Доступные ссылки

Итак, свободные выборы в одной из самых либеральных мусульманских стран принесли убедительную победу исламистам. Получившая чуть более сорока процентов долго запрещенная исламская партия «Эн-Нахда» сформирует правительство, под ее руководством в стране будет выработана новая конституция.

Для многих либеральных тунисцев это означает конец целой эпохи, когда народ не шокировало наличие пьяных людей на улице и полуголых на пляже. Для многих секуляристов в других мусульманских странах, и западных аналитиков, результаты тунисских выборов порождают вопрос: стоит ли вообще проводить свободные выборы в этих странах, если даже в самых светских из них побеждают исламисты?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте зададимся другим: а какая, собственно говоря, имеется альтернатива? Я имею ввиду альтернативу выборам, а не исламистам. С бывшими режимами а-ля Мубарак и Бен Али все ясно. Ценой собственной крови люди отвергли ежедневные унижения и потерю чувства собственного достоинства, приносимые диктатурой.

Может попробовать более просвещенную автократию или, скажем, правление военных? Но ведь в отсутствии демократических механизмов смены власти любое правление может оказаться и скорее всего окажется деспотичным, и вся современная история Ближнего Востока яркий тому пример. А что если просто переждать с выборами, скажем, лет на пять, тем временем проведя коренные реформы во всех областях экономики, с особым усилием на образование, чтобы, так сказать’ “подготовить” народ к “правильному” выбору?

Но что если пяти лет не хватит? Или десяти? Или сорока? Это ведь вполне реально - все ближневосточные диктаторы частично мотивировали неограниченность своей власти тем, что народ к демократии не готов, должны пройти долгие годы (вот, США 200 лет понадобилось), чтобы образование и благополучие слепили бы из простого народа армию ответственных граждан, а на данном этапе их система единственное, что противостоит захвату власти исламистами. А когда их свергли, оказалось, что исламисты, как организованная сила, сыграли в этом далеко не первую роль…

Другое дело выборы. Избавиться от секулярной оппозиции в диктаторской стране большого умения не стоит. Политические репрессии, лишение легальных источников финансирования, запугивание родственников, друзей, сторонников, аресты, пытки, убийства. Фальсификация выборов, если такие вообще проводятся. В определенный момент, секулярная оппозиция перестает быть реальной силой, и в игру вступают исламисты. Их репрессируют, И в отличие от секулярной оппозиции, эти репрессии помогают им привлекать еще больше сторонников. Постепенно именно они ассоциируются в сознании народа с сопротивлением режиму. И ненависть к этому режиму, даже павшему, дает им возможность получить долгожданную награду: голоса избирателей. И чем больше продлевается период народного безвластия, тем больше вероятность того, что исламский выбор народа будет более убедительным.

А теперь, давайте взглянем на результаты выборов в Тунисе еще раз. Сорок один процент за исламистов в одной из самых светских арабских стран - это много. Но здесь есть свои нюансы.

Во-первых, как я уже говорил, когда организованная сила превращается в символ сопротивления ненавистному режиму, совершенно естественно, что на первых свободных выборах она станет фаворитом и за нее будут голосовать даже те, кто согласен не со всеми ее идеями.

Во-вторых, Эн-Нахда это не Аль-Каида. Лидеры партии уже дали понять, что будут формировать коалиционное правительство, совместно с секулярными партиями, а на пост Президента вообще не претендуют. И никаких изменений в отношении либеральных законов об алкоголе и женской одежды проводить не собираются.

В-третьих, хоть Эн-Нахда и получила сорок процентов мест в парламенте, реально за них проголосовало только около четверти избирателей. При пропорциональной системе голосования, когда партия набирает меньше определенного процента голосов, она не получает ни одного места. В Тунисе, при этом, около трети голосов избирателей ушли впустую (я ни в коем случае ничего против пропорциональной системы не имею, напротив, при мажоритарной системе Эн-Нахда, наверняка, получила бы более 50-ти процентов мест в парламенте). Более двух третий избирателей поддержали секулярные партии. Однако их разрозненность, неумение идти на компромиссы друг с другом стоили им большинства.

И, наконец, нельзя забывать, что критиковать со стороны всегда легче. Отныне Эн-Нахда является ответственной за экономическое и социальное благополучие граждан. При нынешних условиях в стране, да и в мире, в целом, разрешить или даже облегчить проблемы простых тунисцев является архисложной задачей. И через два года, когда тунисцам вновь предстоит голосовать на выборах уже не во временный парламент, звезда Эн-Нахды может оказаться не столь уж яркой.

Выборы в Тунисе, помимо прочего, позволили образованной диаспоре начинать приносить реальный вклад в развитие страны. Популистская партия Аридха, возглавляемая Хашеми Хамди, лондонским владельцем малобюджетной станции спутникового телевидения, набрала тринадцать процентов, третий по величине показатель. Восторжествовала реальная демократия, при которой Тунис, вместо погружения в периода господства исламистов, станет ареной здоровой конкуренции и компромисса между только узаконенными политическими силами. И вместо того, чтобы служить предупреждением об опасности расширения прав и возможностей народа, при которых политический ислам доминирует дискурс во всем арабском мире, выборы в Тунисе представляют собой убедительный аргумент для того, чтобы представить людям право выбора.

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG