Доступные ссылки

Америка, безусловно, страна иммигрантов, население которой, собственно и создано иммиграцией. Условно, все иммигрантское сообщество, а вернее, население Америки, можно делить по-разному: на «новых» и «старых», «коренных» и «вновь прибывших», «до- и послевоенных», «европейцев» и «азиатов», «латиноамериканцев» и «африканцев», «беженцев» и «политических», а также приехавших, как и я по статусу «пароль». А еще на тех, кто прекрасно говорит по-английски и знает, для чего выбирает того или иного президента, и тех, кому совершенно непонятно, чем республиканцы отличаются от демократов.

Несмотря на определенные различия и статусность, все, кто прибывает, попадают в объятия доброжелательных людей, живущих в толерантной демократической стране. Основанные первоначально в качестве переселенческой колонии, США привлекали иммигрантов со всего света и как страна политической и конфессиональной свободы (особое значение изначально имел религиозный фактор), и широких экономических возможностей. Думаю, что и сегодня - это основной аргумент для всех этнических групп, приезжающих жить в Америку.

Фермерский рынок на Площади Союза в Нью-Йорке
Самым колоритным в смысле представленности всех категорий иммиграции, является, конечно же, Нью-Йорк. И если в Куинсе (один из пяти районов Нью-Йорка), к примеру, живут тысячи выходцев из постсоветской Средней Азии, то Брайтон Бич в Бруклине по праву можно считать «русским» районом. Здесь много русских магазинов и часто можно увидеть надписи на русском языке.

ЭТИ СТРАННЫЕ «РУССКИЕ»!

Сдержанности и терпеливости «коренных» иногда приходится просто удивляться. Почти анекдотичный случай мне пришлось наблюдать в одном из русских супермаркетов Бруклина. Пожилая миловидная американка попросила молоденькую продавщицу отрезать ей кусочек сыра. Та недоуменно посмотрела на покупательницу и сказала по-русски, что не поняла сказанного. В ответ пожилая дама удивленно взглянув на девушку, отметила, что ей не мешало бы знать хоть немного английского, чтобы общаться с покупателями. За этой сценой наблюдала стоявшая невдалеке пышная краснощекая дама. Вдруг совершенно неожиданно она возмущенно воскликнула: «Вот и идите в другую Америку, а Брайтон Бич – наш, это Россия!» Ни больше, ни меньше. Темнокожий грузчик, заносивший в этот момент ящик с апельсинами, заметив улыбку на моем лице, и как бы подтвердив слова краснощекой дамы, пробурчал по-английски: «Да, Нью Йорк, это не Америка, это Россия» (Yeah, New York is not America, it’s Russia!). На помощь к обескураженной американке подскочила другая продавщица, бойко заговорила по-английски, извинилась и обслужила покупательницу. С еще более анекдотичной ситуацией я столкнулась через несколько дней все в том же Бруклине в районе Брайтон Бич и опять же в русском магазине. На этот раз просто сменился гендер: и продавец и покупатель – оба были мужчины. Покупатель, немолодой уже американец, весьма любезно о чем-то попросил. Продавец не разобрав ни слова, однако сообразил, как ему надо поступить и переадресовал его к своей англоговорящей коллеге по маркету, но при этом смачно добавил: «Зин, обслужи иностранца, лопочет тут что-то, нормальный язык выучить не могут».

УМОМ РОССИЮ НЕ ПОНЯТЬ

В Нью-Йорке мне посчастливилось познакомиться с замечательной супружеской парой, приехавшей из Санкт-Петербурга. Оба супруга - врачи, добрые отзывчивые и интеллигентные люди. Жена была главным детским рентгенологом Ленинграда, муж – заведующим отделением нейрохирургии центральной клинической больницы. Жизнь столкнула их с многими замечательными американцами, принявшими активное участие в их жизни и интеграции в новое общество. С одной такой семьей они дружат вот уже более двадцати лет. Мать семейства – педагог, дочь и зять – адвокаты. Вначале знакомства питерцев пригласили в гости в американскую семью. За чашкой чая беседовали о жизни в СССР, об иммиграции, о том, чем занимались в прошлой жизни. Гости рассказали о профессии, об особенностях медицинского обслуживания и т.д. И тут мой знакомый, ностальгируя о прошлой активной жизни, начал эмоционально рассказывать о проведенных им уникальных операциях, которые специально демонстрировались студентам, о том, сколько человеческих жизней он спас. Хозяева были ошеломлены, и вдруг зять-адвокат спрашивает:

«Вы, наверно, были очень богаты, оставили там свои дома, яхту, самолет...».

С тоскливой иронией в лице, но с тонким юмором и самообладанием, гость ответил следующее:

«Самолет не приобрел, так как с детства боюсь высоты, от яхты тоже отказался - укачивает..., ну а если честно, то в СССР нейрохирург в то время получал зарплату меньше, чем водитель тролейбуса».

«Это шутка! Nonsense! (Абсурд!)» - воскликнула хозяйка дома, - этого просто не может быть!»

Однако ситуацию мудро разрешила дочь хозяйки, она спокойно сказала:

«Мама, ты забыла, советские люди ведь построили государство рабочих и крестьян, вот они и получают больше. Железная логика».

Поневоле вспомнились слова русского поэта и дипломата Федора Тютчева, которые как нельзя лучше определяют недоумение наших приятелей американцев - «Умом Россию не понять...».

И все ж! Непонимание со стороны «коренных» встречается здесь гораздо реже, а чаще - понимание, взаимопонимание и принятие всех ценностей и взглядов, духовности и своеобразности, с которыми приехали, живут, трудятся и общаются большие и маленькие представители новой волны иммиграции.

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG