответствующий глобальному политическому времени стиль управления, и конкурентоспособность бизнеса. Можно ли было этим не жертвовать? Естественно. Но для этого во главе нации должен был стоять политик поспособнее, которого история нам, к сожалению, не дала.

ПРИРОДА ЗАДАЧ

Тогда, что же должно было последовать за десятилетием Гейдара

Алиева? Плодотворный делёж пирога, постепенно выводящий азербайджанский бизнес в автономное от нефти плавание, концентрация усилий государства и общества в целом на возврате территорий, курс на социальный прогресс, обеспечение демократического культурного прорыва. Задачи нелёгкие, но во многом проще, чем в 1990-е.

Почему стояли именно эти задачи? Для этого надо окунуться в 1993 год. Гейдар Алиев получил от насторожившегося народа, без решительной активности которого в предыдущие годы независимость вряд ли была достигнута, своего рода кредит доверия к собственной диктатуре, с отсрочкой платежа. Одна из проблем сегодняшнего дня как раз в том, что Ильхам Алиев рассматривает этот кредит иначе. Он считает, что страну создал Гейдар Алиев, а потому все нынешние богатства страны принадлежат лично его наследнику. Отсюда его отношение, например, к коррупции. Многомиллионную дубайскую и прочую собственность несовершеннолетнего сына, сомнительную деловую активность дочерей и другие вообще-то скверные отражения собственного политического лица в зеркале мирового общественного мнения он рассматривает не как коррупцию, а как нечто полагающееся ему по лично им самим определённому праву.

Кроме этой историко-философской подоплёки национальных задач, отметим и структурные сдвиги в азербайджанском обществе, произошедшие в результате политики последних лет и идущие вразрез с нормальностью. 3 процента работающих в Азербайджане стали производить две трети ВВП. Остальная азербайджанская экономика – со всеми обладателями престижной собственности, свежих символов роскоши, а также средних и низких зарплат – становится всё более неконкурентоспособной, как сейчас, так и на перспективу.

Конечно, с другой стороны, растущий за счёт нефти размер-размах средних и крупных азербайджанских фирм на первый взгляд может вывести их на другой уровень конкуренции, недоступный компаниям ближайших соседей. Но от этой возможности их тут же отрезает отстутствие конкурентной среды, и, как следствие, навыков честной борьбы за частные или государственные ассигнования.

КАРАБАХ

Признаю, Ильхам Алиев хочет и делает всё, что может - в рамках преимущественной задачи собственного политического выживания, за которую трудно судить политика, - для возвращения захваченных российско-армянским союзом территорий Азербайджана. При этом, нельзя оставить без внимания гуманитарные основы его стремления избежать войны. В одном из своих выступлений он на редкость искренне говорил о своей неприязни к войне. Ни один нормальный человек не хотел бы ввязываться без крайней нужды в массовое кровопролитие, и это абсолютно понятно и приемлемо.

Признаю и его готовность вернуть земли военным путём, законным с точки зрения международного права сильного. Но без глобальной симпатии к Азербайджану или хотя бы без глобального безразличия к карабахскому конфликту, эту задачу намного труднее выполнить. Алиев не дозвонится ни до одного из своих дорогостоящих международных советников, когда война действительно начнётся и российские войска под видом армянских начнут бомбить наши позиции. Крен в сторону Кремля во внешней политике последних лет – закономерный просчёт (хотя и мне очень хочется надеяться, что с Медведевым Россия наконец преобразится), проистекающий главным образом из неготовности объять демократический стиль управления, то есть ввести страну в более престижный евроатлантический клуб, надев полагающийся демократический наряд.

НАЗОВИТЕ ЭТО ДЕМОКРАТИЕЙ

Говоря об этом наряде соглашусь, что необдуманное политическое освобождение может ввергнуть Азербайджан в хаос и стереть страну с карты мира. Да, да, и ещё раз да. Но в самом этом отношении заложен верный ответ, который власти Азербайджана никак не могут разглядеть: «Обдумывай!»

Этот ответ не означает назначение в парламент под видом «оппозиции» клоунов, не обладающих никаким авторитетом среди свободомыслящих граждан страны. Пожалуй этот клич необходимо продолжить для ясности: «Обдумывай, не имитируй, контролируй, но освобождай!»

Конечно, человеческий капитал для выполнения задач национального развития у нас имеется всякого качества. Например, многие обладатели дипломов в области социальных наук из западных университетов по образу мышления мало отличаются от какого-нибудь бардинского депутата или ленкоранского чиновника. Игнорируя фундаментальные вопросы бытия нации они концентрируются на материальных и нематериальных атрибутах соответственно «демократизации» и «государственности», в то время как национальное развитие возможно обеспечить только через широкое политическое понимание задач развития растущей армией хорошо обученных и работающих инженеров, учёных, бизнес менеджеров, врачей, учителей.

СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОГРЕСС

Вот здесь как раз пробуксовывает, если вообще стартовало, выполнение

Ильхамом Алиевым задачи социального прогресса. Потому что эту работу в его политике заменяют крупные коррумпированные схемы по созданию заметных, но малополезных вывесок прогресса – неконкурентоспособных без нефтяной и регулятивной подушки предприятий; мостов и дорог, обслуживающих в большей степени рост импорта автомобилей, чем развитие инженерно-технических и производственных возможностей страны; содержание спортивных клубов и бутиков ради престижа и отмывания денег, вместо превращения их в коммерчески выгодные предприятия.

Тем временем, проходные баллы для поступления в вузы уже пятнадцать лет систематически снижаются, отражая провал системы образования и устойчивую деградацию человеческого капитала, а здравоохранение, качество еды и социальная сфера современного Азербайджана обеспечивают продолжительность жизни людям более низкую, чем в Армении в 1980 году.

ОРГВЫВОДЫ

Итак, Ильхам Алиев на целое десятилетие застрял на неэффективном дележе пирога, испечённого отцом на народный кредит доверия, а усилия по возврату оккупированных территорий пробуксовывают по причинам, включающим и характер общественно-политического устройства страны. Алиев хочет сделать Азербайджан страной с развитой, современной, но подконтрольной лично его семье экономической структурой – утопия, на которой погорел не один диктатор в истории. Ильхам Алиев хочет, чтобы люди были здоровы, хорошо образованы, но при этом полностью подчинялись ему и прощали его близким шалости с национальным богатством. Ещё одно стремление, состоящее в очевидном конфликте с хорошо изученной природой общественного благополучия.

14 июля исполняется 42 года с того дня как Гейдар Алиев возглавил Азербайджан, а также 1001 ночь с начала второго президентства Ильхама Алиева. Справим конец мистики, и пора уж настроиться на реальные задачи Республики.

Статья отражает точку зрения автора

Автор: Ильгар Мамедов - сопредседатель движения Республиканская Альтернатива (РЕАЛ)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG