Доступные ссылки

Представители гражданского общества уже давно пытаются добиться, чтобы нефтяные компании сделали прозрачными свои индивидуальные отчеты, но все компании, кроме одной (bp), уклоняются от этого.

А ведь кроме непрозрачных известных компаний есть многие компании неизвестного происхождения, участвующие в нефтяных контрактах в Азербайджане. Совершенно неизвестно, что и сколько выплачивают они в бюджет республики и вообще выплачивают ли?..

ПРОЗРАЧНОСТЬ НЕФТЯНОЙ КОМПАНИИ

Про ту часть нефтяных доходов, которая идет в Государственный нефтяной фонд Азербайджана - ГНФАР, уже написано. А как быть с той частью денег, которая остается на счетах Нефтяной компании? Разве их формирует не та же нефть? Общественность, рядовые граждане имеют право знать и о том, как именно расходуются и эти средства, если речь идет о прозрачности в сфере нефтяных доходов, которой любят щеголять высшие лица страны. Тем более, что прозрачность всех нефтяных доходов и прозрачность Нефтяного фонда – это далеко не одно и то же...

А в Нефтяной компании туговато как раз с транспарентностью. Например, зачем только ей понадобилось перенести два завода - ПО «AзерНефтьЯг» и ПО «AзерНефтьЯнаджаг» из Хатаинского в Гарадагский район Баку? Понятно, что денег на это потребовалось немало. Естественно, нефтяных денег, народных.

Стоит ли говорить о том, что из властных фигур на сцене никто ничего не сказал в обоснование такого капиталоемкого перевода перерабатывающих мощностей. Да и зачем? Если же перевод заводов в Гарадаг действительно обоснован и имеет экологически и экономически целесообразную подоплеку, то как понять, что на территории заводов ведутся интенсивные работы по благоустройству? Заводы уже конкретно напоминают зеленый микрорайон с парками, фонтанами и цветниками. Только вместо многоэтажек высятся нефтеперерабатывающие установки, половина из которых не работает.

ЭКОЛОГИЯ ИЛИ БУДУЩИЙ НАВАР?

Главное, не к чему придраться. Не упрекать же, в самом деле, руководство Нефтяной компании в том, что оно заботится об условиях работы нефтяников, улучшает экологию и «фонтанизирует» заводы? Только если завтра заводской металлолом будет разобран и на его месте действительно появятся многоэтажки, то сумеют ли граждане довести до правительства свои претензии о том, что с попустительства или одобрения властей, руководство ГНКАР заранее на народные деньги благоустроило участки, которые позже само же выкупит. Навар с этого, возможно, будет и не такой большой, как с затратных мегастроек, про которые тоже уже написано - мы все в последнее время как-то привыкли, что десятки и сотни миллионов летают как по воздуху и исчезают. Но суммы все равно будут впечатляющие.

Главное, не к чему придраться. Не упрекать же, в самом деле, руководство Нефтяной компании в том, что оно заботится об условиях работы нефтяников, улучшает экологию и «фонтанизирует» заводы?
Есть ли смысл что-то говорить, предъявлять претензии, даже кричать, если на сцене, отделенной от зала прозрачной, но крепкой перегородкой все равно ничего не слышно? И даже притворяться не надо, что не слышно. Наверно, давно поняв это, мало кто предъявляет претензии, кроме наиболее активной, но очень немногочисленной части гражданского общества и оппозиции. А на них хватает полиции...

НЕФТЯНЫЕ ЦИФРЫ

Снова о нефтяных доходах. Простейшая схема достаточно просто усложняет пути движения денег в обмен на нефть и самой нефти, чтобы непосвященному человеку было непонятно, что, куда и как. Схема не позволяет специалистам даже, не говоря уже о народе, полностью понять, сколько доходов от нефти у страны. О контроле и говорить не приходится. Вроде бы информация открыта, доступна, и все равно вызывает массу вопросов.

Скажем, по данным Госнефтекомпании в августе 2011 года, из турецкого порта Джейхан было экспортировано на мировой рынок 2 млн. 547 тыс. 071 тонна азербайджанской нефти марки Azeri Light и из этого объема 1 млн. 561 тыс. 562 тонны составляет прибыльная нефть, доходы от которой поступят в Государственный нефтяной фонд Азербайджана (ГНФАР). Можно ли верить этим цифрам - отдельный и очень интересный вопрос...

МНОГИЕ ДОПУЩЕНИЯ

Но даже если допустить, что цифры верны, необходимо знать также, сколько нефти было прокачано по трубопроводу Баку-Новороссийск или перевезено в железнодорожных цистернах до Поти, чтоб составить целостную картину. А это покрыто «мраком неизвестности»... Что-либо посчитать по обрывочным данным, которые регулярно вбрасываются в печать, создавая иллюзию открытости и доступности информации, очень сложно. И пока народ в зале пытается понять, что там делают или говорят на сцене, правительство заявляет, что ведет очень осторожную консервативную политику управления нефтяными доходами. Конечно осторожную, если деньги Нефтяного фонда (та их часть, которая не переходит трансфертом в госбюджет) передана в управление иностранным компаниям.

Руководство страны заявляет, что этими деньгами распоряжаются хорошо, покупают на эти деньги акции, или облигации, или драгметаллы. Народу, то есть нам предлагается верить этому. Допустим, что верим, хотя вся жизнь в Азербайджане – состояние образования, здравохранения, армии, судопроизводства, торговли, деятельности парламента, полиции, даже дорожного движения в Баку, не говоря уже о выборах, и соотношении зарплата-цены доказывает нам в обратном. Все равно, давайте допустим.

КОГДА ВСЕ ПОНЯТНО

Имена зарубежных компаний, управляющих нефтяными доходами, раскрыты несколько лет назад. До этого времени их не знал никто, кроме представителей узкого круга властной верхушки. Наверное, излишне говорить, что что-то скрывают только там, где есть что и необходимость скрывать. Интересно, почему сочли нужным рассекретить? В любом случае, это можно только приветствовать.

Уместно спросить, почему от управления активами Государственного нефтяного фонда Азербайджана поступает так мало средств? И порой на этот вопрос со сцены даже доносится ответ: «Кризис в мире, потому и заработали мало». Это, кстати, предмет для серьезного журналистского расследования.

Отношения властей и народа ни при каких условиях не должны напоминать отношения фокусника и зрителей
Но транспарентности поступлений нефти, нефтяных сделок и операций с доходами от нефти нет, как нет и прозрачности в приватизации госимущества, принятия решений при крупных инвестициях внутри страны, при тратах на большие стройки и так далее. А когда прозрачности нет, все в общем-то понятно...

ФОКУСНИКИ И ЗРИТЕЛИ

Действующие на сцене лица говорят «согласно прогнозам, в ближайшие 5 лет сумма активов Нефтяного фонда, в зависимости от цен на нефть, составит 50 миллиардов долларов, а за 15 лет превысит 100 миллиардов долларов».

Впечатляющие суммы! Только вот для рядовых граждан Азебайджана, которые больше заняты мыслями о своей невысокой зарплате или крохотной пенсии при непрерывном росте цен, это сообщение по барабану. Все равно нас это не коснется...

Напоследок отметим, что при показе фокусов на сцене, когда фокусник и его аппаратура все время находятся в пределах видимости зрителей, ключевая часть фокуса – подмена, исчезновение и появление, - то есть, ловкость рук и никакого мошенничества, - происходит далеко не всегда именно тогда, когда аппаратура бывает накрыта покрывалом. Хотя и действия с покрывалом имеют важное отвлекающее значение. Только вот отношения властей и народа ни при каких условиях не должны напоминать отношения фокусника и зрителей, по крайней мере, в вопросе таяния и исчезновения бюджетных и нефтяных денег, и тем более, абсолютно без учета мнения большинства зрителей, нравятся им такие фокусы или нет. И если все же напоминают, то это уже совершенно другие отношения и другой разговор...

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG