Доступные ссылки

Сентябрьские страсти. Часть 1


Иллюминация "Tribute in Lights" на месте рухнувших башен-близнецов в Нью-Йорке, 11 сентября 2011

Иллюминация "Tribute in Lights" на месте рухнувших башен-близнецов в Нью-Йорке, 11 сентября 2011

Так уж случилось, что в последние месяцы больше писал о конференциях, книгах, интеллектуальных дискуссиях. Это тоже «про жизнь», но, как бы, с птичьего полёта. Или в ином ракурсе. Теперь хочу вернуться к событиям, которые произошли в сентябре.

Главное событие - прошло 10 лет после 11 сентября 2001 года. Мир в тот день взорвался не только в центре Нью-Йорка, он взорвался в головах миллионов людей во всём мире. Видимое благополучие, казалось бы долго сохранявшееся после Второй мировой войны, рухнуло в один миг. Все вдруг воочию увидели, сколько ненависти накопилось в головах людей, даже за относительно мирные времена. Это был шок, который не прошел до сих пор. Именно шок, потому что растерянность продолжается и, скорее всего, продлится до конца века.

После 11 сентября одни уверены, маски сброшены, пропасть между цивилизованным и не цивилизованным человечеством обнажилась, и ничего, кроме силы, предложить уже невозможно.

Другие – оборотная сторона той же медали – считают 11 сентября только началом кровавого противостояния, «цивилизация», по их мнению, давно приняла односторонний характер, давно стала «цивилизацией» для избранных, и нет иного выхода, кроме как окончательно разрушить подобную «цивилизацию».

Третьи – назовём их разумным меньшинством – считают, что ненависть рождает только ответную ненависть, что силой ничего не добьешься, придётся искать взаимопонимание, даже если «другой» тебя не хочет слышать, только в этом случае цивилизация сумеет доказать своё право называться «цивилизацией». Подобные мнения существуют не только в наших «головах», они прорываются в жизнь, они будоражат поведение людей, они «взрываются» везде - и в Афганистане, и в Ираке, и в победах «правых» в странах Европы, и в отношении к эмигрантам в России, и в духе «Аль-Каиды», который продолжает витать над нашим миром, и в безумном поступке правого экстремиста в Норвегии, и даже в противоречивом отношении к европейской интеграции у нас в Азербайджане. Мы живём, и ещё долго будем жить в мире «после 11 сентября».

Оставлю тему «мир после 11 сентября». Намереваюсь к ней вернуться, когда страсти не будут заглушать разум, когда пройдёт и мой собственный шок. А пока обращусь к двум другим, более локальным событиям сентября. Одно событие можно назвать политическим, другое – спортивным.

Первое событие – захват и разграбление посольства Израиля в Каире.

Второе – завершение теннисного турнира US Open.

Роджер Федерер
Если что-то и связывает эти события, то только человеческая страсть, в одном случае подспудная, сдерживаемая границами разума, в другой случае, по большей части, стихийная и необузданная.

Мы живём в информационном мире, сначала ТВ, а потом Интернет, помогают нам оперативно узнавать о происходящем в мире. Но, как не парадоксально – на это обратили внимание проницательные социологи – нередко человек проглатывает информацию о множестве самых разных событий, а сам остаётся совершенно безучастным. Такого человека очень точно назвали «одномерным человеком».

Моя цель, насколько это в моих силах - «взорвать» изнутри унылое, «одномерное» восприятие этих двух событий. Чтобы через эти события мы посмотрели на самих себя, на то, как в одном случае мы не решаемся на значительные волевые усилия, а во втором случае, возбуждаемся в толпе и теряем контроль над своими эмоциями.

Начну с тенниса, а чуть шире, с профессионального спорта.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СПОРТ

Сегодня это и дух соперничества, и яркое зрелище, и стремительное развитие технологий, и огромные деньги. Но не в меньшей степени, профессиональный спорт это своеобразный тест: на что способен человек. Есть ли предел спортивных результатов человека? Каковы возможности нашей психики по длительной концентрации внимания? В какой мере спортивные результаты зависят от современных технологий? Существует ли волевой порог, за которым любые факторы, природная одарённость, подготовка, настрой, теряют своё значение? Мы вправе сказать, что современные гладиаторы не только увлекают нас азартом спортивной борьбы, но и демонстрируют, какие огромные возможности скрываются в нашем теле и в нашем духе.

В последние годы у нас стало больше спортивных болельщиков. Расширились возможности ТВ, появился Интернет, с множеством спортивных сайтов. Победы азербайджанских спортсменов привлекли к ним внимание спортивных «болельщиков». Всё это нормально, и то, что «болеют» за своих, и то, что шумно празднуют, разъезжают по городу, размахивая национальными флагами, и что спортсмены становятся кумирами. Но у нас, нередко, разговор о деньгах заслоняет иные стороны профессионального спорта.

Никто не будет спорить, в профессиональном спорте «крутятся» огромные деньги. Порой кажется, что эти цифры зашкаливают, хотя следует признать, что и сохранение высочайшего профессионального уровня, и нормальное функционирование огромной индустрии спорта требует огромных средств. Но можно ли сказать, что «большие деньги» - альфа и омега профессионального спорта, что махинации и подкупы составляют его суть?

Понимаю, там, где существуют «большие деньги», существуют и различные злоупотребления. Наивно думать, что в один прекрасный день исчезнет допинг, подкуп судей, махинации на тотализаторах, и т.п. Но я убеждён, что если бы это было главной движущей пружиной профессионального спорта, он давно бы лопнул как мыльный пузырь. Постепенно упал бы зрительский интерес, поскольку невозможно долго обманывать огромные массы людей. Поэтому с огорчением слышу, когда с пеной у рта доказывают, что в профессиональном спорте всё продаётся и покупается. И что даже в финале мирового(!) чемпионата по футболу Бразилия продала игру Франции (теряю дар речи и не нахожу доводов).

Или другой, близкий по времени, пример. Не секрет, что камерунский футболист Это`о, перешедший в махачкалинский «Анжи», будет получать огромную зарплату. Кто-то даже подсчитал, что его зарплата составляет 1 доллар в секунду (за точность не ручаюсь, от кого-то услышал). А ведь интереснее другое. Миллиардер из Дагестана решил сделать футбол
Бразильская звезда Роберто Карлос (второй слева) и другие футболисты "Анжи", 22 июня 2011

национальной идеей, с помощью футбола преодолеть внутренние распри, объединить население, которое расколото на различные кланы, которые смертельно враждуют друг с другом. Не утопия ли это (невольный каламбур: это – Это`о )? Время покажет, хотя не думаю, что профессиональный спорт может стать национальной идеей.
Подсчитывают зарплату Это`о, но никто на задумался над тем, что лучший на сегодня турецкий футболист Арда Туран, ушёл из турецкого клуба в испанский, где зарплата у него будет в пять раз меньше (?!) (говорю со слов спортивного комментатора на российском ТВ). Значит в спорте, как и в футболе, есть что-то более важное, чем деньги. Перехожу к теннисному турниру US Open, а если точнее, к тому,

КАК РОДЖЕР ФЕДЕРЕР, ПРОИГРАЛ НОВАКУ ДЖОКОВИЧУ.

Роджер Федерер один из лучших теннисистов всех времён, выиграл большое количество самых престижных турниров. Были годы, когда Федерер безраздельно господствовал на теннисных кортах. Но прошло время, появились молодые, амбициозные теннисисты, которые стали побеждать великого Федерера. Оказалось, что выигрывать самые престижные турниры на одном классе (а никто не сомневался в высочайшем классе Федерера) больше невозможно.

Федерер не просто стал проигрывать. И зрители, и специалисты стали замечать, что в самые критические моменты решающих матчей, в его игре появляется странное равнодушие. Он то ли устаёт, то ли теряет концентрацию, то ли исчерпал свои психические ресурсы. Казалось, это необратимо, возраст подходит к критическому (тридцать лет), у молодых больше сил, больше страсти, больше мотивированности. Рано или поздно наступает момент, когда даже самые великие должны уйти в тень.

Но как выяснилось, Федерер думал иначе. Он поставил перед собой цель, вновь взойти на Олимп. Он собрал новую, сильную команду, которая должна была предельно мобилизовать физические возможности его тела. Он продолжал совершенствовать свою, казалось бы, безупречную, технику. Он продолжал тренировать свою психику, чтобы избежать надлома, чтобы сохранять выдержку в самых сложных обстоятельствах игры. Он должен был доказать всем и, прежде всего, самому себе, что ещё способен выиграть самый престижный теннисный турнир, а может быть, не один.

Огромная работа не прошла даром. С первого же появления на турнире US Open все увидели нового, а точнее, старого Федерера, уверенного в своих силах. И так продолжалось до тех пор, пока Федерер не встретился с Джоковичем, первым номером в рейтинге самых сильных теннисистов планеты.

Новак Джокович празднует победу
Не буду подробно описывать этот матч, ограничусь признанием одного из теннисных комментаторов: «если вы никогда не видели теннис, а у вас есть возможность посмотреть всего один матч – выберите этот, большего об этой игре вы все равно не узнаете».

Наступила кульминация матча, Федерера, от победы его отделял всего один удар, одна подача. Он вложил в этот удар всю свою волю, всё своё мастерство Он должен был победить, он заслужил эту победу. Но случилось неожиданное…

Казалось, что к концу матча Джокович смирился с поражением. Как образно выразился один из теннисных аналитиков, с ним случился «коллапс, мандраж и спотыкач вместе взятые». Гримаса боли не сходила с его лица. Но всё перевернулось в один миг. То ли от отчаяния, то ли от бесшабашности, свойственной молодости, но Джокович на, казалось бы, завершающий удар Федерера, ответил ещё более мощным ударом. И этот удар Федерера надломил. Все увидели, что он растерян, не может взять себя в руки. Он больше не в состоянии переломить судьбу.

Банальное, «победил сильнейший» в данном случае мало что объясняет. Случай? Везение? Возможно, в спорте такое случается. Может быть (версия моего брата), всё дело в том, что Федерер слишком серьёзен, а Джокович, напротив, более лёгок. Он более артистичен и, поэтому, более раскрепощён. А теннис, ведь, всего-навсего - игра. Впрочем, только ли теннис? Не случайно человека называют порой «homo ludens» - человек играющий. Это относится не только к спорту, а к таким «высоким играм» как парламент или суд.

Не кажется ли вам, что мы давно говорим не о теннисе? Точнее, не только о теннисе. Представьте себе, что говорил сам себе Федерер после игры? Что говорила его команда? Что говорили его близкие?

Скорее всего, кто-то его успокаивал. Говорил, что не стоит сильно переживать, что он сделал всё что мог, пусть другие попробуют это повторить.

…Невозможно, чтобы кто-то намекнул на большие деньги, которые Федерер заработал, даже после поражения. Решили бы, что он просто заболел, что разумный человек такое не может не только сказать, но и подумать…

Но, может быть в команде Федерера, среди его близких, включая самого близкого человека, жену, нашлись такие, которые поддержали его иначе. Они сказали: «немножко отдохни, отойди, и начнём все сначала. Да, сейчас у тебя меньше шансов, чем было год назад, когда мы начали готовиться к этому турниру. Но ты не имеешь права сдаваться, ты должен заново начать своё восхождение на Олимп. Каких бы усилий, физических, психических, это от тебя не потребовало».

В наши дни, выражение «олимпийская вершина» стало привычным, проходят Олимпийские игры, есть победители этих Игр. У древних греков было иначе. Для них Олимп был местом обитания олимпийских богов. Смертным, чтобы поднятья на Олимпийскую вершину, надо было совершить великий поступок. Чтобы стать вровень с богами, чтобы стать бессмертным. В противном случае, боги подвергли бы осмелившегося такому наказанию, что он покатились бы вниз с горы, разбившись насмерть. Мы пока не знаем, какое решение принял Роджер Федерер...

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG