Доступные ссылки

В Кварельском районе Кахетии, на расстоянии приблизительно 130 километров к востоку от Тбилиси, дорога ведет к деревне Грдзелчала. Дорога, если внимательно присмотреться, когда-то была покрыта асфальтовым покрытием. Именно из-за этой дороги и по ней покинули деревню жители, в которой в настоящее время осталось лишь 14 семей, и семьями-то назвать их можно условно – это только несколько стариков.

ДЕДУШКА НИКО

Машина едет по ухабистой, с заполненными водой рытвинами дороге. Идет дождь. Нависает туман. Проехав определенное расстояние, въезжаем в деревню и останавливаемся у одного из домов. Дом был выбран по причине наличия кур во дворе - видимо, здесь должны быть и люди. Перекошенный забор, маленький одноэтажный дом, на обветшалой веранде стоит печка для дров, но она не горит. Во дворе беспорядок, повсюду разбросаны старые вещи и немного дров. При виде остановившейся у дома машины, открывается некогда выкрашенная в белый цвет дверь и выходит мужчина средних лет. Приглашает нас войти в дом. Еле справляемся с деформированными от времени и сырости воротами, которые прикреплены к перекошенному железному забору проволокой. Въезжаем во двор.

Нико Хуцураули

Нико Хуцураули

Старейшина семьи Нико Хуцураули, ему 90 лет. Живет он с 45-летним сыном Элизбаром Хуцураули. Дедушка Нико вспоминает:

«Раньше здесь было до 40 хозяйств, а сейчас около 14, люди уезжают, некоторые в другие деревни, а некоторые – в город. Это и есть наша жизнь. Скорее всего, закончится тем, что это будет место развалин деревни пшавельцев».

ЕГО СЫН ЭЛИЗБАР

Почему опустела деревня, спрашиваем мы дедушку Нико:

«Из-за бездорожья. Не было ни дорог, ни электричества. Школу то открывали, то опять закрывали, не было воды для полива, люди разочаровались».

В деревне Грдзелчала, населенной только стариками, дорогу посыпали щебнем несколько лет назад, электроснабжение было восстановлено 3-4 года назад. Но нет ни магазина, ни врача. Есть одна медсестра и все надеются на нее. Собрать нормальный урожай невозможно из-за неимения оросительной системы. Селяне надеются лишь на погоду, и часто остаются и вовсе без урожая. Грдзелчальцы говорят, что при возможности можно держать лишь скотину. По поводу сложившегося положения в Грдзелчала, Элизбар Хуцураули винит всех:

«Мне говорят, почему пьешь? Что же мне больше делать?»

Элизбар Хуцураули

Элизбар Хуцураули

Он говорит, что собирает в лесу каштаны, продает их, и за вырученные деньги покупает выпивку. В этом году перекупщики принимали у него каштаны за 1,70 лари. В течение всего лета приносит он из леса и дрова для отопления, точнее, не дрова, а хворост.

ЗА МЫЛОМ В СОСЕДНЮЮ ДЕРЕВНЮ

Единственным доходом селян является пенсия по старости. Трактора в деревне нет, а работать вручную, ни у кого нет уже сил, говорят старики. Некоторые, у которых есть возможность, держат кур, но их тоже надо кормить, а тратить свою пенсию на корм для кур, жалко. На свою пенсию дедушка Нико покупает необходимые продукты в соседней деревне. Туда он едет на соседской лошади. Машины в деревне нет, разве что если какой-нибудь родственник заедет на машине.

«Прошу привести лошадь, потом прошу запрячь, самому не справится, стоять без палки не могу, сажусь в тачку, еду в Енисели или Греми, покупаю муку, макароны, мыло, сахар, рис и везу домой».

Иямзе Сапарашвили

Иямзе Сапарашвили

Для 70-летней сельской медсестры Иямзе Сапарашвили, будущее Грдзелчалы выглядит безнадежным:

«Все.… Не будет деревни пенсионеров, останутся лишь развалины».

ДЕРЕВНЯ БЕЗ БУДУЩЕГО

Какое будущее может быть у деревни, в которой, по словам Иямзе Сапарашвили «c 2011-го года не родился ни один ребенок».

Гдзелчальские старики не просят о помощи и никого не обвиняют. 79-летний Шете Гаголишвили говорит:

«Нам ничто не поможет кроме смерти. У деревни нет будущего, сюда никто не придет».

Жалкое зрелище представляет эта деревня стариков. Развалины обрушенных домов, выглядывающие из тумана, заросли сорняками. Оставшиеся в деревне старики думают лишь о том, как перезимовать... Ну, а Элизбар Хуцураули собирается коротать короткие дни холодной зимы выпивкой и стихами, один из которых он читает нам на прощание. Странное впечатление производят эти стихи в туманном, полном осенней грусти воздухе...

Статья проекта «Кавказский перекресток»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG