Доступные ссылки

Прошло примерно 8 лет со времени "неомонархической" смены власти в Азербайджане и «революции роз» в Грузии. Срок более, чем достаточный, чтобы можно было оценить эффективность «грузинского» и «азербайджанского» вариантов смены власти, а также дать краткий анализ состояния дел и тенденций развития ситуации в обеих странах.

В силу очевидного доминирования авторитарных тенденций не только в Азербайджане, но и в Грузии, многие стали говорить о фатальной схожести ситуации и стилей правления в обоих южнокавказских государствах. Некоторые даже стали задаваться вопросами:

"К чему было свергать авторитарный режим Шеварнадзе, если это не привело к интенсификации демократических процессов в стране? Стоило ли устраивать феерическую «бархатную революцию», чтобы в конечном итоге получить примерно то, чего Баку добился посредством тривиальной рокировки власти от отца к сыну? Какая разница какого цвета кошка (красная, коричневая, оранжевая, голубая), если она по-прежнему норовит ловить мышей жестко авторитарным способом?"

Усилению скепсиса в отношении возможности быстрого «бархатно-революционного» прорыва к демократии постсоветских стран способствовала также победа реваншистских («антиоранжистских») сил на Украине. В ситуации «краха» завышенных либеральных ожиданий некоторые впали в пессимизм, посчитав, что существующие неправовые, коррумпированные постсоветские режимы вообще не поддаются излечению – ни революционным, ни эволюционным, ни каким-либо иным путем. По крайней мере, до тех пор, пока не излечатся от «совкового» мышления, холопской психологии, гражданского инфантилизма, патерналистского отношения к власти сами общества в этих странах.

Но так ли мрачно всё обстоит на самом деле? Действительно ли схожими, сопоставимыми оказались итоги революционной смены режима в Грузии и внутридворцовой эстафеты власти в Азербайджане?

Да, стремительный «оранжевый прорыв» к демократии в Грузии, не удался. И наивно было бы рассчитывать на скорый демократический эффект «бархатного проекта». Но оставим пока в стороне наши «фундаменталистские» демократические притязания и посмотрим на ситуацию под другим углом зрения. При всех проблемах, ошибках и противоречиях, общий вектор развития политических и социально-экономических процессов в постреволюционной Грузии пошел всё же в ином - более динамичном, позитивном и перспективном направлении, чем в "неомонархическом" Азербайджане, роскошно разлагающемся в болоте криминального застоя.

Сегодня в силу мощного нефтедолларового допинга Азербайджан по отдельным параметрам может смотреться лучше, чем бедная Грузия. Но это временное и эфемерное преимущество, ибо по тенденции наш путь не имеет позитивной перспективы. А по целому ряду параметров мы уже «неконкурентоспособны», а застойная ситуация в нашей стране контрастно несопоставима с динамичным ходом развития событий в постреволюционной Грузии.

Можно согласиться с мнением, что политические революции, даже в мягком «бархатном» варианте - отнюдь не самый лучший способ развития общества, если есть возможности для плавного эволюционного пути развития. «Революция роз», произошедшая в 2003 году в Грузии, имела глобальный резонанс и была неоднозначно воспринята в разных регионах планеты. В самой Грузии революция дала импульс завышенным демократическим ожиданиям, и когда именно в этой сфере страна не достигла значимого прогресса, то маятник настроений качнулся в сторону негативных оценок и разочарования.

ЗЛОПЫХАТЕЛИ

Эти оценки и настроения, как правило, педалируются со стороны тех стран, которым пока удалось избежать «цветных революций», и в которых продолжают править бал лидеры с коррумпированной номенклатурно-олигархической властью (Россия, Азербайджан и др.). При этом, логика критикующих весьма удивительна: вина за все годами накопившиеся проблемы страны возлагается на силы, которые пришли к власти на волне революции, а ответственность тех, кто довел общество до революционной ситуации зачастую забывается. Тем самым, как бы пытаются завуалировать истинные причины постсоветских «цветных революций»: узурпация государства и всей собственности партноменклатурными и криминальными кланами, сращивание коррумпированных политических и правоохранительных структур с криминалитетом, ограничения демократических свобод и массовая фальсификация выборов в целях удержания власти и т.п.

В конечном итоге, именно эти причины приводят к глубокому политическому и экономическому кризису в обществе, оставляя обманутым избирателям единственный способ изменения ситуации – выйти на улицы, требовать отставки находящихся у власти политико-криминальных группировок, добиваться свободных и честных выборов.

По этой причине, ирония в оценке «цветных» революций выгодна тем коррумпированным и криминальным кланам, которые опасаются потерять власть, удерживаемую ими недемократическим путем. Потому и видна сплошь тенденциозная и однобокая оценка в подконтрольных СМИ этих стран (в частности, России) последствий грузинской революции: вместе с грязной водой реальных проблем в области демократии и законности они готовы выплеснуть и ребенка (позитивные шаги и реформы новой власти Грузии).

ДОБРОЖЕЛАТЕЛИ

Для западных СМИ и официальных кругов характерен крен в другую крайность. США и ЕС по-прежнему положительно оценивают итоги грузинской «революции роз», благодаря тому, что она принесла широкомасштабные реформы, резкий рост бюджетных поступлений и быстрое восстановление полуразрушенной инфраструктуры в стране.

По оценкам ЕС, успехи Грузии заключаются в:

-борьбе с коррупцией и контрабандой,
-сборе налогов,
-повышении и своевременной выплате пенсий и зарплат,
-положительных макроэкономических изменениях,
-восстановлении доверия к стране со стороны доноров,
-динамичном развитии экономики и сферы бизнеса,
-сокращении бюрократии и т.д.

А согласно докладу Всемирного Банка, в Грузии больше всех сократился уровень коррупции по сравнению с другими странами с переходящей экономикой. В докладе говорится, что в Грузии также зафиксировано "значительное улучшение" в отношении взяточничества на таможне, в налоговых службах и в судебной системе.

Значительное улучшение ситуации в постреволюционной Грузии в области институциональных реформ, борьбы с коррупцией, темпов развития экономики, дебюрократизации системы власти и обеспечения условий для развития свободного бизнеса зафиксировано в документах и других влиятельных международных организаций: в докладе ПАСЕ, в отчетах Freedom House, Transparency International, Госдепартамента США и т.д.

Всё это бесспорно так.

Но, справедливо отмечая несомненные достижения новой власти Грузии в указанных сферах, западные СМИ и официальные круги подчас также проявляют «политический дальтонизм», не замечая очевидные проблемы Саакашвили в области демократии, плюрализма, свободы слова, защиты прав человека и соблюдения законов. Это тоже реалии постреволюционной Грузии, которые, конечно же, наносят урон репутации новой власти и служат источником для определенного недовольства граждан.

ИСТИНА ПОСЕРЕДИНЕ

Реальная оценка постреволюционной ситуации в Грузии не должна сводиться к примитивному огульному охаиванию или к раздаче комплиментов. Истина в том, что Грузия стала иной после революции, она получила мощный импульс обновления и, в отличие от «нереволюционных» постсоветских стран, погрязших в коррумпированном застое (как Азербайджан), находится в динамичном поиске позитивного пути развития.

Очевидно одно: те, кто предрекали, что «революция роз» в Грузии завершится тривиальной сменой власти и не изменит существенным образом антинародную коррумпированную и номенклатурно-олигархическую природу действующей власти, всё же во многом просчитались. Бархатная революция, обеспечившая приход к власти генерации новых, молодых, энергичных и амбициозных политиков во главе с М.Саакашвили, приобрела, по сути, перманентный характер и трансформировалась в затяжную структурно-институциональную и антикоррупционную революцию.

Конечно, требуется больше времени для того, чтобы осуществляемые реформы и изменения дали ощутимый рост экономики и доходов населения, более половины которого по-прежнему живет за чертой бедности. Несмотря на свою эффективность с точки зрения оптимизации государственного управления, многие реформы в Грузии осуществлялись жестко, по-большевистски, в форме шоковой терапии, не всегда в правовой плоскости и без разработки серьезных программ социальной реабилитации, что вызывает недовольство среди части населения.

Основной проблемой, с которой сталкивается Грузия, является необходимость укрепления правового правления, от которого прямо зависит эффективность борьбы с коррупцией и криминалом, а также размеры инвестиций, развитие бизнеса, имидж власти и перспективы обеспечения демократии в стране. Однако, в деле борьбы с коррупцией, оптимизации государственного управления и декриминализации власти и ситуации в стране постреволюционная Грузия являет собой весьма впечатляющий, позитивный и контрастный Азербайджану пример.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG