Доступные ссылки

Обычно пишу о школе в сентябре, когда начинается учебный год. В этом году другие страсти отодвинули школу. Но проблемы школы никуда не делись. Они продолжают обостряться из года в год. Вот и приходится возвращаться к ним из года в год.

Школа, образование. Признаемся, это наше больное место. Сколько книг и статей написано, сколько дискуссионных копий сломано, а «воз и ныне там». И думаю, что ещё долго мы не сможем его сдвинуть. Не исключаю, что и в наших пенатах найдётся тот или иной «продвинутый» педагог. Могу допустить, что по тем или иным критериям вперёд вырвется та или иная школа (тем более, если обучение ведётся по иностранным программам). Но, в целом, наше образование кардинально измениться не может.

Почему я столь пессимистичен? Дело не в пессимизме и оптимизме, дело в другом.

Мы хотим («мы», которые действительно этого хотят) изменить школу, не имея возможности принципиально изменить фундаментальные основы государства, власти, общества. Это - одна сторона медали.

Другая сторона медали – мы хотим изменить школу, не меняя принципиально самих себя. Прежде всего, не меняя сознание самих себя, как родителей.

Как и во многих других сферах, нам кажется, что любые изменения, любые реформы, это вопрос технологический - умение найти и внедрить необходимую технологию. А дальше, всё решится само собой. Кто спорит, мы живём в век технологий, действительно во многих сферах, лучше не изобретать велосипед. Приходится соглашаться, если мы относимся к странам «третьего мира» (какой разумный человек будет с этим спорить?), то мы должны учиться. Не стесняться использовать разработанные другими технологии. Это касается многого: и выборов, и городской транспортной системы, и изготовления фруктовых соков. Это касается и школы.

Но…

Никакая технология не заменит обществу трезвый взгляд на самого себя. Что оно из себя представляет. Каким собирается стать. Какими методами, прежде всего, политическими, предполагает добиться изменений. В силу этого, любое общество должно осознать, что школа во многом зависит от того, что происходит вне школы.

Слова «в образовании наше будущее», просто риторика. Упование на то, что образование, школа, сами по себе, кардинально изменят наше общество к лучшему, невольно напоминает рассказ небезызвестного Мюнхгаузена о том, как он вытаскивал себя за волосы из болота.

Образование - квинтэссенция культуры общества, его нравов, его способа жизни и способа мысли. Школа должна отвечать «заказу» общества, она должно подготовить таких людей, которые требуются этому обществу. Это касается и уровня знаний, и, не в меньшей степени, самого человека. Его личных качеств, места в обществе, правовой культуры, и пр. Ключевое слово здесь – адекватность тому, что происходит в обществе.

А может ли быть по-другому? Может быть. Например, неадекватной была советская система образования. Некоторые из нас до сих пор восторгаются, «ах, какой прекрасной была советская школа». Но советская школа была полностью оторвана от жизни, и поэтому в равной степени была утопической и абсурдной. Поэтому, советская школа, на мой взгляд, сыграла не последнюю роль в разрушении той, казалось бы, долговечной, страны.

Как мне представляется, «советской» по духу осталась и азербайджанская школа. Прежде всего, в силу своей абсурдной оторванности от жизни. Именно поэтому, параллельно с нашей школой, возник институт репетиторства. Дело не в том, что репетиторы учат лучше, чем педагоги в школе (нередко репетиторы - те же школьные педагоги). Класс репетиторов определяется не уровнем их знаний, а тем, насколько они владеют «технологией натаскивания» будущих абитуриентов к сдаче тестовых экзаменов при поступлении в ВУЗы.

Репетиторство возникло как реальный спрос на конкретный «продукт» внутри рыночных отношений. И рыночная оценка их труда, есть их умение подготовить необходимый «продукт» с учениками, разной степени подготовленности. У репетиторов есть право отказаться, если ученик слабо подготовлен, потребовать иную оплату, внести коррективы в методику, но, во всех случаях, они жёстко привязаны к требованиям рынка. Они не несут прямой ответственности, если их ученик набрал низкие баллы, но рынок постепенно отфильтрует тех, кто не способен «натаскивать». Даже если – горький парадокс нашего образования - речь идет о выдающемся педагоге, который с успехом читает лекции в высшем учебном заведении, куда стремится поступить его ученик.

Спрос рождает предложение – это аксиома рынка. Пройдитесь по городу, спуститесь в метро, всюду пестрят объявления об «образовательных учреждениях». Предложения одни и те же, подготовка к тестовым экзаменам (репетиторство), компьютер, иностранные языки. В этих объявлениях, общество без прикрас, без идеалистических представлениях о самом себе. В полной мере - адекватно.

Может быть, стоит закрыть все наши школы и заменить их репетиторами и «образовательными учреждениями»? По крайней мере, некоторые родители сэкономят деньги, которые легально (полулегально) приходится отдавать репетитору и нелегально (обычная взятка) - школе, за то, чтобы их чада спокойно могли ходить к репетитору. Конечно, я иронизирую. На радикальные меры никто не пойдёт, это было бы самоубийственным. Но школа не может делать вид, что ничего не происходит, не может игнорировать как институт репетиторства, так и хаотически возникающие «образовательные учреждения».

Она должна реформироваться, но...

Возникает замкнутый круг – как изменить школу, если даже от министра образования мало что зависит. Что же говорить о рядовых учителях? Лучшие из них при малейшей возможности просто уходят из школы. О бедных родителях поговорим чуть позже.

Только и остаётся надеяться на то, что «рукописи не горят». Что исследования, подготовленные в гражданском секторе (среди них немало очень дельных), рано или поздно будут востребованы. Мне же остаётся вернуться к тому, какого человека собираемся мы воспитать в школе: свободного или покорного, строптивого или послушного, инициативного или исполнительного. И, как во многих случаях (мои читатели, наверно, привыкли к тому, что это мой способ аргументации от имени книг и истории культуры), хочу обратиться к некоторым примерам из школ прошлого.

ШУМЕРСКАЯ ШКОЛА

О ней мы знаем достаточно полно, поскольку сохранилось множество клинописных табличек, повествующих о школьной жизни. Так вот, в шумерской школе за каждую провинность учитель или помощник учителя бьют ученика палкой. Поэтому, как повествуется в одной табличке, едва проснувшись, школьник торопит мать (?!), чтобы она скорей приготовила завтрак, боясь опоздания, за которое последует всё тот же удар палкой.

Сохранился любопытный фрагмент, повествующий о том, как учитель побил школьника за то, что его «рукопись никуда не годится». Напуганный ученик внушает своему отцу мысль о том, что желательно задобрить учителя каким-нибудь подарком. Далее просто процитирую небольшой фрагмент:

«Отец внял словам ученика, Учителя школьного он позвал. В дом пригласил, на место почёта его посадил. Школьник служил ему, пред ним он встал…»

Это происходило приблизительно 4 тысячи лет тому назад (?!). Кто-то скажет, что ничего с тех пор не изменилось, что школа не меняется, поскольку не меняется природа человека. Но это не совсем верно. Не возьмусь судить о природе человека, но школа менялась и меняется на протяжении многих веков. Что до шумерской школы, то главное в том, что она была адекватна своему обществу. Воспитание покорности, я бы даже сказал, космической покорности, основная цель этой школы. Это было важнее тех знаний, которые должна была дать школа. Если мы вспомним о буйстве рек, около которых поселились шумеры, о том, что приходилось смиряться и даже обожествлять эти реки, мы осознаем, что без покорных людей шумерская цивилизация просто не выжила бы.

Немногим отличалась и

ДРЕВНЕЕГИПЕТСКАЯ ШКОЛА.

Ограничусь двумя цитатами из древнеегипетской школьной премудрости: «уши отрока на спине его: он слушает, когда его бьют», «ты воспитывал меня, когда я был ребёнком, ты колотил меня по спине и твое наставление проникало мне в уши» (слова благодарного ученика).

Не забудем, что в этих странах не было и не могло быть массового образования, а готовились в основном писцы. А писцы - это привилегированный класс, который возвышается над крестьянами и ремесленниками, и, в некоторой степени, причастен к осуществлению власти. Конечно, им доставалась лишь мизерная часть этой власти, зато каждый писец мог лелеять надежду, что будет замечен, и в один прекрасный день получит доступ к высшим должностям. Именно поэтому придавалось такое значение образованию, как основному средству преуспевания, а иначе возможности ребенка проникнуть в привилегированный класс.

Оставляю читателям возможность сравнивать, если не сами эти школы с нашими (это предмет отдельного изучения), то, по крайней мере, примерную миссию нашей школы, и намерения наших родителей, которые отдают ребёнка в школу. Может быть, с дистанции более 4-х тысяч лет, мы начнём что-то понимать о самих себе, и о нашей школе.

Намеренно опускаю

ШКОЛУ В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ,

прежде всего в древних Афинах, которые за короткий срок прошли серьёзный эволюционный путь. Просто подчеркну - в итоге их достижения в сфере образования, свелись к тому, чтобы увидеть и воспитать в ребенке человека (так просто и так недостижимо на протяжении многих веков). Древние греки придумали для этого специальное слово пайдейа (запомните, кто его не знал), которое впоследствии римляне перевели как всем известное слово гуманизм (humanitas).

Вот где проходит, на мой взгляд, демаркация «европейского» и «не европейского» - вот о какую демаркацию мы наскочили и никак не можем её преодолеть. Наша школа оказалась точной лакмусовой бумажкой нашей сути.

Невольно задумался, а что если провести среди наших родителей такой тест: «согласны ли вы, чтобы ваш ребенок был умным, но не преуспевающим, или предпочитаете, чтобы он был глупым, но преуспевающим?».

И другой тест, «согласны ли вы, чтобы ваш ребёнок был нравственным и непреуспевающим, или предпочитаете, чтобы он был безнравственным, но преуспевающим?». Каким оказался бы результат?

Хорошо, что в нашей школе практически нет палки, хорошо, что мы не считаем (те, кто не считает), что наши ученики способны слушать не только «спиной». Но, с другой стороны, как долго мы будем повторять, что не только наших детей, наших взрослых, вчера, сегодня, всегда, можно учить только страхом. Что раз подчинившись силе, мы уже обречены вечно реагировать только на силу, что мы так никогда и не научимся «слушать ушами».

Вот и получается, что для того, чтобы освободить наших школьников от униженного положения, мы, прежде всего, должны освободить самих себя. Если нет у нас возможности кардинально повлиять на учителя, на директора, на министра, если нет у нас возможности по-настоящему реформировать школу, не имитируя реформу, не транжиря огромные деньги на эту мнимую реформу, то, по крайней мере, мы можем начать менять самих себя. Стоит поверить, что мы с вами другие, что у нас «уши не на спине», что мы способны услышать и расслышать разумное слово, как мы поверим, что и у наших детей, как в самом детстве, так и в отрочестве, в юности, «уши не растут на спине».

Вот и получается, что реальное звено, которое можно «реформировать», которое способно измениться, если не все сразу, то каждый в отдельности - это наши родители.

Вот о них и поговорим в следующий раз…

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG