Доступные ссылки

Основатель Wikileaks запретил свою автобиографию


Джулиану Эссанжу не понравилось, как он выглядит в собственной автобиографии.

Джулиану Эссанжу не понравилось, как он выглядит в собственной автобиографии.

Британское издательство Canongate Books выпустило книгу воспоминаний основателя Wikileaks Джулиана Ассанджа "Джулиан Ассандж: Несанкционированная автобиография" (Julian Assange: The Unauthorised Autobiography). Как явствует из названия, сам ее автор разрешения на публикацию не давал.

20 декабря 2010 года небольшое шотландское издательство Canongate подписало с Джулианом Ассанджем договор на опубликование его автобиографии. По замыслу автора, книга должна была представлять собой наполовину воспоминания, наполовину манифест. Редактор проекта Ник Дэвис рассказал Радио Свобода о том, как начинался этот сюжет:

– Еще в декабре мы подумали: история Ассанджа – одна из самых интересных в мире. Он породил больше газетных заголовков, чем кто бы то ни было из журналистов. Он пытался сделать настоящую революцию в журналистике, в печати. В результате он превратился в фигуру культовую и одновременно загадочную. У него была поразительно интересная жизнь, он во многом начал диктовать законы жанра, поэтому мы решили, что его историю стоит рассказать. Произошло все так: с ним связался литагент и предложил ему написать книгу; затем агент связался с нами и с рядом других издателей в Британии и США, чтобы предложить нам эту идею...

"У нас был опыт активистов и воля к тому, чтобы сражаться с властью. У нас была практическая смекалка. У нас была философия. Игра началась. Я зарегистрировал свой сайт WikiLeaks.org 4 октября 2006-го года. С самого начала наша философия была в корне направлена против негодяев, и, как ни грубо это звучит, она обладает определенной честностью. Наверное, я понимал, что моя обычная жизнь, если она у меня и была когда-то, изменилась навсегда".

Ещё в декабре Ассандж говорил:

"Надеюсь, эта книга станет одним из важнейших объединяющих документов моего поколения".

Однако к марту успел изменить свое мнение:

"Любые мемуары – проституция".

Ник Дэвис вспоминает о том, что происходило в промежутке между этими заявлениями:

– С тех пор, как мы подписали первоначальный договор, прошли долгие и сложные девять месяцев. Первые три месяца все развивалось очень хорошо, Джулиан работал в тесном плодотворном сотрудничестве с другим писателем. В следующие два месяца ему была предоставлена возможность уединиться и самостоятельно отредактировать рукопись, прежде чем сдавать ее. К тому моменту он начал выражать обеспокоенность материалом книги, говоря, что туда вошли слишком приватные вещи. Если помните, предложение написать автобиографию исходило от него, поначалу он охотно делился этим материалом со своим помощником-писателем. Тогда мы попытались предоставить ему больше свободы. Где-то в апреле-мае мы сказали:

"Прекрасно, почему бы вам не поработать над текстом самостоятельно?"

К условленному сроку, к концу мая, мы, к сожалению, не получили от него рукопись – ни переработанных частей, ни отредактированных, ничего. Это стало для нас первым тревожным сигналом, поставившим судьбу проекта под сомнение. А потом, в начале июня, Ассандж сказал, что хочет совсем бросить эту затею, расторгнуть контракт. Мы согласились:

"Что ж, если вы решили окончательно и не передумаете, ничего не поделаешь. Мы по-прежнему считаем, что книга получается хорошей, по-прежнему хотели бы ее опубликовать, но раз ваше решение неизменно, тогда давайте контракт расторгнем. Только вам, Джулиан, придется вернуть деньги, тот аванс, который вы от нас получили".

Тогда стало очень быстро понятно – в течение 24-х часов, – что это он сделать не в состоянии. Он хотел отказаться от контракта, перестать работать над книгой, однако деньги отдать не мог – он уже успел пообещать эту сумму своим адвокатам. В то время как раз рассматривалось его дело. Вот тогда мы поняли, что Джулиан, по сути, загнал нас в угол. Книгу публиковать он передумал - по крайней мере, в ее существующей форме; а с другой стороны, отдать аванс и расторгнуть контракт тоже не мог. Последовали два месяца топтания на месте, когда никакого прогресса добиться нам не удавалось. В конце концов, мы сказали Ассанджу: у нас нет другого выхода, единственное, что нам остается – напечатать книгу как есть, с подзаголовком "Несанкционированная автобиография". Это, конечно, противоречивая фраза, однако лучшего определения книге не подберешь. Это его собственные слова, автобиография, написанная от первого лица, ей не хватает только одобрения автора. Нам стало ясно, что придется принять такое решение, пойти на крайнюю меру. Нам еще никогда не приходилось так поступать. Думаю, так вообще никто прежде не делал – никто не выпускал несанкционированные автобиографии. Случай беспрецедентный, – считает Ник Дэвис.

Ассандж сообщил о своем желании расторгнуть контракт 7 июня. Издательство Canongate намерено соблюсти договор полностью. После выхода книги, когда окупится сумма аванса, автору будут платить его гонорар за проданные экземпляры. А какова была реакция Ассанджа на решение опубликовать первоначальный вариант его воспоминаний?

– Под самый конец, всего две недели назад, мы решили предупредить Джулиана Ассанджа о принятом решении, – продолжает Ник Дэвис. – 7 сентября мы написали ему письмо, где говорилось: мы собираемся опубликовать книгу как несанкционированную автобиографию. В печать она пойдет в понедельник 19 сентября. Тем самым, мы предупредили его о своих планах, дав ему 12 дней на размышления – на случай, если вдруг он снова захочет с нами сотрудничать. Этот вариант мы по-прежнему оставили для него открытым, у него еще была возможность книгу санкционировать и принять участие в ее публикации. Кроме того, это 12-дневное окно позволяло ему воспрепятстовать публикации, возбудить против нас дело. На прошлой неделе, спустя девять дней после нашего письма, Джулиан наконец связался с нами. Он написал нам в довольно сильных выражениях, сообщая о том, что собирается подать заявление с целью наложить на наши действия судебный запрет. Однако, насколько мне известно, в жизнь они не воплотились. По крайней мере, пока у меня на рабочем столе никакие судебные запреты не появились. Поэтому мы решили публиковать книгу…

По мнению Canongate, автобиография Ассанджа соответствует первоначальному анонсу и вышла "страстной, вызывающей и категоричной, как и ее автор". О ее литературных достоинствах редактор Ник Дэвис сказал следующее:

– Мы бы не стали печаталь книгу, если бы не верили в нее – в ту рукопись, которую получили еще в начале апреля. Она прекрасно написана, Джулиан работал над этим проектом вместе с очень хорошим литератором, который многое сделал для создания книги, это – человек, которого Джулиан уважал, с которым хорошо ладил. Писатель провел более 50 часов, беседуя с Джулианом, и на основании полученной информации создал увлекательный, очень сбалансированный портрет. Это настоящая, полная автобиография. Она начинается с самого детства Джулиана, с этого странного, кочевого детства, которое он провел в Австралии. Далее он говорит о своих взаимоотношениях с отчимом, с родным отцом. Потом идет рассказ о том, как он сделался подростком-хакером, как взламывал системы Пентагона и НАСА, "бродил" по их коридорам, сидя за своим компьютером в Австралии. Дальше говорится о том, как пробудилось его политическое сознание, когда он был студентом. И, конечно, вся история создания Wikileaks, рассказанная изнутри, все подробности о расследованиях, об утечке информации, которая попала на первые полосы газет во всем мире. Как я уже сказал, книга написана очень хорошо, там дана сбалансированная картина, где есть все оттенки личности и характера Джулиана. Сам он рассказывал о себе весьма самокритично, ему прекрасно известно о собственных недостатках, и это отображено в книге. Кроме того, Ассандж – человек глубоко принципиальный и полностью преданный своему делу. Мы не только считаем, что книга написана хорошо, но и совершенно не видим, почему Джулиан должен бояться этой публикации. Это портрет человека и его дела. Наше издательство гордится тем, что выпускает эту книгу, – рассказывает Ник Дэвис.

В этой книге основатель Wikileaks повествует и о том, как вышло, что Швеция с прошлого года требует его выдачи:

"Как-то вечером я пришел на ужин с несколькими друзьями и их знакомыми. Там был шведский журналист Дональд Бестром, мой друг лет 50-ти, очень опытный новостник, а также еще один шведский журналист, американец, занимающийся журналистскими расследованиями, и его подруга. Американец был, по-моему, человек с подозрительнми связями, но девушка была милая, и я болтал с ней, а Дональд тем временем хмурился в мою сторону с другого конца стола. Позже Дональд сказал, что мне следует быть поосторожнее – он считал, что существовал высокий риск того, что мне подсунут какую-нибудь наживку; я помню, как он начал подробно рассказывать о том, как Моссад поймал Вануну. Наверное, мне тогда хотелось, мягко говоря, внимания, поэтому я не стал особенно серьезно задумываться над словами Дональда".

"Я этих женщин не насиловал", – пишет далее Ассандж. Это один из примеров того, что Эссанж выставил в книге себя в более привлекательном свете, чем представляется шведским обвинителям. Есть основания полагать, что собственная откровенность, испугавшая автора, станет важным стимулом для потенциального читателя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG