Доступные ссылки

Тот факт, что в первом туре свободных и справедливых выборов в Египте «Братья-мусульмане», совместно с гораздо более фундаменталистской партией салафитов «Нур», получили почти 65% голосов не должен был стать сюрпризом ни для кого.

Учитывая, что на протяжении последних пятидесяти лет светские партии при режимах, типа египетского, планомерно уничтожались, маловероятно, что какая-либо арабская страна пройдет путь от Мубарака к Джефферсону, без прохождения через какого-нибудь Хомейни.

Однако, пока непонятно, является ли это концом египетского демократического восстания, одной из его фаз или же неизбежным религиозным политическим выражением, который и будет определять новую реальность. Пока мы не увидим, как законы тяготения, как политического, так и экономического, подействуют на будущих лидеров Египта, вопросов будет больше, чем ответов. Но вопросы эти - архиважные.

1)Сумели ли светские партии, которые возглавили революцию на площади Тахрир год назад и прошлым месяцем, сделать правильные выводы из допущенных ими ошибок?

Согласно опросам общественного мнения, проведенного исследовательским центром при Международном Институте Мира, когда египтян месяц назад спросили, являются ли Тахрирские протесты необходимыми, чтобы достичь целей революции, или же они являются бессмысленными во времена, когда “Египту нужна стабильность и экономическое возрождение”, 53 процента выбрали экономическое возрождение против 35-ти процентов «за протесты».

Конечно, демонстранты, вышедшие на площадь в прошлом месяце заслуживают уважения за то, что сумели заставить армию ослабить свою властную хватку. Однако, при этом они потеряли голоса более традиционных египетских избирателей, для которых армия все еще является источником стабильности, и отвлекло их от того, чтобы лучше подготовиться к первому туру выборов. Либеральный «Египетский Блок» получил только 15 процентов голосов, что является третьим результатом. Светским реформаторам в Египте требуется больше организованности и единства.

2)Имеют ли исламистские партии Египта, которые могут доминировать в следующем правительстве, какую-нибудь идею о том, как обеспечить экономический рост в то время, как египетская экономика стремительно падает?

Египет сегодня прожигает 1 миллиард долларов валютных запасов каждый месяц, и общие валютные запасы в стране упали до 21 миллиарда доллара. Египетский фунт находится на 7-летнем минимуме. Безработица среди молодежи достигает 25 процентов. Главный источник валюты в Египте - это туризм, приносящий ежегодно 39 миллиардов долларов, но сегодня отели пустуют.

Но основное внимание салафиты уделяют не подъему экономики. Для них более важными проблемами является сегрегация полов, запрет алкоголя и обеспечение того, чтобы женщины носили паранджу.

Братья-мусульмане менее доктринированы, но и они далеко не либералы. Так как можно будет продвигать фундаменталистские религиозные/социальные нормы, когда это может отогнать крупнейший источник Египетского дохода, не говоря уже о прямых иностранных инвестициях или же о внешней помощи Европейского Союза и США?

Это сложно представить. Ведь главной причиной, по которой нынешний режим в Иране продлился так долго, это доступ их правителей к огромному, почти неисчерпаемому источнику наличности, генерируемой нефтяными доходами, позволяющий им подкупать собственных людей и игнорировать весь мир. И даже они сталкиваются с народными бунтами. В Египте нет этих ресурсов. Страна может только надеяться на силу рыночных отношений при капитализме - развитие компаний и работников, которые могут конкурировать на глобальном рынке. Поэтому, кто бы ни пришел к власти в Египте, должен будет строить менее коррумпированную форму капитализма, с большей конкуренцией, большей приватизацией и меньшим количеством государственных рабочих мест - все это в то время, как египетская экономика находится в рецессии.

Мухаммед Эль-Барадей, Каир, 28 января 2011

Мухаммед Эль-Барадей, Каир, 28 января 2011

Мухаммед Аль Барадей, Нобелевский лауреат и один из реформистских лидеров Египта говорит, что “для того, чтобы обеспечить сплоченность общества и бесперебойное поступление инвестиций, Братство и некоторые из салафитов должны в скорейшем времени послать сигналы, о гарантиях, как внутри страны, так и зарубежом”.

3) Последует ли Египет Иракскому примеру?

Религиозные и сектантские партии Ирака также праздновали триумф во время своих первых выборов, и, после того как они поработали плохо, иракский народ отвернулся от них к более светским, плюралистическим партиям. Арабские избиратели хотят чистое правительство, которое создает рабочие места и обеспечивает стабильность. Ирак также демонстрирует, что когда борьба прекращается, и начинается политика, могут начаться всякого рода игры между светскими и религиозными партиями. Братья-мусульмане и салафиты - это заклятые враги – нет большей борьбы, чем внутри самой веры - так что кто знает, какого рода коалиция может появиться.

ИТОГ

Братья-мусульмане и салафиты долго находились в подполье, в основном сосредотачивались на том, против чего, а не за что они оба выступают и порой сводили свою идеологию к банальностям, типа "ислам является ответом".

Теперь, когда они выходят из арабского подвала на арабскую улицу, они не только должны определить за что они выступают, но сделать это в условиях высочайшей конкуренции в мировой экономике, которая оставит 85 миллионов египтян, около трети из которых неграмотны, еще дальше позади, если они не начнут двигаться в правильном направлении.

Это, в конечном счете, потребует со стороны Мусульманского братства и салафитов некоторых мучительных идеологических корректировок с учетом реальности. Так что история эта только начинается...

Подготовлено по материалам газеты The New York Times

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG