Доступные ссылки

Захват демонстрантами британского посольства в Тегеране и единодушное решение американского Сената лишить иранский центральный банк поступлений за экпорт нефти стали на прошедшей неделе значительными факторами в многолетнем противостоянии Ирана и международного сообщества. Могут ли они привести к обострению конфликта?

Последним, гораздо менее заметным, но крайне символическим в контексте иранского кризиса событием стали заявления российского постоянного представителя в ООН Виталия Чуркина, сделанные 2 декабря.

Российский посол объявил, что Москва выступает "против новых антииранских санкций", считает, что "угрозы и намеки на возможную военную акцию против иранских ядерных объектов контрпродуктивны," и "верит в то, что есть возможность для возбновления переговоров с Ираном".

Семь лет назад так считал Европейский союз, пытавшийся вести диалог с иранскими властями все эти годы, три года назад такие идеи попыталась осушествить администрация Барака Обамы. Сегодня в это верит лишь Россия и, возможно, Китай.

Российская позиция, по словам сотрудника вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Эдварда Лютвака, серьезно в мире уже не воспринимается:

– Во-первых, русские в силу разных причин не опасаются Ирана, во-вторых, им просто требуется противопоставить себя Западу. Но слабость их позиции заключается в том, что в данной ситуации заявления министерства иностранных дел России о том, что переговоры с Ираном могут привести к разрешению проблемы, вызывают у серьезных людей издевку и презрение. Это понятно, ведь многолетние, трудные переговоры не привели ни к каким результатам.

В то же время, по мнению Эварда Лютвака, разгром британских дипломатических миссий в Тегеране выглядит ключевым событием, меняющим динамику противостояния Запада и Ирана. Как он считает, это свидетельство того, что непопулярная верхушка страны во главе с аятоллой Хаменеи разжигает националистические страсти, пытается завоевать симпатии большинства иранского общества. А это общество выглядит менее религиозным под лозунгом наказания британцев, лишающих Иран права быть великой страной, обладающей ядерным оружием. По мнению Лютвака, в этой ситуации можно ожидать любых неожиданностей со стороны Тегерана, что дает Израилю полное право на превентивные действия:

– Сейчас известно, что у иранцев есть ракеты и боеголовки, способные нести ядерное оружие. МАГАТЭ, по сути, подтвердило факт работы Ирана над ядерным оружием. У власти в стране находится непопулярное правительство, поддерживаемое меньшинством, которое буквально каждый день заявляет о том, что оно хочет уничтожить Израиль, что дни Израиля сочтены. На таком фоне израильтяне имеют политическое, моральное, этическое законное право нанести удар по Ирану. Конечно, мировое сообщество говорит, что это неприемлемо, контпродуктивно, глупо, но никто не может утверждать, что такие действия были бы незаконными. Как только страна открыто выступила с подобными угрозами, она потеряла право на иммунитет от внешней атаки, – полагает Эдвард Лютвак.

Впрочем, едва ли кто предсказывает такой вариант событий в ближайшее время. Атака на британское посольство в Тегеране встряхнула политиков в Вашингтоне.

1 декабря в Сенате случилось небывалое событие. Все 100 его членов, представителей обеих партий проголосовали за законопроект, которым предусматривается предоставление президенту права закрыть для всех иностранных фирм, имеющих дело с иранским центральным банком, доступ к американской финансовой системе. Это крайне затруднит операции по оплате иранской нефти и, как надеются инициаторы этой меры, спровоцирует в Иране валютный голод, способный возыметь гигантские последствия для иранских властей.

О новых санкциях против почти двухсот иранских чиновников объявил Европейский союз, следующих шагом европейцев может стать бойкот иранского энергетического сектора. Такой решительности и единодушия западные столицы не проявляли с самого начала иранского ядерного противостояния.

Но, как предупреждают некоторые эксперты, попытка разрешить иранский кризис миром может возыметь меньший эффект из-за позиции России, которая способна подорвать попытки давления на Тегеран вне рамок Совета Безопасности ООН. Так считает, например, Дэнил Вайдич из института American Enterprise:

– У России есть возможность помочь Ирану обойти индивидуальные санкции со стороны других государств. Это касается и попытки пресечь финансирование импорта иранской нефти. Известно, например, что Индия, важный клиент Ирана, ведет оплату через турецкие банки, есть сведения, что она пытается организовать подобные трансакции через российские банки. Ирония заключается в том, что отказ России поддержать эффективные санкции против Тегерана делает более вероятными силовые акции, особенно, со стороны израильтян, – полагает Дэнил Вайдич.

Формально и Соединенные Штаты оставляют за собой право предпринять любые необходимые меры для предотвращения появления ядерного оружия у Ирана.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG