Доступные ссылки

В прошлый раз мы договорились, перефразируя название известного фильма, «о бедных родителях замолвить слово». Прежде всего, о тех родителях, которые озабочены будущим своих детей.

Будем откровенны, это далеко не все родители. Даже не половина. Есть родители, которым не до школы. Главное для них накормить, обуть и одеть своих детей. И для них было бы лучше, чтобы их взрослеющие дети, зарабатывали деньги уже с подросткового возраста, а не бессмысленно околачивались в школе. Для чего все эти физики и химии, научились грамоте и счёту, достаточно. Не будем обвинять таких родителей, они по-своему правы. В конце концов, для того и существуют государство, гуманитарные фонды, общественные организации, чтобы позаботиться об образовании детей из таких семей. В Азербайджанском фонде Сороса была специальная программа, призванная помочь таким детям - да фонд решили закрыть. Кто теперь будем заниматься такими детьми (а среди них могут быть очень способные, которых улица могла не только развратить, но и закалить), большой вопрос. Оставлю этих детей и их несчастных родителей. Продолжу разговор только о тех родителях, которые озабочены будущим своих детей.

Подобных родителей, я бы назвал «слабым звеном» нашей школы. «Слабым» не в смысле беспомощности (не без этого), но в смысле того, что они, и только они, способны разорвать круговую (бюрократическую) поруку нашей школы. Сами дети не в счёт. Они, как могут, сопротивляются. Большинство из них, ещё не растеряли вкус к жизни (пока?!), поскольку не отягощены страхом перед будущим. Многие сохранили любознательность, а некоторые даже креативность. Не только «спиной» способны слушать и слышать (пока?!). Родителям много хуже. Они между двух тисков. С одной стороны наша система образования, монолитная, твердокаменная, в которой даже преподавателей можно смело назвать чиновниками Минобразования. С другой стороны их дети, которым надо сохранить нормальное детство и, одновременно, внушить мысль о необходимости уже со школьных лет готовить своё о будущем. «Нагрузить», как говорят сегодня на сленге.

В 2002 году, когда мой внук должен был пойти в школу, я написал о реформе нашего образования. Тогда все о ней говорили, был даже какой-то внушительный кредит от Всемирного банка, была специальная группа, которая занималась реформой. Чем всё это кончилось? Сейчас никто об этом не вспоминает, наверно считают, что реформа в образовании успешно завершена. Как и в стране в целом, которая, неожиданно для её граждан, перестала быть «транзитной» (куда же мы пришли?), и поражает мир темпами экономического и культурного развития.

Конечно, любой здравомыслящий человек и тогда, и сейчас, понимает. О какой реформе в образовании можно говорить при той жёсткой вертикали власти, которая сложилась в стране. Неизменный президент, неизменный премьер, неизменный министр образования, и так далее по цепочке вниз, теряя полномочия и увеличивая вероятность в любой момент быть уволенным. Даже критиков нашей системы образования поубавилось, будто осознали бессмысленность подобных комариных укусов.

Но что делать родителям? Зададим себе этот сакраментальный вопрос, который на протяжении уже около 200 лет задаёт себе русская интеллигенция. Переломить ситуацию они не в состоянии, они беспомощны перед мощной государственной машиной, которая столь успешно (пока?!) справляется с подавлением.

Смириться? Ждать, пока изменится ситуация вокруг школы? Когда школа не будет так жёстко вмонтирована в вертикаль власти и перестанет быть зависимой от чиновников? А если завтра будет поздно? Если через 10-15 лет сегодняшние дети обвинят своих родителей в том, что не сделали всё от них зависящее? Да что там дети, если сами родители, через 10-15 лет, осознают, что их робость, нерешительность, покорность перед администрацией школы, перед различными чиновниками от образования, негативно сказалась на судьбах их детей?

Вопросы трудные. Вот и мечутся наши родители, не зная то ли обвинить систему образования, то ли твердолобых педагогов, то ли своих детей, не желающих задумываться о своём будущем, то ли самих себя, пославших собственных детей на заклание.

То, что я далее скажу, много шире проблем образования, частично об этом приходилось писать, частично это вне моей компетенции, но, тем не менее. Начну по порядку.

ЧТО МЕШАЕТ?

Всякие изменения должны начинаться с нашего сознания, с нашей головы. Когда это не происходит, когда стихийное превалирует над сознательным, можно что-то сломать, но не создать. Так происходит со многими революциями, которые не оставляют места для сознательных действий.

Так вот, как ни парадоксально, многим нашим родителям мешает постоянная нервная возбудимость. Уровень образования при этом не улучшается, но нервное истощение родителей, порой оборачивается психическими проблемами у детей. Думаю, это свойственно многим азербайджанцам в сложных ситуациях жизни. Мгновенно заводимся, возбуждаемся, и так же быстро сникаем, впадая в долгую апатию. Мне трудно объяснить, чем это обусловлено, может быть тем же представлением о «пятидневном мире» (“beşgünlük dünya”), где всё должно случиться немедленно, где отсутствует большое пространство и большое время. Возможно, есть другие причины, нам неведомые. Во всех случаях, многим родителям хорошо бы сначала спокойно и трезво взглянуть на самих себя, а потом уже на своих детей и на их педагогов (и о педагогах следовало бы «замолвить слово», но это уже другой сюжет).

Понимаю, многие родители обвинят меня в том, что я сам себе противоречу. То обвиняю в том, что смиряются, подобно страусам прячут голову в песок. То, призываю перестать волноваться, не насиловать своих детей. Но я говорю не о пассивности, а о спокойствии. Врачебный принцип «не навреди» должен относиться и к нашим детям. Не всегда неусыпный контроль даёт должный эффект, напротив может подавить инициативность детей. Их свободу. А ничего нет опаснее, чем лишить его азарта жизни.

Второе, на что хотел бы обратить внимание -

ОБЪЕДИНЁННЫЕ УСИЛИЯ РОДИТЕЛЕЙ.

Это вполне реально даже в нашей политической системе, в которой так много неконституционных запретов.

В нашем гражданском секторе практически нет независимых родительских организаций. Существующие родительские НПО фактически созданы властью и, во-первых, несамостоятельны, управляются извне, а во-вторых, ими манипулируют, когда речь идёт о финансировании через гранты, и пр. Вопрос этот важен, не только по той причине, что подобные НПО управляемы. Это только одна сторона медали. Есть и другая, не менее острая.

Никогда не задавали себе вопрос, почему наши родители так болезненно относятся к оценкам, которые получают их дети в школе. Казалось бы, их личный опыт, судьбы их сверстников, должен были подсказать им, что не стоит придавать такое значение школьным оценкам. Тогда почему? Тщеславие родителей? Возможно, но только ли тщеславие? Назову ещё одну причину, за которой, на мой взгляд, кроятся многие наши беды (здесь «копать» и «копать», анализировать и анализировать).

Наши родители, через своих детей, фактически соревнуются друг с другом. Поэтому заискивают перед педагогами, готовы лебезить перед любым чиновником, у которого и реальной власти нет. У них нет понимания, что многие вопросы можно решить только сообща, напротив, они уверены, что в обществе каждый выживает в одиночку. Их сознание, зомбированное советским прошлым и задавленное хронической несвободой, заставляет их думать, что для решения любых проблем лучше найти покровителя, а не объединить усилия. Они даже не понимают, что, жертвуя собственной свободой, они жертвуют свободой своего ребёнка. А ведь есть очень простые вопросы, которые можно решить сообща, скажем, школьные учебники или, извиняюсь, школьные туалеты. И необязательно куда-то писать, требовать, искать виноватого, лучше создать рабочий комитет, изучить вопрос, заняться поиском финансирования («фандрайзинг»). И оперативно решить проблему.

Может быть, наш гражданский сектор и начнётся с родительских объединений, которые ставят и решают локальные задачи.

Наконец, третье из того, что хотел бы сказать нашим родителям.

Несколько лет руководил попечительским советом детского арттерапевтического центра «ДИДИ». Мы начинали с детей, которые оказались в зоне военных действий, потом к нам стали приводить других детей, и азербайджанских, и иностранных. Привёл и я своих внуков. Постепенно мы осознали, что в психологической реабилитации нуждаются практически все дети. Все они тянутся к общению друг с другом, всем им необходимо заниматься творчеством (арттерапия). Проблема стала ещё более актуальной, с распространением компьютерных игры. Школа, дом, школа, дом, уроки в школе, уроки дома, в промежутках компьютерные игры, от этого даже психический здоровый ребенок может свихнуться.

А тут ещё прочёл, что сэр Кен Робинсон, эксперт в области образования, популяризатор идеи об изменении образовательной парадигмы, считает, что корни этой проблемы стоит искать в прошлом – в середине XVIII века, когда зародилась сама идея об общем образовании.

Так что же можно сделать, когда ничего сделать нельзя.

Давно об этом задумывался, а потом узнал, что в Москве складывается целое направление, призванное заняться досугом детей (напомню, для древних греков, свободное время основной признак свободного человека). Скорее всего, это относится не только к Москве, ко всем большим европейским городам, но языковой барьер ограничивает мои «путешествия» по Интернету.

В Москве по инициативе самих родителей стали создаваться различные формы внешкольного общения детей. Конечно, речь идёт о состоятельных родителях, но сфера, которую они создают, в принципе доступна и для родителей, скажем условно, среднего класса.

Узнал и о том, что в той же Москве, две женщины, родители, соседи по даче, когда подросли их дети, объединились и создали издательство, которое стало выпускать детские книжки.

Есть множество других примеров.

А ЧТО У НАС?

Наша программа жизни элементарная: если будешь вкалывать в школе, сможешь отдохнуть в институте, а потом, если повезёт, кайфовать всю жизнь. Конечно, иронизирую, конечно, утрирую, но не на голом же месте.

Досуг наших детей, такой же унылый, как и программа жизни. Бесконечные дни рождения, обязательные торты, а лучше в «Макдональдс», или в другой, более дорогой ресторан, под надзором тех же родителей. При этом наши родители очень довольны собой, только соревнуются у кого более крутой ресторан и более крутой торт. Как иначе можно продемонстрировать всем, как они любят своих детей. А потом удивляемся, откуда берутся наши дети, живущие страстями взрослых людей, а эти «страсти» не выходят за рамки унылого бытового сознания.

Что можно сделать, каким способом, что работает более эффективно, вопрос, выходящий за границы моей компетенции. Важно другое. Родители должны перестать быть формальными посредниками между школой и домом, перестать быть бездумными исполнителями тех требований, которые предъявляет наша система образования.

Вот и получается, что родители могут очень многое. Даже, когда, кажется, что ничего сделать нельзя.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG