Доступные ссылки

Новейшая история вынесла на первый план феномен тесного и зачастую грязного симбиоза большой нефти и большой политики. Ныне открыто декларируется наличие явного нефтяного следа почти во всех геополитических акциях и намерениях. Иными словами, нефть и "нефтяники" постоянно оказывают непосредственное влияние на политику и политиков. Эта связь большой нефти и большой политики находит свое выражение в таких явлениях как нефтяное лоббирование, конкретным воплощением коих является появление "черных политиков", периодически мигрирующих из большой политики в сферу нефтяного бизнеса и наоборот. Благодаря таким миграциям происходит тесное сращение большой политики с прагматической идеологией нефтяных компаний. Можно привести множество примеров таких перевоплощений политиков в "нефтяников" и наоборот.

Практически в каждой нефтяной стране формируется свой класс "нефтяных политиков", оказывающих, по сути, доминирующее влияние на политическую жизнь страны и ее стратегию. Например, Ричард Армитедж, Виктор Черномырдин, Расул Гулиев и другие. Именно от "стратегической честности" таких "нефтяных политиков" зависит во многом будущее страны - возможность ее процветания. Все это в высшей мере актуально для Азербайджана: судьба страны находится в руках новоявленных "нефтяных политиков", преследующих свои корыстные цели.

НЕФТЬ ПРОВОЦИРУЕТ АФЁРЫ

Каспийская нефтяная игра в самом разгаре и по расчетам экспертов в ближайшие 20 лет она пустит в реальный оборот порядка двух триллионов долларов. В эту масштабную "золотую лихорадку" активно вовлечены ведущие державы мира и страны региона, нефтяные компании и банки, бизнесмены и политики. Было бы наивно полагать, что эта нефтяная игра шла, идёт и будет дальше идти по канонам прозрачной и честной борьбы. В любой масштабной "финансовой игре" объективно заключена возможность аферы.

Естественно, что большая нефтяная игра в еще большей степени создает благодатные условия для различного рода масштабных афер. Временами эта игра провоцирует даже реальные конфликты, кризисы, войны, путчи и т.д. На таком провоцирующем фоне "нефтяные аферы" воспринимаются как некий естественный шлак. Как правило, такие аферы чаще всего остаются вне сферы гласности, поскольку в этом объективно не заинтересованы реальные участники игры: им - не резон девальвировать высокую миссию глобальной нефтяной стратегии. К тому же финансовый масштаб игры и высокий профессионализм "аферистов" позволяет им держать стратегию вне зоны гласности, законности и общественного контроля.

По негласным канонам нефтяной игры, зрителю демонстрируют лишь официальную часть спектакля: церемонии подписания контрактов, пуск важных объектов, благотворительные акции, дежурные отчеты о деятельности компаний, дипломатические успехи политиков и т.д. Подобной пропагандой формируется благостное впечатление, что в таком глобальном и «элитарном» спектакле просто не может быть места для аферы. Сценаристы и режиссеры нефтяной игры пытаются внушить обывателю мысль, что авторитетные эксперты и политики, президенты стран и компаний просто не могут быть "аферистами". Возможно, что как некое намерение это частично истинно, хотя в любой игре всегда есть место для аферы.

ЗА КУЛИСАМИ НЕФТЯНОЙ ИГРЫ

Если попытаться заглянуть в закулисный мир нефтяной игры, можно обнаружить некоторые ее теневые стороны, за которыми порою просматриваются и явные аферы. Соблазнительный «нефтяной пирог» пробуждает у всех "сильный аппетит" и геополитический ритуал вокруг дележа нефтяных паев ассоциируется не только с чистыми намерениями участников игры и радужными перспективами страны. Составными частями этого ритуала выступают различные теневые махинации, которые зачастую катализируют небывалый рост коррупции, хищений, мошенничества и при определенных условиях могут оставить общество у «разбитого корыта» и в объятиях пустых нефтяных иллюзий.

На почве симбиоза нефти и политики создается объективная предпосылка для особого (высокого) класса афер, которые сами участники игры тщательно камуфлируют. Тем не менее, временами становится достоянием печати, что какие-то нефтемагнаты, работая в теневом режиме, спонсировали политические эксцессы (путчи) или лоббировали весьма сомнительные нефтяные проекты, недобросовестно реализовывали те или иные ходы нефтяной стратегии, обделывали свои «грязные делишки» и т.д. Порой из самих коридоров власти «сливают» квотированную информацию о "нефтяных махинациях". Периодически эта тема освещается в местной и зарубежной прессе. Словом, как бы ни утаивали теневые аспекты нефтяной игры, они все же изредка становятся достоянием гласности, хотя до полного и наказующего расследования дело редко доходит. К тому же, все эти махинации становятся достоянием публики чаще всего после завершения теневого спектакля, когда афера уже состоялась, а "аферисты", успев оторвать от нефтяного "пирога" лакомый кусок, приобрели иммунитет «непотопляемого» политика или скрылись в неизвестном направлении.

В АВТОРИТАРНОМ ПОЛЕ

Между правящей элитой Азербайджана и внешними заинтересованными кругами установлен своего рода тайный сговор - держать общество в неведении относительно реалий нефтяной игры
Нефтяная стратегия Азербайджана с самого начала реализуется в авторитарном политическом поле. В стране почти всё осуществляется преимущественно в закрытом режиме и такая "конфиденциальность" нефтяной стратегии объективно создает благоприятные возможности для теневой деятельности. Судьба нефтяной стратегии находится в руках определенной части властвующей элиты. Обществу неведомо кто, как и на каких условиях заключают нефтяные контракты, неведомо куда идут бонусы, инвестиции и реальные доходы от большой нефти. Неведомо также, кто и как проводит тендеры, распределяет растущий поток нефтедолларов и т.д. В режиме "авторитарной скрытности" от общества научились работать в Азербайджане и многие западные компании. Между правящей элитой Азербайджана и внешними заинтересованными кругами установлен своего рода тайный сговор - держать общество в неведении относительно реалий нефтяной игры.

Невзирая на это многие догадываются, что в этой сфере происходят глобальные аферы, тормозящие или блокирующие реализацию позитивных возможностей нефтяной стратегии. Можно не знать, кто и на каких условиях заключает миллиардные контракты, не знать, как проводятся тендеры и объявляются победители. Но элементарная логика говорит, что если бы было по-иному, то откуда бы взялись в таком количестве действующие и отставные политики – миллиардеры?! Фактически возможность крупных махинаций, хищений, афер заложена во все фазы нефтяной игры Азербайджана.

НЕФТЯНЫЕ СКАНДАЛЫ

Можно вспомнить ряд скандальных фактов из недавнего прошлого. Так, например, в январе 1993 года руководитель Главного геофизического управления ГНКАР профессор Керим Керимов обвинил представителей "АМОКО" в попытке принизить количество нефти на месторождении "Азери". Суть спора тривиальна для подобных переговоров: представители компании утверждали, что месторождение содержит всего 318 млн. тонн нефти, а Керимов считал, что эта цифра занижена на целых 100 млн. тонн. Вскоре конфликт был замят, а эксперт ГНКАР отстранен от переговоров с западными компаниями по настоянию "АМОКО". Если предположить, что прав был Керимов, тогда «АМОКО» незаметно для всех намеревался как бы "утаить" 100 млн. тонн нефти (порядка 10 миллиардов долларов). А если был прав "АМОКО", то следует считать, что Керимов и ГНКАР рассчитывали методом такого "шантажного" воздействия весьма солидно «заработать».

Можно также отметить эпизод, получивший в свое время скандальную огласку. В начале 1994 года в СМИ появились сведения, что тогдашний главный эксперт Кабинета Министров в сфере нефтяной дипломатии Манаф Манафов "потребовал у западных компаний взятку в размере более 300 млн. доллаpов в обмен на согласие Баку подписать контpакт на выгодных условиях". Он возглавлял группу экспертов на переговорах по проекту "контракт века" с лета 1993 года. Осенью 1994 года он был обвинен во взяточничестве, но, невзирая на это, спокойно перебрался в Словакию, где прославился как бизнесмен, приобретающий известные футбольные клубы, а потом исчез из поля зрения. Когда заключается контракт на сумму 50-60 млрд. долларов, взятка в 200-300 млн. (каких-то 0,5 процента), видимо, выглядит «естественной»?!

В начале 1998 года официальные власти Азербайджана возбудили уголовное дело против экс-спикера Расула Гулиева, находящегося с конца 1996 года в США. Его обвиняли как "теневого нефтемагната" в "хищении" более 70 млн. долларов. В ответ Расул Гулиев распространил аналогичное "нефтяное обвинение" против высшего руководства страны.

Фархад Алиев

Фархад Алиев

Позже, в конце 2005 года, по обвинениям в коррупции (в том числе и в сфере нефти), были арестованы и осуждены влиятельные «магнаты» - министр экономического развития Фархад Алиев и его брат, руководитель компании «AzPetrol» Рафик Алиев, которые, не признав свою вину, обвинили в более тяжких грехах многих лиц во власти.

Эти политически мотивированные взаимные обвинения - с минимальными шансами на объективное расследование и справедливое возмездие – по сути, не меняют общую картину. Фактор нефтяных афер стал со временем как бы составной частью политической "войны компроматов". Местные и зарубежные СМИ периодически поднимают вопрос об аферах и "хищениях" в нефтяной сфере, но потом всё предают забвению. Это стало почти нормой.

НЕФТЬ УСУГУБЛЯЕТ КОНТРАСТЫ

Все подобные эпизоды говорят о наличии "теневой игры" внутри самой стратегии, и она негативно влияет на возможность нефтяного процветания страны. Неслучайно, что Азербайджан по уровню коррумпированности власти занимает лидирующие места в рейтингах по соседству, с Нигерией, например. Так как вся реальная экономика и финансовый поток функционируют в основном на базе нефтяной стратегии, можно допустить, что она и служит главным катализатором роста коррупции. Порождаемая нефтью коррупция является серьезной угрозой для стратегии страны, способствуя реализации лишь "теневых" возможностей. Это уже серьезно беспокоит не только общественность страны, но и многих внешних партнеров, не желающих быть соучастниками или «жертвами» этой коррупции.

Опасность реализации "теневых" возможностей стратегии вполне обозрима на динамике образа жизни страны. За последние годы в престижных зонах городского ландшафта Баку, а также в различных престижных уголках планеты, в изобилии расцветают респектабельные виллы наших "нефтемагнатов", обогащение которых в основном обеспечивается коррупцией и "теневыми доходами". Это служит косвенным, но зримым подтверждением того, что стратегия страны работает, прежде всего, на тактическое процветание элиты. Между тем, почти 90 % населения продолжает пребывать в безработице, бедности и нищете (плюс еще почти миллион беженцев). Дисбаланс между процветанием и нищетой очевиден, и, более того, сохраняется тенденция его дальнейшего роста. Природные ресурсы обогащают лишь "коррумпированную элиту", а населению остается только ожидание туманных перспектив.

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG