Доступные ссылки

Неизбежен ли арабский образец в Азербайджане?


Башар Асад (слева) и Ильхам Алиев, Баку, 9 июля 2009

Башар Асад (слева) и Ильхам Алиев, Баку, 9 июля 2009

На моей памяти, арабские революции – это третья волна радикальных политических преобразований международного масштаба, так или иначе затрагивающих Азербайджан. Первая волна пришлась на 1989-91 годы, и её лицами были Валенса, Гавел, Гамсахурдиа, Тер-Петросян, Ельцин и другие. Вторую – цветных революций 2003-2005 годов – узнаём по лицам Саакашвили, Тимошенко, Ющенко, Бакиева, Харири. Легко заметить, что арабские революции практически обезличены с «положительной» стороны. У них обязательно есть только главный отрицательный персонаж – Бен Али, Мубарак, Салех, Каддафи, Асад.

Почему? Вряд ли дело в какой-то одной причине. Отмечу некоторые. Как и в Азербайджане, самую сильную мобилизационную сеть у арабов имеют религиозные группировки. А они живут сейчас большей задачей, чем прославление собственного вождя, потому что большинство их актививстов – это честные люди, так или иначе перевербованные из светской политики, славной пороками оппозиционных и правительственных лидеров. При этом, религиозные группировки не в состоянии взять и удержать власть. Не только по причине собственной разделённости, но и потому, что потенциал сторонников светского устройства общества до сих пор недооценивали. Оказалось, при угрозе светским устоям они тоже вполне могут организоваться в решительные группы и жёстко противостоять партии религиозных фундаменталистов. Наконец, может быть чисто на эмоциональном уровне, западным лидерам надоел тот факт, что эти ребята сидят во власти по 30-40 лет, в то время как их самих меняют каждые 5-10: тот же Каддафи ухмылялся в лицо Обаме с высоты человека, правившего ещё в эпоху Никсона, и даже заставлял Берлускони целовать себе руку. Так что, внутренним и внешним силам этих революций совершенно не нужны новые люди с претензиями на статус «общенационального лидера», которые застрянут в своих креслах на следующие десятилетия.

Раз силы революции столь разрознены, то как им удаётся побеждать дисциплированную государственную машину? Не только разрознены, между прочим, но и малы. Хоть Национальный переходный совет и хвалится своими 15 тысячами идейных повстанцах в Ливии, в реальности их в разы меньше, и в основном они представляют собой вооружённый сброд криминала и племенных авантюристов. Несмотря на такую малочисленность противников, режим просто некому защищать. Более чем шестимиллионное население сидит дома и наблюдает, как кучка вооружённого сброда валит зазнавшегося диктатора и его семью.

Слабость падающих арабских режимов, очень похожих на нынешний азербайджанский, главным образом как раз в этом – граждане не прибегут на площади с риском для жизни защищать тех, кто купаясь в роскоши, тесно ассоциируемой с коррупцией, возомнил себя центром Вселенной. И если до сих пор казалось, что для переворота в таких странах нужно мобилизовать большие массы населения, оказывается, что заинтересованным сторонам этого может и не понадобиться.

Откуда же могут взяться те необходимые тысячи, что решительно пойдут против власти?

Каждый год, во взрослую жизнь в Азербайджане вступает 120-150 тысяч молодых людей, то есть до полутора миллиона человек в возрасте от 17 до 27 лет только за последнее десятилетие. Никакая государственная политика заманивания или запугивания не в состоянии охватить более пяти-десяти процентов этой молодёжи.

Да, государственная политика покупает лояльность большей части самых одарённых или самых политически амбициозных из них.

Другая часть политики властей персонально запугивает чуть большее количество самых талантливых и ярких, и вводит их в состояние политической прострации. Персонально, потому что подконтрольные властям ТВ уже мало кто смотрит – да если бы и смотрели, они многократно менее влиятельны, чем турецкие телеканалы, задающие очень высокий стандарт свободы слова, и по сути, наиболее успешно занимающиеся демократическим просвещением азербайджанцев.

Оставшийся неприкаянный миллион, а то и два, как раз и дают ту самую немногочисленную, но активную движущую силу революции. Вглядитесь в лица ливийских повстанцев. Таких в Азербайджане уже давно набралась критическая масса. Власть Алиева им ничего не дала, чтобы отнять. И дело не столько в деньгах. Люди лишены человеческого обращения государства с ними и смысла общественного существования. Получи они из мировых СМИ хоть какую мобилизующую надежду, она быстро распространится через социальные сети.

Истории от доверенных лиц во власти или при власти о способах подкупа-заманивания-запугивания талантливых или амбициозных молодых людей просто анекдотичны. Доходит до того, что бонапартишко-чиновник прямым текстом велит новообращённому стать его «личным солдатом». Никакого войска таким способом естественно не запасёшься, а государство тратит значительные средства на иллюзию, что можно всех индивидуально подкупить и индивидуально запугать.

Западная информационная поддержка арабским революциям поразительна в таком аспекте, как образ религизных активистов. Запад перестал показывать их как абсолютное зло. Вооружённый до зубов повстанец с возгласами «Аллах Акбар!» теперь, практически, положительный товарищ в репортажах мировых СМИ. В Азербайджане религозные группировки находятся как раз в том состоянии, когда они годятся для роли агентов перемен, но всё ещё не способны навязать обществу отход от светского устройства.

Так можно ли считать власть Ильхама Алиева приговорённой историей и сильными мира? Пожалуй просто способов самосохранения у неё осталось очень мало. Главный способ – это отказ от персонального подкупа и запугивания талантливых людей, создание системы социальной сплочённости, то есть, социальная интеграция всех и каждого, которая возможна исключительно через заметное и широко обсуждаемое освобождение общественной и экономической среды.

Алиеву необходимо признать, что его политика не позволила стране выйти из состояния, когда две-три тысячи плохо дисциплинированных вооружённых людей под революционными лозунгами и при информационно-моральной поддержке извне могут сделать переворот. Мало кто из номинальных сторонников Алиева выйдет защищать власть столь напыщенную, злую и кичащуюся личным богатством правителя. Более того, из года в год пропасть между властью и народом только расширялась. Расширялась всякий раз, когда Министерство налогов, таможня, МЧС, МВД, МНБ и прочие олигархические структуры высасывали последние соки из предпринимателей, массово нарушая принципы честной конкуренции. Каждый раз, когда людей незаконно, грубейшими методами лишали собственности. Каждый раз, когда имена членов семьи главы государства фигурировали в крупных коррупционных скандалах. Каждый раз, когда безответственные лица во власти расширяли список тем и персон, запрещённых к освещению в СМИ. Каждый раз, когда бандитизм в государственных органах приводил в тюрьму таких ярких личностей как Эйнулла Фатуллаев. Я уже не говорю о множестве менее известных причин – таких как отсутствие зависимости государственных доходов от налогов граждан, а следовательно, катастрофически дезинтегрирующий общество бюджетный процесс.

Эрдоган (справа) и Башар Асад, Стамбул, 7 июня 2010
Учитывая всё это, Алиеву необходимо, не дожидаясь когда к тому призовёт Эрдоган через влиятельнейшие турецкие каналы (как того же Башара Асада – сначала по-братски, а потом угрожая вторжением), начать последовательные политические реформы: жёсткими мерами обеспечить реальную независимость всего судейского корпуса, насчитывающего всего несколько сот человек. Дух коррупции и подчинения чиновничьему указу должен быть выжжен из этой ветви власти в кратчайшие сроки. Кроме того, Алиев должен показать, что он не цепляется за власть и очень скоро уйдёт сам, оставив страну в управляемом состоянии, но уже в руках демократических институтов, в которых будет много места и его сторонникам. Для этого он должен уволить и наказать наиболее одиозные олигархические личности во власти, назначить новые парламентские выборы на самое ближайшее время, отменить итоги референдума 2009 года в части, позволяющией ему выдвгаться на следующий срок, назначить муниципальные выборы на осень 2013 года, заранее наделив муниципалитеты широкими правами. Ему необходимо разрешить широкую свободу слова на телевидении, и одновременно вывести в прямой эфир против критиков власти лучших из своих людей, чтобы поднять уровень и престиж политических дебатов в стране.

Арабские времена года продолжаются. Весна Египта и Туниса, сменилась летом Ливии, на очереди осень Сирии, того гляди и снежная революция случится.

Министр иностранных дел Турции на прошлой неделе в широком телевизионном интервью заметил, что все эти режимы по сути есть пережиток Холодной войны, и что время их заменять на демократические определённо настало. Очень точная характеристика.

Статья отражает точку зрения автора

Автор статьи Ильгар Мамедов - сопредседатель движения РЕАЛ

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG