Доступные ссылки

В прошлый раз мы договорились об условиях, при которых возможен диалог с читателями. Условия простые: мысли, которые мы высказываем, по возможности, должны быть свободными от давления нашего «эго». Никто из нас не может претендовать, что высказанное им, истина в последней инстанции.

Другой момент, который следует учитывать. О сложных понятиях, например, «ориентализме», можно говорить в разных смыслах, в разных отношениях. С одной точки видно одно, с другой – другое, в одном контексте обращается внимание на одно, в другом контексте – на другое, и бессмысленно спорить, чья истина более «истинна». Может случиться даже так, что противоположные точки зрения одинаково верны. В этом и состоит великое прозрение Нильса Бора, открывшего «принцип дополнительности».

ТЕПЕРЬ ПО ПОРЯДКУ

Слова Р.Киплинга, прежде всего, писателя, поэта, мыслящего образами, метафорами, а не понятиями, о «Востоке» и «Западе», которым никогда не встретиться, не следует воспринимать буквально. Прежде всего, давайте договоримся, что когда говорим о культурных феноменах, «Восток» и «Запад» перестают быть понятиями географическими. Да что там «Восток» и «Запад», «Европа» перестаёт быть обозначением континента, она становится обозначением «культурных ценностей». Здесь не место об этом говорить подробно, но по соответствующей литературе можно узнать, как складывалось это понятие. Сначала «Европой» было 2-3 страны, только потом «Европа» стала расширяться (могу порекомендовать книгу Пьера Шоню «Цивилизация классической Европы»)...

То же самое можно сказать о «Западе» и «Востоке». «Восток», по существу сконструирован «Западом», чтобы подчеркнуть, что есть «Другой», на которого он не похож и который никогда не сможет быть похожим на него.

Способствовало ли разделение на «Восток» и «Запад» взаимопониманию культур? Или напротив, привело к их разъединению? Как мы договорились, ответ «да» или «нет» упрощает ситуацию, необходимо, каждый раз, спрашивать: «в каком отношении?», «что имеется в виду?»

Моя точка зрения (в интеллектуальных сферах «моя» часто означает выбор «других», с которыми солидарен «автор») сводится к тому, что разделение («бинарность») процедура неизбежная, она известна ещё с архаических времён, и вопрос сводится к интерпретации этой «бинарности». Продуктивно, когда «бинарные» точки зрения считают не взаимоисключающими, а взаимодействующими. Если говорить о практиках, то первый случай может привести к прямой или скрытой колонизации и ответному террористическому акту, второй - к диалогу. И диалог не должен прекращаться, даже когда стороны отчаиваются и приходят к мнению, что они не в состоянии услышать друг друга («крах мультикультурализма»).

Теперь более конкретно.

ОРИЕНТАЛИЗМ

Сделаем вид, что Viewer не вынес мне окончательный вердикт и не стал претендовать на то, что высказывает истину в последней инстанции. Отхожу от условий договорённости по очень простой причине, важная и сложная тема, по которой до сих пор существуют дискуссии. И думаю, ещё долго будет продолжаться.

Логика Viewer (достаточно широко распространённая) - «Ориент» это «Восток», «Восток» долгие века был впереди «Запада», «все лучше на Западе взято у Востока», следовательно, не надо бояться быть «Ориентом». Оставляю читателем право самим разобраться, в чём порочность такой «логической» цепочки. Если даже признать бесспорным, что средневековая Европа не могла похвастать элементарными гигиеническими нормами.

Нет возможности подробно говорить об «ориентализме», тема эта необъятная, но, во всех случаях, «ориентализм» - это западная дисциплина. В узком смысле слова - это западный взгляд на формы жизни и мысли стран Ближнего и Среднего Востока, в широком смысле слова - это западный взгляд на весь «не западный» мир, составляющий абсолютное большинство человечество.

Если раньше «ориентализм» воспринимался как идеология, защищающая азиатские языки и культурные ценности, то многое изменилось после работы Эдварда вади Саида «Ориентализм. Западные концепции Востока» (1978 год). Замечу, что сегодня говорить об «ориентализме», без знания идей Саида, несерьёзно. По той простой причине, что за последние 30 лет, практически все дискуссии об отношении западных стран к остальному миру, наталкиваются на работу Саида. Одни на него опираются, другие его яростно опровергают, но игнорировать его работу никто не в состоянии.

Так кто же такой Эдвард вади Саид? Каковы его главные идеи? Прав он или не прав?.. Признаюсь, последний вопрос задал с целью провокации. Кто может сказать, прав он или не прав…

Чтобы читатель, не знакомый с личностью Саида, сразу мог включиться («врубиться» как удачно говорят на сленге), скажу, что мемуары Саида назывались «Out of place», что можно перевести как «Без своего места», или «Выбитый из колеи». Можно даже назвать его маргиналом, если кто-то помнит нашу дискуссию о маргиналах, хотя бы в том смысле, что он родился в Иерусалиме, в богатой арабской семье, христианского вероисповедания, семья переехала в Каир, Саид получил образование в Принстоне и Гарварде, и до конца жизни (2003) работал в США. Один из комментаторов очень точно его охарактеризовал: этот интеллектуал, учёный, литературный и музыкальный критик, пианист, был чужим для мусульман, поскольку был христианином, был чужим для европейцев, поскольку был араб (добавлю, постоянно критиковал политику США на Ближнем Востоке за её высокомерие), был чужим для востоковедов, поскольку по образованию был специалистом по английской литературе.

Признаюсь, для меня откровением была следующая мысль Саида (на мой взгляд, лейтмотив всей его деятельности) научное востоковедение на Западе было создано не для понимания цивилизаций Востока, а для «понимающего контроля». Понимание западным ориенталистом его предмета нужно ровно настолько, насколько это позволяет представителям одной цивилизации, действуя в собственных интересах, контролировать представителей других цивилизаций.

Почему «откровением», и согласен ли я с Саидом (мои провокации теперь легко прочитывать)? Никогда не скрывал, что являюсь «западником», поскольку считаю, то, что произошло на Западе (забудьте о географии) начиная с Просвещения, промышленной революции, свободолюбивых идей Французской Революции, стало магистралью развития человечества. Для меня это касается и политических систем, и экономики, и культуры, в целом, даже спорта (в эти дни смотрю первенство мира по лёгкой атлетике и засилье чёрнокожих атлетов не должно обманывать, всё это существует внутри западной культуры). Но…Саид меня отрезвляет, он слишком глубок и умён, чтобы от него можно было бы отмахнуться. Западное высокомерие я чувствовал и без него, но с его помощью, я начинаю понимать, что это не просто, скажем так, «черта характера». И наши сетования на то, что Запад попросту игнорирует наши подлинные интересы, как страны, народ которой, вопреки бездарным правителям (не буду употреблять более жёсткие выражения), стремится стать нормальной, цивилизованной страной, имеет серьёзные основания.

Саид не сделал меня антизападником, но заставил взглянуть на многое более трезво, без ложных иллюзий. И будем учитывать, что Саид, несмотря на свою критику, был очень успешен именно в западном интеллектуальном сообществе.

Берал Мадра
Но, самое интересное, то, что произошло совсем недавно, на азербайджанском павильоне Венецианской биеннале, в связи с реакцией на скульптуры Айдан Салаховой, и что стало живым воплощением дискуссии, вокруг идей Саида. Не хочу повторяться, об этом много написано. Просто хочу порекомендовать читателям интервью Берал Мадра из Турции, которая достаточно хорошо известна в мире художников, и которая была приглашена в качестве сокуратора или куратора-советника (advisory curator) павильона Азербайджана на Венецианской биеннале.

Интервью перепечатано на интернет-портале «Культура» 4 июля этого года. Позволю себе только процитировать очень точную мысль Берал Мадра и этим завершить разговор об «ориентализме»:

«Ориентализм все ещё превалирует. Наши города — неевропейские города — посещают с ориенталистским отношением и чувствами, и это ещё самый безобидный ориентализм, потому что благодаря Эдварду Саиду мы научились диагностировать разные виды ориентализма. Это также самоориентализм, который практикуют люди на ориентализированных территориях, который достаточно опасен для самих людей, поскольку они становятся идеальным объектом ориенталистских желаний. Современное искусство использует ориентализм как инструмент, чтобы атаковать ориенталистский взгляд, и двигается от субъекта ориентализма к суверенной позиции».

Думаю, мои читатели понимают, какого долгого разговора заслуживают и «Ориентализм», и книга Саида, и интервью Мадра. И с чем связаны мои ожидания, что Дэдэ Горгутд и Зигфрид смогут освободиться от «ориентальных» взаимоотношений.

В этом же ключе, рассматриваю любопытную мысль Dervishа о крахе мультультурализма. Оставляю за собой право вернуться к этой теме.

МЕСТА ПАМЯТИ

Мой остроумный оппонент Burhan прав - в этой теории и, возможной, практике, содержится потенциальная опасность, как угодничества, так и идолопоклонничества. Древние римляне придумали стелы в честь своих побед, именно им бы обязаны и этими стелами, и арками, и призывными лозунгами. Они придумали это не как пустословие, и не как низкопоклонство, они были слишком рациональными для этого. Их «ноу-хау» подпитывало веру в то, что «Рим – владыка мира», римские воины были полны энтузиазма, сохранилось множество сведений об их доблести. Не буду напоминать, чем всё это закончилось.

С нашими «ондаризмом» всё изначально было лживо и лицемерно, он только подпитывает нашу трусость, нашу готовность к лобызанию «вождей», и нашу лёгкость, с которой мы впоследствии с ними расправляемся. В недавней повести Сеймура Бейджана есть такой эпизод из постсоветской реальности. Обвязали верёвками скульптурную голову Ленина. Привязали к трактору. Потянули. Голова Ленина оторвалась от тела и покатилась. К всеобщей радости. Мне (как и автору) противно, независимо от отношения к «вождю мирового пролетариата».

Но, при всём, при том, поверьте, в идеях П.Нора, есть серьезная мысль, которую пытался развить наш соотечественник Заур Гасымов в своём докладе в Майнце. Действительно, наша историческая память, тем более замкнутая в национальных границах, всё больше политизируется и идеологизируется, всё больше пропитывается идеями реваншизма и превосходства над другими. Письменная история всё больше утопает в так называемых «документальных свидетельствах, из которых выхолощено всё живое. Наши ритуальные праздники, которые должны поддерживать поколенческую память, всё больше и больше превращаются в формальный ритуал, в котором не осталось ни капли радости, не говоря уже об экстатических чувствах.

Что-то надо делать, призывает П.Нора? Тот же Стамбул, как место европейской памяти может оказаться не только местом встречи различных культур, не местом скрытого или явного реваншизма, а местом, где снимаются «ориентальные противоречия», о которых говорилось выше.

Будем считать, что этот вопрос остаётся открытым.

Я не столь наивен, чтобы пытаться перевоспитать «юзеров» из социальной сети. Меня очень часто радует их смелость, их эпатаж, даже их лексика. Слишком долго мы жили в унылой действительности, где за внешней воспитанностью скрывались ханжество и пустота. Но никто никого не заставляет читать тот или иной портал, тем более того или иного автора. Интернет многолик, у каждого свои пристрастия, своя аудитория. Но и у меня есть право им не отвечать. И даже не реагировать. Вот и всё.

В целом, должен извиниться перед читателями, если не всегда удаётся им отвечать. Даже когда это темы, которые продолжают меня волновать. Элементарно не хватает времени. Такова жизнь, чем меньше возможностей, тем больше предложений. Не столько грустно, сколько смешно.

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG