Доступные ссылки

7 против 3. Именно с такой разницей голосов Федеральный Резерв (ФР) США принял беспрецедентное решение по удержанию процентных ставок на минимальном уровне на протяжении последующих двух лет. Последний раз, когда даже один из членов ФР голосовал отлично от своих коллег, было лет двадцать назад. Тогда страна стояла на пороге будущего, где ей предстояло играть роль единственной супердержавы, доминирующей как в экономической, так и в политической жизни планеты. События последней недели показали, что этот период подошел к концу. США на пороге другого будущего. А вместе с ними и весь остальной мир.

Несколько месяцев Палата Представителей Конгресса, контролируемая республиканцами не могла договориться с администрацией президента о путях по сокращению бюджетного дефицита, отказываясь повысить заемный лимит правительства, если их условия не будут удовлетворены. Страна стояла на пороге технического дефолта. Мир с удивлением, а ближе к разрядке, с ужасом наблюдал над тем, как чрезмерная политизированность американских законодателей грозила погрузить в пучину хаоса всю мировую экономику. В конце концов здравый смысл возобладал, но процесс заставил многих игроков на сцене мировой экономики переосмыслить свое отношение к нынешнему статусу кво.

В прошлую пятницу рейтинговое агентство Standart&Poor’s (S&P) понизило кредитный рейтинг США с ААА на АА+. В качестве одной из причин принятого решения S&P указывает на то, что по их мнению, США утратили статус лидера мировой экономики на два следующих экономических цикла. Рынок, и так демонстрировавший слабость на фоне затянувшихся дебатов в Конгрессе по избежанию дефолта, отреагировал жестко: индекс Dow Jones упал более чем на 600 пунктов. В то же время кредитный рынок продемонстрировал реакцию, которая в любом другом случае считалась бы противоречащей обычной логике.

Стандартно, когда такой гигант, как S&P понижает суверенный рейтинг страны, ее государственные облигации понижаются в цене и их процентные ставки по выплатам повышаются. В данном случае все произошло с точностью до наоборот. Государственные облигации США резко подскочили в цене, а процентные ставки по ним опустились. Вроде, нелогично. Но надо понять, что мы имеем дело не с какой-нибудь Аргентиной или Россией, а с Соединенными Штатами Америки.

Начнем с того, что суверенный дефолт в обычном случае наступает тогда, когда страна не способна платить по своим долгам. Но все долги США номинированы в долларах и по-большому счету ничто не мешает им напечатать их столько, сколько им хочется! Но и нужды в этом нет. Можно продолжать выпускать на рынок государственные облигации, и, как показывают события последних дней, покупателей на них найдется более, чем достаточно. А происходит это потому, что мир все еще не сомневается, что когда Америка чихает, весь мир простужается. То есть, если в американской экономике начнутся проблемы, в мире это аукнется еще большими проблемами, и тогда в поисках стабильности, инвесторы опять-таки начинают скупать государственные облигации США. По большим ценам и рассчитывая только на минимальные процентные выплаты. Несмотря ни на какие решения S&P.

Здание ФР в Вашингтоне
Уоррен Баффет говорит, что если бы был рейтинг АААА он бы присвоил его Америке и больше никому - хотя бы потому, что только у нее находится печатный станок по производству основной резервной валюты. Барак Обама говорит, что Америка всегда была и навсегда останется страной с наивысшим кредитным рейтингом, поскольку в США лучшие в мире университеты, самые производительная рабочая сила и наиболее предпринимательные люди. Все это так. Пока еще так. Думается, что к этому надо добавить одних из самых безответственнейших политиков в мире. В период беспрецедентного роста Азии, когда каждому американскому школьнику придется конкурировать с миллиардом китайских и еще одним миллиардом индийских сверстников, сбои, если не назвать ее коррумпированностью, политической системы, ее слишком большая зависимость от денег и лоббистских групп, когда решения принимаются не потому что они нужны стране, а чтобы переизбраться, могут оказаться фатальными для сохранения американского лидерства. Так что S&P понизил не столько кредитный, сколько политический рейтинг Америки.

В этом свете решение Федерального Резерва является признанием сложившихся реалий. Сразу оговорюсь, что вопреки некоторым обывательским разговорам, основной целью принятого решения вовсе не является снизить курс доллара по отношению к другим валютам. Конечно, низкие процентные ставки ФР никак не послужат росту курса доллара. Но забота о сохранении относительной стоимости долларовых сбережений не только азербайджанских или российских домовладельцев, но даже американских, не входит в круг обязанностей ФР, тем более, что огромное большинство американцев сбережений в этой форме просто не имеет. К тому же, относительный курс доллара может остаться неизменным или даже вырасти, прими ЦентроБанк Европы аналогичное решение (что совсем не исключено ввиду проблем Еврозоны) и уж точно по отношению к валютам сырьевых стран, которые при замедлении глобального экономического роста неизменно испытывают большие проблемы, чем развитые экономики.

Да и стимулирование экономики за счет увеличения экспорта, которому служит низкий курс доллара, не является целью данного решения: в общей доле экономики США экспорт неизменно уменьшается, и повернуть эту тенденцию вспять не представляется возможным. Конечно, ФР можно заподозрить в попытке обесценить американский долг. Но это может произойти только в случае гиперинфляции, которое не примет ни население, ни политики, которые зависят от этого населения. Да и о какой гиперинфляции может идти речь, когда в стране опять начинают опасаться дефляции.

Экономический рост в Америке замедлился. Причем замедлился он существенно и на обозримое будущее. Безработица продолжает оставаться на высоком уровне и ее быстрого понижения не ожидается. Вот главные причины решения Федерального Резерва, который, использовав почти весь свой арсенал во время прошлого кризиса, должен был принять драматичные меры, чтобы не допустить очередной катастрофы. В отличие от политиков, которые живут в надуманном мире идеализированного прошлого и светлого будущего, которое они построят, не мешай им другая партия, ФР признает принципиально новую ситуацию, когда жить, как прежде, не представляется возможным. Жить придется, затянув пояса, жить придется по средствам, жить придется на фоне большого количества безработных, на фоне увеличивающегося конфликта между богатыми и бедными, на фоне нарастающего желания иметь все и сразу. Сколько этот период продлится не знает никто. В ретроспективе будет видно, каких ошибок мы могли избежать, что мы могли бы сделать по другому. Однако, очевидно, что потребительская культура, помноженная на глобализацию, привела нас к новому порогу. За ним - неопределенность. Хотелось бы надеяться, что у тех, кто нас поведет дальше, окажется больше ответственности, чем у тех, кто нас к нему привел…

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG