Доступные ссылки

В конце сентября этого года в Москве была издана моя книга «Азербайджан после Гейдара Алиева», представляющая собой сборник моих избранных политологических и публицистических статей, опубликованных за последние годы в различных местных и зарубежных СМИ.

Информация о книге была представлена в соцсетях и в СМИ. В октябре на некоторых сайтах даже была выставлена электронная версия книги. Часть тиража книги поступила в продажу в Москве, остальную часть я планировал партиями доставить в Азербайджан.

В начале ноября я из Москвы привез с собой в Баку партию этих книг, большую часть которых сразу же раздал родственникам, друзьям, коллегам и знакомым. Учитывая повышенный интерес к книге, я в начале декабря попросил своего знакомого, собирающегося на несколько дней в Москву, привезти с собой 3 свертка (45 экземпляров) книг.

Он любезно согласился и привез. Но… не смог пройти таможенный досмотр в аэропорту. Это было 9 декабря. Вместе с книгами он был доставлен в таможенное управление аэропорта, где был вынужден часами давать показания по поводу этого «криминального груза». Ему все же удалось позвонить мне, и я срочно выехал в аэропорт. Несмотря на все мои доводы и усилия, чиновники таможенного управления аэропорта, так рьяно расследующие это «контрабандное книжное дело», почему-то не пожелали встретиться и переговорить со мной - с самим автором книги и инициатором ее доставки в Баку.

Целых 4 часа моего знакомого продержали в управлении, выбивая объяснения и оформляя протокол об изъятии книг. И только после этого его отпустили, а мне вежливо сообщили, что согласно принятой инструкции все книги переданы в отделение Министерства национальной безопасности аэропорта – с целью цензурирования содержания и принятия соответствующего решения. Меня уверили, что в течение 2-3 дней мне сообщат вердикт данного учреждения. Но прошло уже 5 дней, а ведомство молчит. Резон ли молчать мне?

НЕСУРАЗНОСТИ

В этой истории много нелепого, не говоря уже о нелепости самой ситуации в целом. Как можно подвергать цензуре книгу, являющуюся сборником уже ранее опубликованных статей? Получается, что в форме газетных и журнальных публикаций они не подпадали под цензуру, а будучи объединенными в сборник и будучи изданными в Москве сразу попали в некую запретную графу и нуждаются в тщательной проверке на «лояльность»?!

Если даже это так, то почему в начале ноября, когда я сам привез первую партию своих книг, таможенный досмотр не проявил «бдительность» и не изъял столь «опасный груз»?

Неужели за прошедший с того времени месяц столь изменилось отношение к моей книге или работники таможни проявили непрофессионализм (в первом, либо во втором случае)?

А может это поствыборная митинговая волна в Москве так напугала наши властные структуры, что они решили страховаться от всякой завозимой «печатной опасности»?

Независимо от того, вернут мне или нет партию моих незаконно конфискованных книг, мне просто крайне интересно ознакомиться с вердиктом аэропортовского "КГБ" – что они пропишут в обоснование своего решения? Если статьи в книге (под которыми имеются упоминания года и места публикации) опасны, подрывают государственную безопасность, то почему это ведомство дремало, когда они публиковались на сайтах и страницах газет?

Если нет, то на каком основании они изымаются, цензурируются и не возвращаются автору?

Следует ли понимать эту ситуацию так, что моя книга отныне под запретом, и я не вправе ввозить ее в страну?

Может, с этого момента я каждую новую свою статью должен отправлять на цензуру в это ведомство и согласовывать с ними все творческие планы?

Так ли понимают свободу слова наши «сверхбдительные» господа в структурах власти?

В целом же, нет худа без добра: изъятие или запрет книги, как правило, только способствует ее популярности. Как говорил Федерико Феллини «Цензура - это реклама за государственный счет». Так что, работайте не покладая рук, господа!

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG