Доступные ссылки

После приезда в Нью-Йорк содержание понятия «библиотека» и ее предназначение открылись для меня в совершенно ином свете. Я просто увидела, что районная публичная библиотека здесь – это совсем не тихое и скучное место, и далеко не «обязаловка», а место, куда идут с радостью, огромным желанием и удовольствием.

ИЗМЕНИТЬСЯ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ

В Нью-Йорке, самом читающем городе Америки, среди образованной публики распространено мнение, что чтение бумажных книг — это варварство. Ради них губят деревья, отравляют землю-матушку ядовитыми типографскими красками. Поэтому теперь народ не скупится на электронные читалки, покупает, скачивает новинки в цифровом формате. Но вот парадокс — в прошлом году число посетителей научных центров NYPL (Публичная Библиотека Нью-Йорка) подскочило на 20%. По статистике, за год ее районные отделения посещают более 16 миллионов человек. Сюда приходит больше людей, чем во все другие культурные учреждения Нью-Йорка вместе взятые. Конечно, в период роста безработицы у людей больше свободного времени. Но дело, наверное, еще и в том, что NYPL, как и другие американские учреждения культуры, пытается переосмыслить свою роль в компьютеризированном мире. И измениться, чтобы выжить.

КАК ЭТО БЫЛО У НАС...

Помните, где героиня Ирины Муравьевой из мелодрамы Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» советовала своей подруге знакомиться с респектабельным молодым человеком? Конечно же, в библиотеке! Да не простой, а «Ленинке», главной библиотеке страны.

Этот миф окончательно разбился с первого же знакомства с Ленинкой, где мне посчастливилось побывать при подготовке диссертации. Тогда существовало общепринятое мнение, что каждый, уважающий себя и науку аспирант, просто обязан поработать в читальных залах этой библиотеки. Однако на своем опыте я убедилась, что познакомиться там возможно было только с замечательными и уникальными книгами, сборниками и диссертациями.

Вообще понятие библиотека еще со школы ассоциировалось у нас со сдачей и получением учебников, реже с подготовкой к школьным вечерам. Один из них мне запомнился на всю жизнь. Это был «Вечер юного атеиста». Мы готовились к нему непосредственно в школьной библиотеке и руководила процессом наш библиотекарь Клавдия Владиславовна, женщина необыкновенно интеллигентная и исключительно образованная. Я помню, перед тем, как разучить с нами частушки, она тихо говорила, что ни в коем случае никого не хочет ими обидеть... А мы уже с лихвой распевали:

Перед сессией Наташка
над крестом вздыхала тяжко:
Пресвятая божья мать,
помоги экзамен сдать!

И еще:

Культработник наш Кирилл
сына в церкви не крестил.
Это правда потому,
что крестил он на дому...

Атеисткой я так и не стала, а вот библиотекаря и частушки запомнила на всю жизнь.

Потом, учась в университете, я просиживала в научных библиотеках часами, конспектируя известных философов и психологов для постижения человеческой мудрости...

Годами позже я с удивлением обнаружила, что мой сын занимается после уроков в библиотеке физико-математической спецшколы Тбилиси, так как только там можно было получить редкие и практически недоставаемые в то время сборники задач.

В последние годы Национальная Библиотека Грузии, редкостное книгохранилище страны, стала местом торжественно тихим, отремонтированным, но не «густо населеным». Оживление здесь можно было заметить в редкие моменты публичных презентаций новых книг или мероприятий неправительственных организаций. Помню, как наша Ассоциация журналистов «Постфактум» устроила презентацию нового радиопроекта «Аудиодневники», чередуясь в тот день с представлением очередного грузинского перевода «Гарри Поттера».

МЕСТО ДЛЯ ЗНАКОМСТВ И ОБЩЕНИЯ

После приезда в Америку я сетовала на то, что, работая в русскоговорящих семьях, мне почти не приходится общаться на английском. Однако последнее время я совершенно неожиданно получила такую возможность в районной библиотеке Брайвуда (часть Куинса, Нью-Йорк), куда два раза в неделю я привожу своих воспитанников. Это очень светлое помещение с расположенными в нем двумя довольно уютными залами – для ребят и взрослых. Везде стоят компьютеры, шкафы и полки с книгами, дисками, газетами и журналами. Сюда приходят читать и просто делать уроки, играть, смотреть новые мультики, общаться в различных программах (workshop) и принимать участие, к примеру в «Шоу талантов». Мои ребята участвуют в двух библиотечных программах: учатся делать ювелирные изделия и постигают искусство медитации.

Эта библиотека - связь поколений, место, где можно встретить и стариков и подростков, и даже самых маленьких ребятишек.

РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ

Пока дети выбирают себе новые книжки и диски, мы, старшие, обсуждаем разные интересные проблемы, и, самое главное, говорим только по-английски. Яркая эмоциональная Роза - иммигрантка из Доминиканской Республики, интересная индианка Шила, каждый раз приходящая в необыкновенно красивых сари, темнокожая коренная американка Линзи и бабушка Элеонора. Последняя прибыла в США из Германии с последним кораблем, вывозившим евреев во время Второй мировой войны. Она попросила моих ребят общаться с ее внуками – Лорой и Артемом:

«Они скучают по русскому языку, ведь мои дочь и сын привезли детей из Молдовы и Санкт Петербурга».

Ее английская речь была для меня удивительно понятной. На мой вопрос Элеонора, улыбнувшись, ответила:

«Дело в том, что я говорю на английском языке», она подчеркнула «на английском...»

Мы весело обсуждали, в каких костюмах наши ребята пойдут в школу на Хеллоуин, где можно купить оригинальные дешевые костюмы и, самое главное, кто собирается на костюмированное шоу в библиотеке.

ХЭЛЛОУИН

Американцы празднуют Хэллоуин уже более ста лет назад, считая его самым веселым костюмированным фестивалем, которого ждут, как взрослые, так и дети, пожалуй, даже больше, чем Рождества или Нового года. Хэллоуин – это старинный кельтский праздник, именуемый также кануном Дня всех святых, и отмечается он в ночь с 31 октября на 1 ноября. Он превратился в праздник сладостей, которые дети выпрашивают у своих соседей, в кафе и магазинах, переодеваясь в карнавальные костюмы. По статистике каждый год на Хеллоуин продается конфет и других сладостей более чем на 2 миллиарда долларов.

Я пришла в библиотеку на шоу в сопровождении своих ребятишек, одетых в костюмы «Вампира» и «Трансформера». В костюмах были даже почти все родители. Розыгрыши, лотерея, различные креативные игры, сладкие подарки и, самое главное, костюмированное шоу очень напомнили мне наши новогодние карнавалы. А после шоу мои ребята потащили меня в соседние супермаркеты и кондитерские, стучались в двери с криками: «Treat or trick!» – «Угощай или пожалеешь!». И все владельцы знают, что если вы не принесете жертву, эти маленькие «злые демоны» могут жестоко пошутить над вами.

Это напомнило мне, как в Грузии в рождественское утро мой сын со своими друзьями, а в последние годы со священником местного прихода ходили по дворам, пели удивительные рождественские песни и собирали фрукты и сладости для воспитанников детского дома. И никаких злых демонов, только милосердие...

Или как на Новруз-байрам, праздник весны в Азербайджане, дети и подростки кладут шапки или мешочки под двери, предварительно постучавшись, чтобы хозяева дома одарили их, по древней традиции, кишмишом, курагой, юббой, разными сухофруктами и орехами, праздничными сладостями, чтобы благодать небес простиралась над домом, чтобы всегда в доме были довольство, счастье и достаток...

ТОЛЕРАНТНОСТЬ... В БИБЛИОТЕКЕ

В Америке вас не обязывают знать английский и говорить по-английски. В любом государственном учереждении вы имеете право потребовать переводчика. Это особенно облегчает жизнь пожилых людей, приехавших в Соединенные Штаты.

Вот и в библиотеке есть русский, китайский, испанский, корейский и другие отделы. Моя приятельница, например, приходит сюда за дисками новых русских сериалов, а также и литературными новинками.

В библиотеке, как, впрочем, и повсюду, вы чувствуете, что находитесь не в чужой стране. Интересен пример моей тбилисской знакомой Лали, пожилой женщины, которая работает компаньонкой с больной старушкой в далекой Пенсильвании. Так вот, она рассказывала мне, что «выживает» там, спасается от одиночества только благодаря библиотеке. Каждую неделю ее везет туда дочь пожилой дамы и Лали набирает для себя «литературного удовольствия», чтобы было с чем коротать длинные тоскливые вечера...

МЕЧТА

Живя в Америке, я постоянно мечтаю о благополучии для своей Родины. Я мечтаю и о комфортных и уютных пансионатах для пожилых, чтобы заслужившие того люди получили возможность «красиво стареть», как говорила Фаина Раневская. Я мечтаю о благоустроенных, красивых и светлых школах для наших ребятишек...

Теперь у меня появилась еще одна мечта. Я хочу, чтобы и в моей стране в каждом регионе были замечательные библиотеки, куда такие же шалуны и непоседы, как мой воспитанник Саймон, шли с радостью, огромным желанием и удовольствием.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG