Доступные ссылки

«Чехов жаловался, что "нет у нас юридического определения - что такое каторга и для чего она нужна". Так то ж еще было в просвещенном XIX веке! А в середине ХХ пещерного мы и не нуждались понимать и определять. Решил Батька, что будет так - вот и все определение. И мы понимающе киваем головами.»

А.Солженицын, «Архипелаг ГУЛАГ»

Восставший из пепла истории, словно птица Феникс, аппарат ЧеКа разворачивал репрессивный шквал. Прошло еще несколько дней. Я был в прострации от столь неожиданного развития событий. Такое могло привидеться только в кошмарном сне. Если арест одного журналиста можно было объяснить случайностью, второго – недоразумением, третьего – судейской ошибкой, то поголовные аресты и эту бойню независимой журналистики уже расценивали как погромы и репрессии. События разворачивались стремительно. Как на киноэкране. Затаив дыхание, все ожидали кульминации. Но до нее еще было много, ох как много!

Наступивший за колючей проволкой ласковый, но безотрадный первый майский вечер принес новую трагическую для нас новость. Арестовали еще двух журналистов. Умопомрачение! Это было вопреки всем мыслимым прогнозируемым сценариям.

«Они сошли с ума», - раздавалось в устах урок, ментов, всего баиловского скопища.

Репрессивная рулетка в этот раз остановилась на именах главного редактора газеты «Muxalifət» («Оппозиция») Ровшане Кебирли и корреспондента этой же газеты Яшара Агазаде. Поводом, видимо, как и истинной причиной ареста и осуждения моих коллег по цеху, стал судебный иск самого влиятельного на тот год дяди президента - "владельца заводов, газет, пароходов". Узревший в критике журналиста оскорбление своей чести и достоинства, дядя подал иск в больно знакомый Ясамальский суд. Журналистам влепили по 2,5 года тюрьмы. Стандартное наказание за длинный язык по небезызвестным статьям УК-лада нашей страны.

Нас стало семеро! Семь журналистов в тюремной робе! Нет, и это событие не приблизило кульминации. До апофеоза еще было очень далеко…

ЮНАЯ ТАТУИРОВАННАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Урки в нашей камере страстно заинтересовались политикой. С утра до ночи в камере шли оживленные политические дискуссии. Неожиданную страсть преступников к политике можно было объяснить лишь поголовными арестами журналистов. Целый день радиоприемник, настроенный на волны американских радиостанций, не умолкал, беспрерывно вещая все новые события вокруг наших арестов. Были позабыты все проблемы.

Намик напевал Высоцкого «Идет охота на волков», а Эльшан открыл для самого себя, «что начался самый настоящий отлов журналистов». Почему-то наш наивный друг стал переживать за судьбу своего тестя, который работал в какой-то задрыпанной правительственной газетенке под названием «Azadlıq fədailəri» ("Воины Свободы"). Но я поспешил успокоить своего нового товарища – тесть был в безопасности. Ведь начался этап избирательных репрессий, арестовывали лишь критиков режима и оппозиционных журналистов. Эта уже потом политическая репрессия охватит и другие слои политического истеблишмента. Сначала боролись против тех, кто был против правительства. Затем с теми, кто был с ним не согласен. Потом с теми, кто согласен, но не во всем... Видимо, в перспективе начнется борьба против тех, кто просто согласен!

Смотрящий нашей камеры Абдулла, стоявший в углу рядом с бочкой питьевой воды, выпятив татуированную грудь с изображением обнаженной девицы, с подчеркнутым пафосом воскликнул:

«Если вас, журналистов, будут арестовывать такими темпами, то в скором будущем для нас, преступников, мест в тюрьме не останется».

Как в воду глядел!

Уже месяц, как проблема свободы слова и реальные шаги власти, вознамерившейся сузить, а затем и ликвидировать свободное информационное пространство, стали главным вопросом на переговорах с Западом. Недовольство такой политикой в довольно завуалированной и дипломатической форме выразила посол США в Азербайджане Энн Дерси:

«Мы желаем, чтобы Азербайджан прославился в мире не как страна, где арестовывают журналистов, а как государство с богатой и древней культурой».

Этот дипломатический сигнал, поступивший из США, однозначно свидетельствовал о большом недовольстве Белого Дома. Недовольство нефтяных лоббистов и партнеров Семьи обострилось настолько, что даже близкий друг нашей власти скандально известный нефтяной делец Ричард Армитадж тоже встал в недовольную позу.

В свое время, заместитель госсекретаря США первым, не дождавшись окончательного подсчета голосов на президентских выборах 2003-го года, поздравил кандидата в президенты от властей. Юная азербайджанская Демократия в те дни истекала кровью на Площади Свободы. Однако верховным вашингтонским жрецам тогда было явно не до нее. Техасская политическая каста и институты политического планирования сделали ставку на преемственный переход власти и восхождение на престол контролируемого (как им, во всяком случае, казалось) претендента. На их взгляд, в Азербайджане реализовался видоизмененный «гаитянский» или, скорее, «никарагуанский» сценарий перехода власти.

Вашингтонские нефтяные киты были больше заняты ожиданием иного – получением аппетитного большого куска от нефтяного пирога АЧГ и вступлением в действие нового гигантского проекта – БТД. Кроме этого, американцы рассчитывали на строительство новой системы транспортно-коммуникационных артерий региона. В этой системе главная роль отводилась железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси- Ахалкалаки-Карс. Тем более что наше правительство с вассальской покорностью согласилось профинансировать этот проект, инвестируя в него сотни миллионов долларов. В новой карте транспортных артерий отводилась важная роль своему форпосту на Кавказе – Грузии. Кстати, наше правительство подтолкнули к решению предоставить Саакашвили беспроцентный кредит в размере 750 миллионов долларов, вложить крупные инвестиции в энергетический, строительный и прочие сегменты грузинской экономики. Белому Дому проблемы средневекового феодального метода управления, грабежа и коррупции тогда казались второстепенными… По большому счету, Запад редко принимал всерьез «третий мир»!

«ЧЕРТА РИСКА»

Наше правительство вплоть до переломного 2005-го года выполняла и другое обязательство – поддерживала дееспособность режима имитационной демократии и квазиполитической системы. То есть, вроде демократии не было, но она все же была. До определенного уровня - до «черты риска». До 2006 года в Азербайджане существовали политические партии, шла конкуренция между ними, были СМИ с неограниченной критикой власти и «полубеременный» – полуправдивый – полунезависимый телеканал, порой проводились многотысячные манифестации в окружении полицейских фаланг. Словом, пользуйся дарами свободы, но до разумных пределов. Вот этот самый разумный предел закончился в праздничный день выборов, когда лжедемократическая личинка власти сменилась тоталитарно-непробиваемым панцирем. В день выборов все изменилось: прилежный заповедник демократии уступил место диким первобытным джунглям.

Под контролем полицейских бригад избирательные урны заполнялись нужным количеством бюллетеней в пользу нужного кандидата. Арестовали 300-500 человек – ядро оппозиции, - чтобы не мешали своей «демагогией». Усмирили журналистов, нейтрализовали лидеров и деятелей оппозиции, а ночью объявили отредактированные в кабинете «серого кардинала» итоговые результаты «всенародного голосования».

Наутро после выборов – официальной театральной постановки в духе Немировича–Данченко, по знаку дирижерской палочки Маэстро первобытные джунгли снова сменились декорациями заповедника демократии. Оппозиция неистовствовала, власть зализывала раны, а лучшие актеры политического театра из рядов «продажной девки империализма» (цитата Ленина - авт.) – наши интеллигенты-писатели - призывали к всеобщему примирению, национальному согласию и гражданской консолидации. Особенно перед лицом внешней армянской угрозы – благо 20% страны оккупировано. Солдаты постреливали – враг отвечал встречным огнем. А по вечерам на «полубеременном» телеканале уступали место антиармянской истерии, с помощью которой успешно зализывали кровоточащие раны изрешеченного тела юной Демократии.

ОБ УРОДСТВЕ ВЫКИДЫШНОЙ ДЕМОКРАТИИ

О целебных свойствах антиармянской телемании лучше всех свидетельствовал псевдопатриотический пыл одурманенной от очередного поражения оппозиции, которая, гордо выпятив вперед татуированную грудь с изображением изнасилованной юной Демократии, была готова на все – перед лицом как внешней, так и армянской опасности.

На самой ранней стадии беременности недозревший плод спустили из утробы. Подняли плод в руках высоко вверх над головами и показали все уродство «выкидышной демократии», вызвали самые брезгливые чувства людей, надолго отвратив их от тяги и стремления к свободе, справедливости и народовластию...
Порой мне кажется, что никакой юной Демократии и вовсе не было. Общество было «беременно» революционной демократией – спору нет, но случился выкидыш. Запад, власть, оппозиция, интеллигенция не позволили нашему дитяти – цветущему плоду - укрепиться в утробе матери. На самой ранней стадии беременности недозревший плод спустили из утробы. Подняли плод в руках высоко вверх над головами и показали все уродство «выкидышной демократии», вызвали самые брезгливые чувства людей, надолго отвратив их от тяги и стремления к свободе, справедливости и народовластию.

Все уродства избирательного дня – диких джунглей - происходило на глазах западных эмиссаров. В 2003 г. посол-спецпорученец из США в ОБСЕ Питер Айкер уехал отсюда с разбитой головой. Полицейские рассекли голову посла, который совершенно случайно смешался с разбегавшейся толпой манифестантов. Но Питер смолчал. Ему пришлось с пониманием отнесся к издержкам борьбы с "анархией и вседозволенностью". Виновны не власти, а манифестанты, которые так увлеклись народным самотворчеством, что не заметили смену декораций и перешли допустимую черту разумного предела.

Или другой американец – приверженец Томаса Джефферсона и его идей Даниэль Фрид. Этот педантичный помощник Кондолизы Райс оказался заброшенным в Баку волнами судьбы в ненастные дождливые дни октября 2005 года. И на его глазах полицейские жестоко разгонали протестующих демонстрантов, а среди пострадавших оказались несовершеннолетние дети, женщины, старики. Фрид с дипломатическим тактом наблюдал за этой картиной.

Это был последний митинг оппозиции. Больше власть не допустит проведения митинга и даже малочисленного пикета в центре столицы. На глазах у Фрида совершался переход от имитационной демократии к режиму откровенного пренебрежения к обществу. А наша власть готовилась к новой стратегии, так ярко выраженной в словах Ленина:

«Капиталисты продадут нам веревку, на которой мы же их и повесим».

В большой мере вина за провал «либерального проекта» в Азербайджане лежит и на Западе. Евроатлантическое сообщество, в первую очередь Вашингтон, шаг за шагом отступало перед натиском восточной кавалькады. Еще в 2004 году один из искренних западных либералов, швейцарский депутат, член ПАСЕ Андрес Гросс в приватной беседе с со мной признался, «до тех пор, пока США не откажутся от приоритета нефтяной стратегии в вашей стране и не пересмотрят своего отношения к власти, говорить о смене ситуации невозможно». Как не вспомнить слова политического мэтра Уинстона Черчилля: «Америка всегда находит верный путь, но только после того, как испробует все другие»...

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG