Доступные ссылки

Европейская комиссия твердо намерена принуждать компании к исполнению антимонопольного законодательства, заявил в четверг, 29 сентября еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер. 27 сентября представители Еврокомиссии начали проверки европейских компаний-контрагентов "Газпрома". Результатом этих разбирательств, не исключают эксперты, может стать ослабление позиций российской монополии на европейском газовом рынке.

Сообщается, что генеральный директорат по конкуренции Еврокомиссии до конца текущей недели продолжит проверки европейских компаний, частично принадлежащих "Газпрому" или связанных с ним совместным бизнесом. Согласно официальным заявлениям, эти обыски проводятся в связи с подозрениями, что контрагенты российского концерна либо сами действуют вопреки антимонопольному законодательству Евросоюза, либо обладают информацией о таких нарушениях.

Партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин в интервью Радио Свобода напоминает, что это не первая подобная акция:

– Несколько лет назад Еврокомиссия уже потребовала от партнеров "Газпрома" предоставить контракты, которые доказывали бы, что они не пользуются монопольным положением своего российского компаньона для игры на рынке. Тогда они предоставили отписки, отговорки – и после этого было устроено одно из первых "маски-шоу", когда в их офисы были посланы специальные люди, отобравшие копии этих контрактов. Потом контракты не опубликовали, но обнародовали их суть.

Сейчас делается то же самое и, на мой взгляд, это вполне справедливо, учитывая принятый в Европе Третий энергетический пакет, новые правила демонополизации и либерализации рынка. Совершенно очевидно, что "Газпром" здесь – цель номер один. Ведь компания настаивает на специальном обращении с ней, на том, чтобы сохранить монопольное положение во многих сегментах рынка, причем не только сохранить, но даже усилить.

– В среду, 28 сентября, "Газпром" распространил официальное заявление, в котором, пообещав содействие представителям Еврокомиссии, назвал сами инспекции "неожиданными". Создается впечатление, что компания удивлена подобными действиями европейцев, считая себя, по сути, неприкасаемой…

– Ну, "Газпром" всегда реагирует на происходящее на два хода позже. Мало того, все заявления, направленные на перспективу, обычно через минут 15 опровергались реальностью. На самом деле "Газпром" просто-таки напрашивался на проверки.

Вот, например, ранее проводили изъятие документов в одной из его "дочек" под названием "Газпром-Германия". Выяснилось, что она совершенно откровенно, практически внаглую, пользовалась своим монопольным положением, когда вместе с другой дочкой "Газпрома" предоставляла эксклюзивные услуги по распределению российского газа в Болгарии. Схема была такая: российский газ продавался этим двум посредникам по цене, которую "Газпром" объявлял в России. Далее "Газпром-Германия" с партнером распределяли газ по цене в 2,5 раза выше, чем показывали в бумагах в Москве.

Разница, естественно, уходила на какие-то счета. Но это, конечно, беда для российской стороны. А для болгарской и европейской стороны беда заключалась в том, что это было использование монопольного положения для террора в отношении их потребителей.

– У вас есть информация или хотя бы догадки, на чьи счета уходила разница, о которой вы упомянули?

– Надо смотреть счета этих дочерних компаний "Газпрома". В принципе, такие компании должны репатриировать выручку, если уж они работают за границей. Но у "Газпрома" таких дочерних предприятий, по-моему, сейчас уже больше 60 или 70 и никакую выручку они домой не отправляют.

– Кому и куда в итоге эта выручка идет?

– Ну, этого отсюда не видно. Разумеется, часть из таких компаний – совершенно нормальные газпромовские "дочки". Но часть аффилирована с какими-то частными структурами. Все, например, помнят, как гигантский концерн "Газпром" держал компанию "Росукрэнерго", где половина акций принадлежала каким-то частным лицам с сомнительной репутацией. Такие фокусы, я думаю, повторяются и в других странах.

– Если исходить из практики Евросоюза, чем нынешние обыски могут закончиться? Получат договоры – и все останется, как прежде? Или какой-нибудь результат все-таки будет?

– На мой взгляд, результат будет, это только начало. Я недавно разговаривал с одним европейским деятелем, он мне прямо сказал: скорее всего, не было бы никакого ни Второго, ни Третьего энергетического пакета, и никаких бы усилий по либерализации рынка, если бы "Газпром" не вел себя так вызывающе. Подобную реакцию европейцев провоцируют, в первую очередь, действия самого "Газпрома".

Все помнят, как в ответ на попытки Европы либерализировать что-то с помощью договора к Энергетической хартии Россия ответила документом президента Дмитрия Медведева под названием "Концептуальный подход". Главное требование этого документа – фактически предоставить "Газпрому" возможность пользоваться монопольным положением. При этом в нем не содержалось обещаний сделать подобное в отношении других компаний на территории России.

Такое, я бы сказал, хамоватое отношение к бизнес-этике и вызывает ответную сердитую реакцию у Европы, которая, на мой взгляд, будет идти дальше. Будут штрафы, какие-то компании, я не исключаю, лишатся разрешений работать на европейском рынке. Могут быть и другие санкции.

– То есть, на ваш взгляд, нынешнее положение "Газпрома" на европейском газовом рынке все же будет меняться?

– Уже сейчас постепенно то одна, то другая страна присоединяется к Третьему энергетическому пакету. Когда же этот обязательный для принятия европейскими странами документ заработает, я, например, не исключаю, что "Газпрому" придется в некоторых случаях отдавать кому-то контроль над своими газопроводами, проходящими по территории европейских стран.

Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG